Раздел Афиша
5 марта 2013, 17:45

Михаил Кожухов: «Россию снимать неинтересно. Она черно-белая»

Михаил Кожухов: «Россию снимать неинтересно. Она черно-белая»
Популярный телеведущий во время своей поездки в Омск рассказал местным журналистам о своих путешествиях по миру, заявил, что в России живут самые недоброжелательные люди, и поделился секретами своего успеха в передаче «В поисках приключений».

Сегодня, 4 марта, известный журналист, ведущий телепередачи « В поисках приключений» Михаил Кожухов посетил Омск. В город он приехал наладить контакты с туроператором «Три кита», который намерен спонсировать съемки документального фильма о курортах Казахстана.

- Вы раньше бывали в Омске? И почему выбрали наш город?

- Нет, в Омске я не бывал. Не то чтобы я стыдился, когда меня все укоряют – вот ты ездишь по всяким заграницам, а фильмов про Россию не снимаешь. Просто в съемках о России есть экономика. Это только так может показаться человеку, далекому от телепроизводства, что есть некий дяденька, который порхает по облакам, увидит что-нибудь интересное и на летающей тарелке туда опускается. Все немножко сложнее. Выбор в пользу экзотики всегда диктуется несколькими причинами. Во-первых, Россию снимать трудно, она черно-белая, в этом смысле где-нибудь на Филиппинах это гораздо легче. А во-вторых, для того чтобы сводить концы с концами, Россия - тоже не очень удобное место.

- Тем не менее, сейчас у вас выходят документальные фильмы о России. Почему только сейчас это стало возможным?

- Конечно, классно снять какую-нибудь Чукотку, но представляете, какая это технология? Это вертолеты, это время. В режиме еженедельного выхода, какой была передача «В поисках приключений» это сделать очень сложно. Сейчас, когда программа моя перестала выходить, я больше занимаюсь документальным кино и как раз подумываю, чтобы что-нибудь снять в районе евроазиатском: есть много точек, которые очень любопытны.

- Например, какие? Съемками каких мест вы сейчас намерены заняться?

- Почему-то красиво и притягательно звучит слово «Боровое». Судя по картинкам, место действительно очень красивое. Я начал искать какую-то точку опоры, партнера, который мог бы помочь в организации съемок, и обнаружилась омская турфирма «Три кита». Есть некое совпадение интересов, и приехал я обсуждать возможность организации этих съемок, которые по географии, может быть, включат в себя Казахстан, Боровое, озеро Иссык-Куль. Может быть, Алтай и Горную Шорию. Приехал, чтобы обговорить все это предметно.

- А фильмы о Сибири мы сможем когда-нибудь увидеть?

- Я бы с радостью снял фильм про сибирские города, но дело в том, что я маленький телевизионщик. Как я в шутку про себя говорю, я содержу маленький телекиоск на большом, грязном и коррумпированном телевизионном рынке. Планировать-то я могу все что угодно. Но пока возможностей таких больших, для того чтобы охватить своим обаянием Сибирь, не представляется. Это должен быть внятный какой-то партнер, который будет готов взять на себя тяготы финансирования.

- Говоря о ваших путешествиях, почему все-таки закрылась передача «В поисках приключений»?

- Ну, вообще по многим причинам. Там поменялось руководство, туда привезли двух малообразованных барышень из Киева, которые решили, что это не нужно, а нужно что-то другое. Но на самом деле накопилась некая эмоциональная усталость от этого жанра. И я решил, что, может, это и к лучшему, может, пора попробовать делать что-то еще. Действовать можно тогда, когда у тебя между макушкой и потолком остается какое-то пространство и тебе хочется подняться над самим собой. Но когда точно чувствуешь потолок, значит, пора заниматься чем-то другим. А я уже начал чувствовать потолок. Я ведь работал без сценария, на импровизации, все черпая из себя.

- Что-нибудь из того, что вы пробовали на передаче, вам помогло в жизни? Вы ведь там даже тараканов ели.

- Ну тараканов дома у меня нет, поэтому их не готовлю. Как-то пока удается зарабатывать на другие продукты. Нет, наверное. Пожалуй, я даже не вспомню, чтобы я сказал: "А вот помню, я в Таиланде что-то такое делал, дай-ка дома попробую!". Это все-таки был способ просто показать страну, людей. И в действительности я сломал больше, чем сделал. Мне оператор все время любит вспоминать, сколько я поразбивал удивительных чашек, над которыми кто-то трудился месяц. Что-то разорвал, испортил. Это был просто прием, который помогал мне рассказывать о стране людям, которые никогда в жизни туда не попадут.

- А люди, которым вы что-то ломали, не обижались на вас из-за этого?

- Слава богу, меня за это время никто не послал. Но я не знаю, может, они это из вежливости, не показывали свое расстройство. А вообще маленькому человеку всегда приятно внимание. Особенно когда приезжает вообще непонятно откуда какой-то человек и интересуется каким-то простым ремеслом. Мне кажется, что для нормального человека это в какой-то степени лестно. Он всегда думал, что то, чем он занимается, - такое простое дело, а тут это кому-то интересно. И если у меня что-то не получалось, наверное, они мне это великодушно прощали.

- Шокировали вас какие-нибудь традиции других стран?

