6 апреля 2015, 21:00

Один день из жизни судебного пристава: работа на закон или на совесть?

Один день из жизни судебного пристава: работа на закон или на совесть?
Фото: Кирилл Шматков
Корреспондент портала Om1.ru провел день вместе с судебными приставами по взысканию алиментов и узнал, что заставляет родителей бросать своих детей, зачем в отделе УФССП России по Омской области отец Дионисий и почему профессию пристава можно назвать благородной.

Развод — всегда неприятное дело, особенно когда после брака остаются маленькие дети. И получается так, что один из родителей, а иногда и оба, обязан выплачивать им алименты. Ситуации всегда разные. Иногда мать всем сердцем желает помочь детям, но не может, потому что потеряла работу, а иногда отец проникается ненавистью к бывшей жене настолько, что воспринимает своих детей как совершенно чужих. И во всех этих ситуациях участвует судебный пристав. Именно он стоит между двух фронтов, защищая, прежде всего, интересы ребенка.

Корреспондент портала Om1.ru провел день в ОСП по Октябрьскому округу Омска, чтобы узнать, каково быть судебным приставом.

Татьяна Васильева, судебный пристав-исполнитель по взысканию алиментов ОСП по Октябрьскому АО Омска:

— Это работа по совести. Когда работаешь судебным приставом по взысканию алиментов, ты знаешь, что ты на 100% прав в своих действиях, и закон на твоей стороне. Ты уверен, что ты делаешь правильное дело: ты заставляешь должников платить алименты, а они в любом случае идут только на содержание детей.

Первым посетителем приемного кабинета стала молодая женщина, а не пьянчуга-отец, как можно было ожидать. Марина — мама двух девочек девяти и трех лет. После развода бабушка детей, мать мужа, забрала к себе старшую внучку, когда ей было 3 года, якобы на какое-то время, но затем наотрез отказалась возвращать ребенка. Марина рассказывает, что она только недавно узнала от судебного пристава, в какой школе учится ее ребенок, ведь девочка уже во втором классе. Судебный пристав отмечает, что Марина старается и держится «на плаву» как может, притом что она является сиротой. Сразу после детдома она родила ребенка, а отец куда-то уехал, и также выплачивает какие-то деньги в качестве алиментов. Марина не может выплачивать алименты в требуемом объеме, поэтому у нее накопился долг около 90 тысяч рублей.

Какой бы сложной эта ситуация ни казалась, в таких случаях по закону судебный пристав обязан проверить имущественное положение должника, и при необходимости арестовать дорогие вещи в счет алиментов. Поэтому мы сразу отправились к Марине домой, в одно из общежитий Октябрьского округа.

Вход в общежитие, в котором живет мать-алиментщица.

Конечно, в комнате, где живет должница, не оказалось ни дорогой техники, ни каких-либо драгоценностей. Лишь старенький телевизор. Татьяна Васильева поясняет, что на имущество первой необходимости приставы не имеют права налагать арест, а телевизор не представляет определенной ценности. В связи с этим пристав заполняет соответствующий акт, который крепится подписью двух понятых, тем самым они подтверждают, что в квартире нет ценных вещей. В качестве одного из понятых в процедуре поучаствовал корреспондент Om1.ru.

Комнату Марины, где она живет с 3-летней дочкой, осматривает судебный пристав на наличие ценного имущества, которое, согласно законодательству, может быть арестовано в счет алиментов.

Татьяна Васильева рассказывает, что ее работа сложная, но интересная. По ее словам, люди становятся должниками не всегда от вредных привычек и плохого образа жизни, а в основном от безысходности: нет работы, не платят или платят мало.

Татьяна Васильева:

— Должников, которые принципиально не платят, крайне мало. Это люди пьющие, либо наркоманы, либо по каким-то причинам у них осталось чувство неприязни после развода. Вот такие граждане, как правило, предпринимают все, чтобы уклониться от уплаты алиментов, нарушая права собственных детей. Но их мало.

