Раздел Авто
23 февраля 2014, 14:00

Легендарный защитник Отечества: тестируем танк Т-34/76

Легендарный защитник Отечества: тестируем танк Т-34/76
Фото: Николай Ковалевский
В деле защиты Отечества мало кто преуспел так, как «тэ-тридцать-четверка»: несколько десятилетий в строю, победы в решающих сражениях Великой Отечественной, долгая карьера после ее окончания. И это не весь перечень заслуг великого танка.

Наверно, на огневом рубеже не до того. Но вообще-то внутри на ходу дьявольски холодно. Даже на малой скорости морозный воздух продувает чрево танка с открытым люком насквозь, набегая на тебя все новыми и новыми волнами. Говорят, в условиях реального боя люк механика обычно был задраен — не ровен час схватишь осколок снаряда или пулю в голову, так что в сражении внутри была натуральная жара. Но ехать зимой напролом с открытым всем ветрам люком могли, по-моему, только люди-богатыри!

Хотя, судя по спартанской обстановке и общим габаритам внутри, росту эти «богатыри» были невысокого, а комплекции скромной. Как и сейчас, собственно. Только сегодня иной танк внутри — что космический корабль с уютными каютами, а семь десятилетий назад о комфорте никто не задумывался. Важны прочность — раз; маневренность — два; убойная сила — три. И надежность: им еще до Берлина идти.

Дошли, но далеко не все. Не наш точно: образец, отреставрированный мастерами «Уралэлектромеди», из ранних партий, карьеру свою боевую закончил где-то под Калугой.

Танк Т-34/76 — одна из самых ранних модификаций. По разным данным, всего было выпущено чуть больше 2 000 экземпляров. «Живых» остались единицы. Производство — Харьков, Горький, Свердловск, Челябинск и Омск.

Завершению карьеры этого экземпляра не позавидуешь: к реставраторам он попал в виде отдельных частей, из которых кропотливо восстановили максимально близкую к оригиналу боевую машину. Часть деталей сделаны заново, остальное собрано буквально по крупицам.

Причем собрано достойно. В подлинности танка сомнений не возникает ни на минуту, особенно когда он трогается с места!

12-цилиндровый дизель запускается на таком морозе не сразу: стартер секунд десять трещит, хрипло прокашливается, после чего полтысячи лошадиных сил рявкают выхлопными трубами, испуская клубы черного-пречерного дыма.

Когда двигатель тарахтит даже на холостых, услышать что-либо или сказать — нереально: приходится буквально орать. Как же они взаимодействовали на ходу? Шлемофонов с нормальной радиосвязью на ту пору еще не было. Собственно, вот он шанс — проверить. Только для начала бы залезть.

негативная подпись Из танкистов таких гонят палками. Кряхтя и корячась, с третьей попытки заползаю в чрево танка. Броня от февральского мороза скользкая, внедряюсь внутрь по-пластунски. В условиях реальных боевых действий меня бы давно уже подорвали.

Внутри холодно так, что поскорее бы в бой — разогреть руки-ноги. Сиденье под себя, понятное дело, не подстроить — прикручено намертво — и прикручено под танкиста. Поэтому ноги даже при выжатых полностью педалях остаются полусогнутыми. Обзорность такая, что кроме как вперед и напролом ехать не получится при всем желании. Как наши деды с таким обзором ладно ехали — врагов уничтожали?

Моя роль (будь мы в реальном бою) заключалась бы в том, чтобы приводить танк в движение. А вообще экипаж тех времен состоял из четырех человек. Водитель сидел в самом низу, справа от него — радист-стрелок. Его функционал был не только в том, чтобы держать радиосвязь с командованием, — порой и стрелять приходилось вот из этого пулемета калибра 7.62:

Но основная функция стрелка-радиста все-таки «связная». В первые годы войны радиостанции на многих танках отсутствовали — с кадрами был дефицит, место радиста часто пустовало. Где-то я встречал мнение немецких военных о том, что в ту пору тактическое взаимодействие между разными боевыми машинами было слабое: радиосвязь в большинстве случаев отсутствовала, вместо нее использовались сигналы красными флажками. Что удобства коммуникации между экипажами, сами понимаете, не добавляет. Но в нашем музейном образце радиостанция есть — там, где ей и положено быть: у правой стены.

