19 декабря 2012, 10:30

Светлана Ишмуратова: «У меня ребенку 5 лет и мне жалко отдавать его в спорт»

Светлана Ишмуратова: "У меня ребенку 5 лет и мне жалко отдавать его в спорт"
Три известных спортсмена, люди, для которых спорт из безобидного детского хобби навсегда стал образом жизни.

На улице холодно — лишний раз нос из дома не высунешь, стабильно глохнут машины на уличных парковках, а злые синоптики все так же продолжают грозить нам аномально холодной зимой и никак не хотят «напророчить» хотя бы небольшое потепление. Казалось бы, какой здесь уличный спорт? Но герои нашего материала совершенного другого мнения. Олимпийские чемпионы рассказали нам, как найти в себе силы и вдохновение тренироваться в любую погоду — будь то промозглый ливень или лютый мороз.

Знакомьтесь: Светлана Ишмуратова — заслуженный мастер спорта России, пятикратная чемпионка мира, на зимних Олимпийских играх — 2006 выиграла две золотых медали в индивидуальной гонке и эстафете. Также в ее активе бронзовая медаль в эстафете зимних Олимпийских игр — 2002 в Солт-Лейк-Сити. Сергей Чепиков — известный советский и российский биатлонист и лыжник, двукратный олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира по биатлону. Первый в истории отечественного биатлона обладатель Кубка мира.

На фото — наш третий спикер. Это Николай Круглов — двукратный чемпион мира в классической эстафете, серебряный призер зимних Олимпийских игр — 2006, по медалям на данный момент является самым титулованным спортсменом в мужской сборной России по биатлону.

— Кто вас привел в спорт?
Николай Круглов: Как рассказывают родители, я встал на лыжи в возрасте около года. Конечно, я этого совсем не помню, но все свое детство был связан с лесом и с лыжами. Могу сказать честно: в отличие от детей не тренировался и не занимался этим профессионально. Просто ходил в лес, и мне это очень нравилось. Но на самом деле все было не так просто. У меня хоть и спортивная семья, но никто никогда не говорил, что я должен заниматься лыжами или биатлоном.

Но когда я пошел в первый класс, все изменилось. После школы я оставался на продленку, и это мне страшно не нравилось. Родители на мои возмущения ответили: «Ну понимаешь, сидеть-то с тобой некому. Поэтому тебе надо чем-то заняться». Пришлось принимать решение. Выбор был небольшой: или музыка, или спортивная секция. И я для себя решил, что тренер, который первым придет в наш класс набирать себе детей в какую-нибудь секцию, и станет моей судьбой. Первым человеком стал тренер по настольному теннису. В результате я прозанимался этим целых 6 лет. Доиграл до мастера спорта, но любовь к зимним прогулкам и лыжам взяла свое, пересилила. После 8 класса пошел в специализированную школу, где и начал заниматься лыжами. Иногда сам себе задаешь этот вопрос: мое это было или не мое? Но тогда надоело сидеть в душном зале, любовь к свежему воздуху пересилила.

Светлана Ишмуратова (на фото) была «вечно болеющим» ребенком, поэтому спортивный папа ставил ее на лыжи и на веревочку привязывал за собой. До финиша доезжала льдинка с замерзшими на щеках слезами.

Светлана Ишмуратова: А я, говорят, встала на лыжи в 5 лет. Ну как встала? Я была очень слабенькой девочкой, моей любимой болезнью было воспаление легких, то есть фактически я не вылазила из больницы. Мне было очень тяжело стоять и двигаться, и мой папа нашел очень простой выход. Он — ветеран спорта — привязывал меня к себе сзади за веревочку. Папа едет впереди, а Света сзади катится. Упала и ладно. В результате к концу нашего «пробега» Света превращалась в ледяной комочек — таковы были мои первые шаги. Потом уже я осознанно пришла в секцию. У меня даже не было выбора — я знала, что буду заниматься в такой секции, потому что отец привил мне тягу к гонкам, спорту, и она осталась во мне на всю жизнь.

Сергей Чепиков: Меня привели друзья. У нас была детско-юношеская школа по биатлону, и с третьего класса я начал в ней заниматься. Но параллельно я ходил и на хоккей. Только вот мой тренер по биатлону все время приходил на мои хоккейные тренировки и говорил: «Сережа, тебе нужно заниматься биатлоном, а не хоккеем». Даже к родителям приходил. Благодаря его настойчивости я начал заниматься этим серьезно.

— Думаю, всех интересует, о чем вы думаете во время бега на лыжах? Чем развлекаете ум во время тренировок?

Николай Круглов: В гонке думаешь, как пройти тот или иной участок трассы, на нем и пытаешься сосредоточить свое внимание. А на тренировках, на буду лукавить, думаешь обо всем. За 30–50 км можно полжизни передумать. Сегодня я немного скучаю по этим временам, когда можно было побежать в длинный кросс-поход или побыть наедине со своими мыслями пару часов. Это такая редкость. В лесу, даже если ты с командой, всегда можно немного отстать или, наоборот, прибавить, и у тебя есть возможность побыть одному. А в обыденной жизни такое гораздо реже случается.

Сергей Чепиков: Когда бежишь на соревнованиях, нужно концентрироваться на гонке — если будете думать о друзьях и о том, что мама приготовила на ужин, гонка не получится.

Во время тренировок Николай думает о жизни, считает, это прекрасное время, чтобы побыть наедине с самим собой.

