22 августа 2015, 15:30

Центробанк, резервы, нефть. Российские банкиры уверовали в святую троицу и светлое будущее

Центробанк, резервы, нефть. Российские банкиры уверовали в святую троицу и светлое будущее
Фото: dream-wallpaper.com
Эксперты уверены: в условиях очередных валютных пиков государство все делает правильно, нужно только не тратить лишнего, просчитывать риски и ждать попутного ветра.

Помощник президента РФ Андрей Белоусов признался, что нынешний объем валютных резервов России не позволяет поддерживать курс рубля, хотя Центробанк — а это отмечал и сам президент Владимир Путин — действует правильно, в том числе приняв решение наращивать запасы.

После его признания евро впервые с февраля превысил планку в 76,5 рубля, а доллар вплотную приблизился к 68. Ну а цена на нефть вообще свалилась до 45 долларов за баррель.

Что может случиться, если резервы страны не будут пополняться, почему надо сохранить Фонд национального благосостояния и какие у Центробанка и правительства могут быть, помимо ставки, рычаги влияния на российскую экономику?

О резервах России

Главный экономист ЮниКредит Банка Артем Архипов отмечает, что показатель обеспеченности импорта золотовалютными резервами (ЗВР) — один из основных для оценки экономической устойчивости страны. Если правительство не будет пополнять резерв, то математически деньги закончатся — и у России наступит дефолт по торговым обязательствам. Но Архипов считает, что в перспективе полутора лет этого бояться не стоит.

Артем Архипов, начальник управления макроэкономического анализа и исследований ЮниКредит Банка:

— Стоит напомнить, что ЦБ РФ несколько месяцев назад объявил о долгосрочной программе наращивания ЗВР, озвучивался ориентир в 500 млрд долларов. Кроме того, поскольку курс рубля не фиксирован, снижение ЗВР не будет столь быстрым. Безусловно, отечественная валюта подвержена влиянию ситуации на рынке нефти (не самой благоприятной). Тем не менее радикальное ослабление маловероятно: запас устойчивости достаточно велик. По нашим оценкам, он не менее 15–18 месяцев даже при значительном ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры.

Вице-президент — управляющий уральским филиалом Промсвязьбанка Евгений Павлов отметил, что уровень валютных резервов все-таки не определяющая величина в состоянии курса рубля. Конечно, регулятор может законодательно использовать резервы для сглаживания резких, эмоциональных колебаний курса, и это правильно; но конечный курс в большей степени определяется соотношением внешнеторгового баланса и объемом выплат по внешним займам.

Евгений Павлов, вице-президент — управляющий уральским филиалом Промсвязьбанка:

— Если говорить о том, достаточно или не достаточно 300 млрд долларов, то понятно, что спокойнее ощущаешь себя с большим объемом резервов. Но важнее — динамика, ведь за последний год резервы действительно уменьшились практически в два раза, в этом плане слова Андрея Белоусова о невозможности продолжения подобной практики вполне справедливы. И мы видим, что регулятор последние несколько месяцев придерживается жесткой политики в установлении экономически обоснованного курса рубля, а также используя возможности рынка для восстановления резервов.

Директор филиала «БКС Ультима» в Екатеринбурге Виктор Долженко напоминает, что, по данным МВФ на май 2015 года, золотовалютные резервы России являются восьмыми в мире, опережая такие развитые страны, как Германия и Великобритания, однако ключевым вопросом экономического состояния в стране является сбалансированность доходов и расходов при нынешнем валютном курсе и ценах на нефть.

Текущая версия бюджета, говорит Долженко, сверстана исходя из стоимости нефти в 50 долларов за баррель и доллара в 61 рубль. Таким образом, рублевая цена нефти составляет 3050 рублей за баррель, а фактическое значение — 3190. Значит, бюджет должен быть сбалансирован.

Не будем тратить Фонд национального благосостояния

В ограничении пользования деньгами ФНБ эксперты видят безусловный плюс. По словам Евгения Павлова, в нынешнее непростое время ограниченного доступа к рыночным инвестиционным деньгам средства фонда используются как инструмент стимулирования приоритетных направлений развития экономики: в первую очередь — производства, а также поддержки предприятий с высокой социальной нагрузкой — крупных промышленных групп. Но идеальным, по его мнению, вариантом является переход на рыночные механизмы инвестиционного финансирования через банковские кредиты, без использования средств ФНБ.

Виктор Долженко, директор филиала «БКС Ультима» в Екатеринбурге:

— Сама логика Фонда национального благосостояния — это накопление капитала в моменты высоких цен на нефть и расходование в моменты низких. Если правительство опасается, что цены на нефть могут быть низкими достаточно долго, логично ограничить расходы.

Алексей Воронов уточняет, что в принципе в текущей ситуации средства ФНБ не являются в чистом виде подушкой безопасности для экономики, а являются, скорее, средствами ее развития и стимулирования, а также поддержки стабильности банковской системы.

Алексей Воронов, вице-президент банка «Интеркоммерц»:

— Посыл Белоусова о том, что эти средства лучше не трогать, понятный, а на сколько хватит этих денег — вопрос достаточно сложный. Сопоставимая величина средств была направлена на поддержание экономики (банковской системы, промышленности и прочего) в 2008 году, а в совокупности с 2009 годом объем истраченных средств был больше этой величины. Поэтому, конечно, озабоченность вполне оправданна.

Ставка и прогноз на будущее

Говоря о ключевой ставке, собеседники 66.ru указали, что Центробанк действует вполне эффективно. По мнению Воронова, она должна держаться на уровне 10–12%, если не будет резких внешних шоков. При этом у регулятора, отмечает он, есть много рычагов воздействия на экономику, в том числе и нерыночного характера: например, валютные интервенции, введение ограничений на движение капитала и прочее.

Евгений Павлов:

— Ставка должна быть рыночной, то есть связанной с уровнем инфляции и стабильностью курса национальной валюты. Это нужно, чтобы кредиты шли во благо — то есть на развитие предприятий, а не во зло — то есть не на спекулятивные операции. И сегодня, как нам кажется, регулятор весьма эффективно находит необходимый баланс. По крайней мере кредитная активность наших клиентов с конца весны существенно возросла. Основные цели — рефинансирование более дорогих кредитов и пополнение оборотных средств. Скажу больше, мы видим начало инвестиционной активности, о которой в начале года у большинства не могло идти речи. Бизнес так устроен: в любых, даже самых сложных, условиях он ищет пути роста и повышения эффективности.

По мнению Павлова, шоковые движения на валютном рынке если и возможны, то только ввиду внешних факторов, но внутри страны у регулятора достаточно возможностей, чтобы не допустить резких изменений курса; главное — страховаться.

Виктор Долженко:

— Рынок преподал нам определенные уроки, и главный вывод: лучшая инвестиция — это валюта. Мало кто из моих клиентов готов доверять рублю больше чем на шесть-девять месяцев, практически все долгосрочные сбережения либо переведены в валюту, либо ждут момента для выгодной конвертации. И если национальные лидеры говорят, что экономическую нестабильность надо потерпеть, то терпеть люди, похоже, решили в долларах.

В краткосрочной перспективе судить о состоянии валюты вице-президент банка «Интеркоммерц» Алексей Воронов не взялся, но отметил: повторение шока конца 2014 года возможно лишь при снижении нефти к уровню 40 долларов за баррель.

Алексей Воронов:

— До конца года американская валюта будет находиться в диапазоне 65–70 рублей за доллар при сохранении нефти в диапазоне 45–50 долларов за баррель.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также