Помимо водителя и радиста, в экипаже Т-34/76 были командир (он же наводчик) и заряжающий — на нем буквально лежали обязанности по заряду орудий боеприпасами. Это мог быть фугас или простой бронебойный снаряд. В нашем случае это муляжи. Можно оценить габариты каждого и прикинуть, какую надо иметь силу, чтобы менять снаряд за снарядом.

Позже, в ходе модернизации, Т-34 получил другую башню — крупнее, с пушкой большего калибра (85 миллиметров). Изначально под пушку новую башню и разрабатывали, но получилось так, что увеличенные габариты позволили расширить и состав экипажа — до пяти человек. У командира появилась отдельная башенка, через которую обзор был гораздо лучше.

Но наш танк — четырехместный, и я на самом нижнем месте. Инструментарий нехитрый: три педали, три рычага — для управления хватит.

Педальный узел скомпонован довольно тесно, хотя их как могли разнесли относительно друг друга: «сцепление» подальше, тормоз — поближе, акселератор смещен еще дальше вправо. Короче, не запутаешься!

Гул внутри такой, что себя не слышишь! Ладно, мне не впервой — без подсказки механика помню, что делать надо. А делать-то особо ничего и не нужно! «Сцепление» выжал, первую передачу воткнул, поддал газу — и сорвался с места.

Я, конечно, много слышал и читал про маневренность Т-34. Но в реальности все оказалось еще проще, еще легче. Поразительно верткий танк! Особенно с оглядкой на сухую массу под тридцать тонн!

На движения рычагов семидесятилетний ветеран отзывается четко и прытко, а отзываться приходится часто: почему-то машину упорно тащит влево, приходится поминутно подруливать вправо и вправо. Возможно, дело в покрытии гусениц: на музейном экземпляре установлены резиновые «башмаки», которые не коробят асфальт.

Но несмотря на резиновые набойки на гусеницах маневренности танку не занимать. Направляющий командует разворачиваться. Я смотрю на крохотный пятачок перекрестка двух дорожек и сильно сомневаюсь, что удастся развернуться в один прием. По крайней мере самостоятельно. По крайней мере не раскурочив забор. Бетонный. Но нет ведь! Технический гений советских инженеров отдается и десятилетия спустя: 6-метровой махине достаточно действительно крохотной площадки, чтобы крутануться вокруг своей оси. Феноменально!

Даже короткий проброс за штурвалом танка в феврале может продуть насквозь, потянуть связки и заставить полюбить родину еще сильнее. Родину, которая давала фронту такого «огня» и людей, с ним управляющихся день за днем. За эту родину и за таких людей сегодня грех не поднять.

Т-34/76 ТТХ
Годы выпуска 1940–1944 гг.
Разработчик КБ завода №183 г. Харьков, конструктор — М.И. Кошкин
Заводы-изготовители «Красное Сормово» (Горький), «Уралмаш», (Свердловск), завод №183 (Харьков), №174 (Омск), Сталинградский тракторный завод, Кировский завод (Челябинск)
Всего произведено (этой модификации) 2 050 шт.
Боевое применение ВОВ, военные конфликты II половины XX века
Экипаж 4 чел.
Боевая масса 26,5 тонн
Размеры
  • длина: 6 680
  • ширина: 3 000
  • высота: 2 400
  • клиренс: 400
Вооружение
  • пушка калибра 76.2 мм (дальность 750 м, боекомплект 77 снарядов)
  • два 7.62-миллиметровых пулемета ДТ (боекомплект — 4 725 патронов)
Типы боеприпасов калиберный и подкалиберный бронебойные, осколочно-фугасные снаряды, картечь
Толщина брони
  • лоб корпуса: 45 мм
  • борт: 40 мм
  • башня 45 мм
Двигатель 12-цилиндровый, дизельный, мощность 500 л.с.
Преодоление препятствия
  • стена: 0,75 м
  • ров: 3,4 м

За уникальный опыт благодарим ОАО «Уралэлектромедь» и мастеров участка реставрации.
Текст: Кирилл Зайцев
Фотограф: Николай Ковалевский

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также