Светлана Ишмуратова: На соревнованиях в голове работает счетчик: думаешь, где не потерять время, какой сейчас ветер, как пройти поворот. А в детстве я была таким «ученым ребенком», ходила в 33 библиотеки, разные кружки, командовала отрядом. Времени не хватало. Поэтому перед тренировкой заучивала наизусть условия задач, которые задавали в школе, и быстро в уме их решала, пока каталась по лесу. Придя с тренировки, быстро записывала все на черновик. Получалось два в одном: и домашнее задание сделала, и потренировалась, и не скучно было.

— Самая ценная награда в вашей жизни — это?…

Сергей Чепиков: Чем важнее и представительнее состязание, тем награда весомее. Олимпийские соревнования, Кубок мира — самая важная.

Николай Круглов: Наравне с олимпийской я бы поставил свои первые соревнования. Это было первенство города. Тогда проводили от школ конкурсы, назывались «Пионерская правда». Выбирали самых сильных ребят и их выдвигали на первенство. Я учился в обычной школе, ничем не занимался, но мне предложили. Поучаствовал сначала в районных, потом — в городских соревнованиях, где занял седьмое место. И вдруг понял, что, не тренируясь вообще, я участвовал наравне с хорошо подготовленными молодыми спортсменами и проиграл с минимальной разницей. После этого я подумал:, а что будет, если немного потренироваться?

— Своих детей в спорт отдадите?

Сергей Чепиков: Я считаю, что дети должны выбрать сами спортивный путь, если он таким будет. Я своих не заставлял, но сын занимается футболом, а дочь — художественной гимнастикой. Думаю, родительский прессинг тут излишен.

Светлана Ишмуратова: У меня ребенку 5 лет и, честно говоря, мне жалко отдавать его в спорт, ведь я сама прошла весь этот путь. Но то, что у меня ребенок никуда не денется и будет заниматься спортом, — это однозначно. Каким — выберет сам. Начнет с лыж, я буду его таскать за собой, как мой папа меня, ботинки и снаряжение ему уже купили. Думаю, он не будет ехать на веревочке, а сам пойдет. Без спорта не обойтись. Посмотрите, как вы загружены. Дома — делаете уроки, сидите за компьютером, физкультура — в зале, в школе — сидите. А время, проведенное на воздухе, бесценно, со временем дети это поймут.

На соревнованиях за сборной ездит сервис-бригада и 300 пар лыж. Во времена Чепикова со снаряжением все было гораздо проще.

— Насколько отличается современная подготовка к чемпионату от подготовки в СССР?
Сергей Чепиков: Сейчас стало больше скоростных тренировок. Вы, возможно, заметили, как в большом спорте в последнее время сократились дистанции. Поэтому в работе на этом идет акцент. Плотность тренировок возросла — сейчас они занимают практически весь день. Сказалось это и на амуниции. На мои первые Олимпийские игры я поехал, имея 4 пары лыж «Фишер», дело было в 1988 году, а в 2006 году у меня было уже 32 пары лыж. Если раньше лыжи готовили наши же тренеры, то сейчас, когда и на мужскую, и на женскую команду приходится по 300 пар лыж, с ними ездит целый грузовик. Теперь лыжи готовит не тренер, а сервис-бригада, они выбирают по 3–4 пары. Из них спортсмен отбирает лучшие, из них — еще лучше, потому что скорости стали очень высокими и от спортивного инвентаря зависит многое.

Николай Круглов: Я так же езжу, имея порядка 30 пар лыж.

Светлана Ишмуратова: У меня было порядка 20 пар и, честно говоря, было очень сложно, потому как каждая отличалась своими маленькими нюансами под каждую погоду, каждый снег. На самом деле, чем больше ассортимент, тем сложнее выбрать нужную пару.

В прошлом году Николай Круглов стал заместителем министра спорта и молодежной политики Нижегородской области — решил из спорта уйти. Но любовь к лыжным прогулкам все еще при нем.

— Не было ли мыслей завязать со спортом?
Сергей Чепиков: Такие мысли бывают у всех, в основном когда ничего не получается или, наоборот, что-то достигнуто. Такой период был и у меня. Я бросал на три года, а потом опять начал. Думаю, такое бывает у многих спортсменов. Когда бросаешь спорт — не хватает адреналина, эмоций, начинаешь скучать. Когда я был молод и полон сил, таких мыслей у меня не возникало.

Светлана Ишмуратова: Папа меня не заставлял никогда, но когда по ТВ была трансляция, это было святое в семье. Мы смотрели соревнования, он показывал мне разные движения биатлонистов. В детстве желания бросить не возникало никогда. А в 24 года все мои подруги вышли замуж и заимели детей. Это было очень тяжело: молодость проходит мимо, а я бегаю по лесу и стреляю. Хотелось семью. Но когда ты занимаешься спортом, формируется характер. Дети, которые пришли в спорт, — особенные. Готовы выйти на тренинг в холод, в дождь. Так что на тот момент с моим характером хотелось результата. Хотелось большего. Когда получаешь первое место на соревнованиях — хочется стать чемпионкой мира, а когда и это получается, то вот он, олимпийский пьедестал рядом.


— Почему после окончания карьеры вы не пошли в тренеры?
Сергей Чепиков: У меня была длинная карьера, шесть спортивных игр. И я столько наездился! А сейчас у меня семья, четверо детей. Не представляю, как бы я сейчас поехал куда-то, меня бы не поняли дома, и я сам себя бы не понял. Я готов быть детским тренером на территории города и заниматься с ребятами, что и буду делать. Но серьезный тренер — это серьезная нагрузка, ты дома не живешь. И так у нас жизнь была вне дома, еще и закончится этим. Это подвиг, к которому я не готов.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также