- Конечно. Например, на Мадагаскаре есть такая традиция, она называется "хамадихана". Это когда раз в году люди выкапывают своих мертвых из могил, очищают их косточки, заворачивают в новую тряпочку, выпивают и закусывают при этом, радостные. Похожая история в Мексике: маленькая деревня, крошечное кладбище, где на тебя смотрят сотни черепов из коробок. Потому что по прошествии какого-то времени выкапываются кости бабушки, раскладываются в ящик, и на День мертвых можно прийти, сдуть пыль, положить бабушке новую тряпочку и сказать: «Бабушка, все хорошо, я тебя помню». Конечно, это все российского человека шокирует.

- А бывало ли вам страшно во время съемок?

- Да, и такое было. Я понимал, что нужно подтверждать разряд, и совершал что-то такое, чего я бы никогда без телекамеры не сделал. Типа прыжка на резиночке на Замбези. Оператор прыгал с высоты 113 метров свободного падения, а я воздержался и прыгал с 51 метра. Если бы не для программы это все было, я бы просто сказал: "Да что вы, с ума сошли, что ли? Нафиг мне эта радость нужна!" А тут я как бы понимал, что время от времени нужно совершать нечто, чтобы оправдывать свою передачу.

Были ситуации, когда в Аргентине была запланирована объездка лошадей, и на моих глазах лошадь упала на наездника, которого потом на носилках увезли. Я тогда отказался, сказал: "Нет, ребята, давайте как-нибудь без меня на этот раз. Я не такой бесшабашный придурок, чтобы рисковать своей жизнью ради зрительской любви".

- Попадались ли на вашем пути страны, очень похожие на Россию?

- Пожалуй, нет. Никакая страна не похожа на Россию. Я не знаю другого места, где люди были бы так недоброжелательны друг к другу, где они проводили жизнь в бесконечной войне с собственным правительством и судьба которых была бы также неотвратима, как и в этой.

- Как вы сейчас проводите свой отпуск?

- Ответ, где мне проводить отпуск, всегда конкретный и однозначный. А еще он умещается в одно слово – "сплав". На Алтае в том числе. В частности, Саянский угол: там невероятная концентрация спортивных рек и не хватит жизни, чтобы пройти их всех. Есть реки, которые до сих пор не пройдены: Верхний Аргут, например. Есть реки, которые пройдены дважды. Это зрелище совершенно фантастическое, поверить невозможно, что люди это сделали. Я попытался несколько лет назад съездить на пляж: меня хватило минут на пять, после чего я вернулся в гостиницу, под кондиционер, играть на компьютере в карты. Я просто не умею это делать. А вот как только начинается запах весны, меня тянет на речку. Я знаю, что бы ни случилось, в августе я поеду на сплав.

Еще я занимаюсь спусками на лыжах. Но здесь у меня непатриотичный ответ. Идеально место для спуска – это Альпы. Просто потому что там мягче климат, больше возможностей для катания, чем у нас. И пока еще инфраструктура получше. Я катаюсь по трассе. Прилично катаюсь. Слово "хорошо" язык не повернется сказать, но прилично.

- Есть ли мифы о разных странах, которые вы бы хотели развеять?

- Я сразу ищу маузер, когда, например, слышу о Бразилии, что это страна диких обезьян. Потому что Бразилия, например, занимает третье место в мире по самолетостроению, уступая только "Боингу" и Аэрокосмической корпорации. При том что в 1968 году поднялся в небо первый бразильский самолет. К 1968 году в одной несчастной стране была колоссальная авиационная промышленность, десятки институтов, это надо было как сильно захотеть это все развалить, для того чтобы уступить Бразилии третье место, а самим уйти в небытие. Но вообще очень люблю рассказы российского человека, что они там в Бразилии только и делают что спят и танцуют. А мы-то пашем на работе не покладая рук, носа не подымая от стола. А вот они такие-сякие, глупые и ленивые. Это все ложь. Они такие же глупые и ленивые, как и мы.

- А есть ли какие-то мифы о России за рубежом? И вообще, как там относятся к нашей стране?

- Да никак. Мы никому не интересны. Про нас никто не думает. Никто не собирается в темных комнатах с масонскими символами, для того чтобы сделать нам еще хуже. Это глупый миф, который живет в русском человеке. Потому что всегда приятно искать виноватых за границей, а не у себя. Что про нас еще можно сказать? Видели в фейсбуке видео? Там, где женщина руками бампер у машины отрывает, коровы из грузовика высыпаются. Так все и есть. Такое представление. Вокруг России есть миф, который сформировался во многом благодаря 90-м годам, - про русскую мафию. Есть какие-то вообще невероятные истории о том, что в России чиновники берут взятки. Но мы-то с вами знаем, что это невозможно в нашей стране.

- Как вам вообще удалось сделать передачу такой живой и интересной?

- У меня есть особенность: я не обращаю внимания на камеру. Она врожденная. Есть люди, которых присутствие камеры парализует. Они начинают стесняться, краснеть, бледнеть и заикаться. А я ее не замечаю. Я делал то, что мне самому было прикольно, интересно. По каким-то необъяснимым для меня причинам это стало интересно кому-то еще. Но 12 лет, которые выходила эта программа, - это просто 12 лет пахоты. Я даже пожалел о том, что я не списывал показания спидометра, сколько мы проехали за эти годы. Но это просто десятки тысяч километров. Когда мне говорят: «Ой, Михаил, я так вам завидую, вы столько всего повидали» - я думаю про себя: "Ах, ты ж сволочь, ты бы посмотрел, как это все происходит! В жаре, в грязи, с постоянными перемещениями". Ну а что сделаешь? Вот так я сам распорядился своей жизнью.

Текст: Ольга Ковтун

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также