2 ноября 2015, 21:02

Многомиллионная лаборатория в Омске: измельчаем кости и вычленяем ДНК

Многомиллионная лаборатория в Омске: измельчаем кости и вычленяем ДНК
Фото: Ирина Любых
Экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ) полиции УМВД России по Омской области открыл свои двери, чтобы рассказать секреты судебных молекулярных генетических экспертиз.

Возможность вблизи рассмотреть работу омской ДНК-лаборатории, призванной помогать в расследовании уголовных дел, появилась впервые и теперь не представиться в течение ближайших нескольких лет, так как отдел молекулярно-генетических экспертиз переходит на закрытый режим работы. Чего стоило его открытие, рассказали специалисты ЭКЦ.

Александр Швыдкий, начальник ЭКЦ УМВД России по Омской области, полковник полиции:

— На протяжении 2013–2014 годов мы пытались создать ДНК-лабораторию. Но не все так просто было. Сама планировка имеет определенную специфику, необходимы дорогостоящие технические средства, подготовленные сотрудники, причем с правоохранительной направленностью деятельности, которых в области не было.

Раньше ДНК-экспертизы выполняло отчасти бюро судебно-медицинской экспертизы омского минздрава и отчасти лаборатории других регионов, что снижало эффективность раскрытия преступлений, отметили в полиции. Но по инициативе руководства омского УМВД был проведен ремонт в выделенном помещении для лаборатории, установлено оборудование на общую стоимость 26 млн рублей, подобран личный состав, прошедший стажировки на базе ЭКЦ МВД РФ в Москве.

Александр Швыдкий:

— К декабрю 2014 года все вопросы были решены, что позволило 1 января открыть лабораторию. Она стала 49-й по счету в России. Первые полгода сотрудники учились использовать оборудование, реализовывать теорию на практике. Мы потихоньку начали выполнять судебные экспертизы и ДНК-исследования, постепенно наращивая объемы.

Сейчас в лаборатории работают шесть экспертов, которые и показали процесс исследования ДНК-профиля для идентификации лиц, причастных или же, наоборот, непричастных к преступлению.

Итак, первое, с чего все начинается, — это камера хранения вещественных доказательств. На полках и в шкафах лежат улики, проходящие по уголовным делам. В помещении установлены ультрафиолетовые лампы, охранные датчики движения и система кондиционирования, защищающая ДНК от разрушения. К объектам прилагается фабула — изложение всех обстоятельств, которые связаны с произошедшим событием и изъятием следов.

Второе помещение на пути следования за экспертом — смотровая.

Виталий Дзюба, старший эксперт отдела молекулярно-генетических экспертиз ЭКЦ полиции УМВД России по Омской области:

— После того как специалист получает в производство экспертизу, он переходит с вещдоком в смотровую для осмотра и фотографирования улик. Здесь находятся приборы для поиска и обнаружения следов биологического происхождения: УФ-фонари, медицинские лампы, тест-системы, растворы. Тут же ведется подготовка к следующему этапу исследования ДНК, то есть вырезка, смывка следов с объектов, которые затем переносятся в пробирки — эппендорфы.

С помощью светофильтра на уликах ищут отпечатки пальцев. По словам нашего эксперта, он используется очень часто.

Штатив с эппендорфами через окно передается в следующую комнату — выделительную. Исходя из условного названия становится ясно, что здесь происходит выделение ДНК из объектов. Чаще всего ими выступают фрагменты ребер, трубчатых костей, черепа неопознанных трупов.

Виталий Дзюба:

— Процесс исследования ДНК очень трудоемок, растянут во времени и включает много стадий. Это миф, когда в кинематографе в течение двух минут получают результат. На данном этапе развития мировых технологий такое невозможно.

Вибромельница — прибор для выделения ДНК из костных останков. Предварительно кость очищается, высушивается, из нее выводятся жир, остатки тканей. Затем она, помещенная в размольный стакан, разбивается металлическим шариком и превращается в порошок. Для этого достаточно 10–15 секунд.