Даже тем должникам, которые не хотят платить, приставы до последнего пытаются помочь, причем как морально, так и материально, например, найти работу. Если все же проблема не решается, в отношении алиментщика возбуждается уголовное дело по статье 157 Уголовного кодекса РФ, санкция статьи предусматривает, как правило, принудительные или исправительные работы, по истечении срока которых должник может там остаться и получать нормальную зарплату. «Это лучше, чем лишение свободы, — говорит пристав, — Ведь если посадить должника на два года, то ребенок денег так и не увидит. Судебная практика, конечно, направлена на то, чтобы должников все-таки привлечь к работе, а не к заключению».

Часто бывает и так, что должникам ничего больше не остается, как смириться со своими обязанностями, поэтому они приходят в отдел самостоятельно, но иногда к помощи привлекаются приставы, которые специализируются на розыске и приводе алиментщиков.

Тем временем судебный пристав решает посетить еще одного должника, который не старается ничего сделать для своего ребенка и уже на протяжении полугода всячески скрывается от взыскателей.

Пристав постучал в железную дверь. После долгого ожидания дверь открыл пожилой мужчина. Татьяна Васильева предъявила ему свое удостоверение и в разговоре попыталась хоть что-то узнать о должнике, однако дедушка занервничал и на протяжении разговора вел себя довольно агрессивно, особенно заметив фотографирующего корреспондента.

Иногда приставы имеют дело с неадекватными должниками или их родственниками, поэтому вместе с приставом в рейд ходит специалист по ОУПДС, который следит за порядком.

— Его нет, он не живет здесь, — нервным тоном ответил пенсионер приставу.

— Давно не живет?

— Давно. Что за фотограф здесь?! — активно попытался закрыть дверь.

— Тихо, тихо! Руки не распускайте, я при исполнении. Я пришла по поводу должника, у него долги по алиментам, — спокойно отвечает судебный пристав.

— Да он уже год не живет. И не держите дверь, это моя дверь!

— А чего вы так агрессивно себя ведете?

— Да ничего! Я только пришел, а сейчас буду бегать здесь вокруг вас!

Спустя какое-то время он позволил Татьяне Васильевой осмотреть квартиру, чтобы убедиться, что должника в доме нет. Как оказалось, злой пенсионер — отец алиментщика. Он сказал приставу, что давно не видел сына и не знает, где он может находиться. На все вопросы отвечал скованно.

Татьяна Васильева:

— Было заведено уголовное дело в отношении этого гражданина, который, как оказалось, съехал с этой квартиры. Ранее он год принудительно отработал, потом еще на полгода скрылся, исчез из моего поля зрения. В связи с этим мы его сегодня и навестили. Я думаю, он скоро объявится.

«Судебному приставу по алиментам дано больше полномочий, чем другим приставам, потому что здесь вид исполнения немедленный, и поэтому мы действуем немного по-другому. Иногда приходится прибегать к убеждению, иногда к строгости», — рассказывает Татьяна.

По словам Татьяны Васильевой, работа пристава — комплексная и включает в себя, по сути, работу юриста, охранника и даже семейного психолога. Удивительно, как со всем этим справляются женщины, которых в отделе все-таки большинство. Также судебные исполнители прибегают и к различным методам работы. Пожалуй, самый необычный — беседа с отцом Дионисием. Должникам предлагают пообщаться со священнослужителем несколько минут. Приставы не знают, о чем говорит отец с алиментщиками, но уже после 10 минут разговора должники со слезами на глазах возвращаются за стол к приставу и соглашаются на любую помощь. Как рассказывает пристав, отец Дионисий приходит редко, но его работа действительно помогает.

За день в отделе успевают принять десятки должников, большинство из которых здесь далеко не в первый раз. Работа действительно морально сложная, ведь думать приходится не о деньгах, и не каких-то бытовых ссорах между супругами. Думать приходится о чужих детях.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также