Раздел Политика
14 июня 2016, 20:42

Стал известен телефонный разговор Фоминой и Шишова, записанный прослушкой ФСБ

Стал известен телефонный разговор Фоминой и Шишова, записанный прослушкой ФСБ
Тайный диалог гендиректора «Мостовика» и бывшей главы омского Минфина обнародовали сегодня в суде. Но подсудимая отказалась уточнять, кто фигурирует в разговоре под оперативным псевдонимом «козел».

В Первомайском районном суде города Омска, где огласили сведения, полученные в результате так называемого оперативного наблюдения ФСБ, проводимого в отношении ряда чиновников омского облправительства, среди которых были теперь уже бывшая министр финансов региона Рита Фомина и глава Минтранса Олег Илюшин.

Их, напомним, обвиняют в незаконном перечислении 1 млрд 411 млн рублей компании «Мостовик», принадлежавшей бизнесмену Олегу Шишову. Средства были получены им в рамках заключенных госконтрактов по строительству трех объектов: объездной дороги Федоровка — Александровка, являющейся частью так называемого Западного обхода, Красногорского гидроузла и самого известного омского долгостроя — метро.

В деле Фоминой фигурирует лишь один эпизод с перечислением 205 миллионов на метро. При этом выяснилось, что реально деньги были нужны Шишову для перекредитования в одном из банков. Подсудимая Фомина настаивает на том, что авансирование работ проводилось в рамках бюджетного кодекса, и она не знала, зачем на самом деле получает транш бизнесмен Шишов.

Адвокаты подсудимых: Елена Мутьева, Александр Желещиков и Игорь Поляк

Допросив обвиняемую, прокурор Дмитрий Казанник заявил о том, что в материалах уголовного дела значатся одни сведения, а рассказанное экс-министром Фоминой в суде создает несколько иную версию телефонных переговоров Шишова с чиновниками.

В итоге судья удовлетворил ходатайство прокурора об оглашении стенограммы двух звонков, сделанных 18 марта 2014 года. И прокурор зачитал разговоры Шишова и Фоминой, записанные спецслужбами.

Шишов: Выпутываюсь из сложной ситуации. Мне нужно сегодня на одну ночь взять 205 миллионов, а завтра они возвращаются. Мне нужно где-то взять их. Пытаюсь найти людей, которые нам иногда помогают, которые должны нам. Но что-то день у меня сегодня не лучший в жизни.
Фомина: Я никак не помогу. Это через министерство. Мы же все в программе делаем, а просто так, «бам» — я не смогу помочь!
Ш: А может, я ведь такой фантазер.
Ф: Ну давайте пофантазируем, может быть, я что-то новое для себя узнаю.
Ш: Да, нам ну… По метро, не по гидроузлу, допустим, по метро точно без всяких вопросов заплатить 205 млн аванса.
Ф: Я вам это все сказала позавчера. Есть отраслевое министерство…
Ш (перебивает): О, платят аванс, а мы завтра его возвращаем как ошибочно перечисленную сумму.
Ф: Ну, во-первых, у меня двести миллионов нет. А кредит я не успею взять. Но если даже послезавтра вы поговорите, чтобы эту операцию через Минтранс пропустили, что вы вернете, они такие вообще… Я могу зачислить, они будут лежать. Надо только с ними. Я не знаю, что они там… Гамбург был до обеда. Наверное, сейчас уже освободился, чтобы дать команду. Шеф (губернатор) в командировке.
Ш: Хорошо. Договорились.
Ф: Я тогда жду ваших ценных указаний.

Затем суд оглашает еще один телефонный разговор. Это уже звонок Фоминой Шишову спустя около трех часов после первого. Она спрашивает, удалось ли ему добыть деньги. И, судя по всему, обсуждается возможность получения средств из бюджета города. В диалоге фигурирует некая Инна — по всей видимости, директор департамента финансов и контроля мэрии Омска Инна Парыгина.

Фомина: Вам удалось переговорить с кем-то из моих начальников?
Шишов: А, нет. Я с начальниками не стал разговаривать, мне не удалось с кем-то решить эту проблему.
Ф: Нет, если с городом — то нет. Инна мне сейчас звонила,
Ш: В смысле?
Ф: Если с города (попробовать взять эти деньги, — прим. ред.), то у нее там только 26 млн
Ш: Она пообещала, что решит.
Ф: Нет, не решила. Она мне сейчас звонила. Почему я вам и звоню.
Параллельно слышно, как Фомина просит подчиненных найти ей Евсеенко Наталью.
Ф: Понимаете, Инна говорит, что у неё таких денег нет. И потом, деньги все равно только у нас. Но мы же не можем напрямую перечислить. Я вам говорю, я зачисляю этому Минтрансу, а этот козёл будет до ишачьей Пасхи ждать. Сейчас, не могу связаться с Ивановым.

Прокурор Дмитрий Казанник и судья Елена Штокаленко

В итоге, прослушав записи своих разговоров с бизнесменом, Фомина признала, что Шишов озвучил необходимую ему сумму, хотя говорила ранее, что нет.

— Он сказал, что ему нужно на одну ночь, но это же не значит, что речь идёт о возврате! Я-то к этому отношения не имею. Я ему объяснила, что средства уже распределены, и у нас их нет, — отметила Фомина. — Я хочу, чтобы все поняли: я не искала Шишову деньги, а лишь исполняла обязанности по предоставлению аванса. На тот момент уже было уведомление от главного распорядителя бюджета о перечислении средств, когда я разговаривала с Шишовым во второй раз.

Судья особо отметила слова Фоминой, что шеф, то есть губернатор Назаров, находился в командировке, и Гамбург уже освоился и мог дать команду на перечисление средств.

Тем временем, пока Фомина мужественно отражала атаки обвинения, второй фигурант дела Олег Илюшин молча сидел и никаких показаний не давал. К концу заседания встрепенулась лишь его адвокат Елена Мутьева. Она спросила у Фоминой, какого Иванова они Шишовым упомянули в разговоре.

Фомина: Я не буду отвечать на этот вопрос.
Адвокат: Почему вы сказали, что Илюшин будет держать деньги до ишачьей Пасхи?
Ф: На этот вопрос я тоже не буду отвечать.

Таким образом, Фомина отказалась отвечать на вопросы, которые могли усугубить ситуацию и осложнить ее отношения с бывшим коллегой Илюшиным, так же, как и она, попавшим в серьезный переплет.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также