Отжиг выделенной ДНК, иначе говоря — отделение. В следующем кабинете при помощи автостанции можно будет узнать концентрацию ДНК, то есть сколько единиц ДНК имеется в растворе. Так, в крови, слюне много ДНК, в жировых следах — очень мало.

Кость, по которой был установлен человек. Неопознанному трупу «дали» фамилию, дату рождения, нашли родственников.

Порошок, полученный из кости.

Следом идет еще одно помещение для выделения ДНК. Это позволяет избежать очереди в работе, кроме того, здесь установлено немного другое оборудование, более автоматизированное, — роботы.

Срок исследования ДНК зависит от объекта, к примеру, костные останки, мягкие ткани, волосы — специфичные вещи. Процесс получения ДНК из одного образца слюны занимает около двух дней, из волоса — от двух дней до недели.

Виталий Дзюба:

— Грубо говоря, на выходе получается капелька жидкости — та самая ДНК.

Затем необходимо установить концентрацию ДНК в объекте. Станция дозирования жидкости, смеси реагентов — все это в помощь для выведения таблицы со значениями, где указано, есть ли ДНК и какое количество.

Перчатки преступников не спасут. Именно такие улики, а также маски поступают в большинстве своем на экспертизу в ЭКЦ. Из них прекрасно вычленяется генетический профиль, отмечают специалисты. Остальное — дело времени, остается только предоставить подозреваемого для сравнения, но, как правило, к тому моменту он уже есть у следователей.

Последний кабинет. В нем эксперты увеличивают количество участков ДНК, которые интересны для исследования, то есть определения генотипа. Для этого используются амплификаторы или термоциклеры. Амплификация — это и есть увеличение числа копий ДНК. Процесс занимает от 2,5 часа, и в итоге получаем своеобразный концентрат.

Генетический анализатор. Сюда подгружаются пробы, выделенные амплификатором.

В результате на мониторе выводится электрофорограмма. Здесь видны названия локусов, мест в хромосоме, которые исследовали, и установленные генетические признаки. Набор букв и цифр — индивидуальный генетический код того, кому принадлежал след или вещественное доказательство.

Это дает основание считать, связан ли подозреваемый с преступлением. Если же был неопознанный труп, то эксперты обращаются к федеральной базе данных объединенной информации, которая расположена в ЭКЦ МВД России, к региональным сегментам и ведут поиск соответствия кода.

Виталий Дзюба:

— Мы устанавливаем генотип лица, останки которого нашли, и направляем код в МВД России. Там осуществляется проверка по имеющейся базе данных. Если соответствие не установлено, то генетический профиль остается в базе. Если у следствия есть предполагаемые родственники (в большинстве случаев), они проходят проверку на родство кодов.

Таким образом, код ДНК — цель исследования, а подобный метод — один из самых точных, не имеющий погрешности, заверяют эксперты. За прошедшие 10 месяцев омская лаборатория выполнила более 100 экспертиз. Из них 94 способствовали раскрытию преступлений, в том числе 44 тяжких и особо тяжких, более 10 трупов было опознано. С каждым месяцем нагрузка на лабораторию увеличивается, экспертиз назначается все больше, так как результаты анализа ДНК являются практически неопровержимым доказательством причастности к преступлению конкретного лица.

Александр Швыдкий:

— Сейчас в системе МВД РФ существует 27 родов или 46 видов судебных экспертиз. В отличие от них метод ДНК-исследования позволяет точно идентифицировать человека.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
kirillshmatkov 3 ноября 2015 | 09:19
вау, крутякaya только магнитик я пятигорском, конечно, крутизны у лаборатории забрал немнгого
foxbox 3 ноября 2015 | 09:36
:-D
Показать все комментарии (еще 0)

Смотрите также