29 июля 2015, 16:00

Альберт Каримов: Будущее Омска — за малоэтажным строительством

Альберт Каримов: Будущее Омска — за малоэтажным строительством
Фото: Алёна Позевалова
Главный архитектор Омска с 1975 по 2005 год, автор и участник создания ряда крупных архитектурных объектов города Альберт Каримов пригласил корреспондента Om1.ru в свою мастерскую, где рассказал о том, чем плохи небоскребы, как на самом деле расшифровывается аббревиатура «О.М.С.К.» и что не так с памятником-шаром на площади Бухгольца.

— Ваша деятельность как главного архитектора пришлась на конец советского периода и продлилась до середины нулевых. Расскажите, как изменился облик города с того времени?

— В последнее время, к сожалению, мало стало появляться крупных градообразующих объектов по индивидуальным проектам, подобно тем, которые создавались в наше время. Это и «Зеленый остров», и Музыкальный театр, и органный зал, Библиотека им. Пушкина, Дворец пионеров, цирк, киноконцертный зал, ансамбль улицы маршала Жукова, ряд банков и многое другое. Именно эти проекты создают основы омской архитектурной школы, и только так формируется своеобразный облик города. А ведь в наше время было очень непросто.

— Почему непросто?

— Строительство по индивидуальным проектам запрещалось, согласно постановлению Хрущева, посвященному борьбе с так называемыми излишествами в архитектуре. Наши руководители и омские архитекторы шли на риск, ибо все перечисленные объекты, которые обогащают архитектурную среду нашего города, были созданы именно по индивидуальным проектам. Приходилось, проявляя выдумку, «шифровать» проекты. Например, киноконцертный зал — это летний кинотеатр с эстрадой и общественной уборной, ибо туалет попадал под статус коммунальных объектов, которые финансировались.

«Памятники истории и культуры, имеющиеся уже сотни лет в нашем городе, не что иное, как торговые лавки купцов и магазины. Сравните с ними уродливые железобетонные торговые центры сарайного облика, которые строят сейчас».

— Что сегодня мешает архитекторам создавать в городе красивые здания?

— Прежде всего, непродуманное законодательство в области градостроительства, отсутствие необходимого закона об архитектурной деятельности и отмена лицензирования. Градостроительный кодекс — это лишь инструкция по землепользованию. В нем отсутствуют мировоззренческие проблемы сохранения исторического наследия, понятия образа города, формирования его силуэта, создания цельных архитектурно-художественных ансамблей, что было характерно для русского градостроительства. Поэтому необходимо, по примеру других городов, создать местное законодательство, включить в него обязательность проектирования только на конкурсной основе, утвердить правила застройки города, которые бы жестко пресекали самовольное строительство, безобразное остекление лоджий и балконов. Как писал Гете: «Можно делать ошибки, но нельзя строить ошибки». Отсутствие преемственности наносит непоправимый ущерб прежде всего градостроительству, ибо для реализации долгосрочных градостроительных документов необходимы десятки лет. И мы не можем продвигаться вперёд в своем архитектурном развитии, если с приходом каждой новой администрации будем начинать градостроительную политику с чистого листа, строя свой имидж на отрицании предыдущей деятельности своих коллег.

— Какие архитектурные и градостроительные объекты Омска наибольшим образом пострадали от этого «паралича»?

— Не реализованы наши проекты по Омской крепости, в которой исчезло историческое пространство и ландшафт, превратившиеся в бетонный плац. Искажен, особенно банком «Сибирь», авторский замысел ансамбля улицы Жукова. Достиг огромных масштабов самострой индивидуальных домов, самовольное остекление лоджий и балконов, уродующих архитектурный облик города. Подобную самодеятельность невозможно представить за рубежом. Там собственник не имеет права перестраивать перегородки в собственном доме без согласия с архитектором. Если обратиться к прошлому, то красота «Казачьей слободы» складывалась из того, что проект каждого дома делался квалифицированным архитектором. У нас в семье долго хранился фасад нашего индивидуального дома, согласованного главным архитектором Омска Эзетом.
К сожалению, не доведено до авторского замысла известное произведение знаменитого скульптора Трофимчука на площади Бухольца, который создал скульптуры и барельеф на здании библиотеки им. Пушкина совместно с архитектором Захаровым. Таким образом, «шар» (по авторскому замыслу, олицетворяющий державу или пушечное ядро) сделан во временном варианте: вместо барельефов из меди — рисунки на простой фанере, отсутствуют декоративные цепи, которые должны были олицетворять вечность существования города, примитивно решен стилобат памятника и т.п.

— Не лишают ли омичей права влиять на застройку родного города?

— Широко известно, что в архитектуре и медицине разбираются все, но там и там ошибки непоправимы. По этому поводу американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт писал: «…Врач может похоронить свои ошибки, а архитектору можно лишь посоветовать посадить на свое неудачное произведение вьющееся растение». Поэтому в творчестве архитектора должен преобладать высочайший профессионализм, ответственность и гражданская позиция. Вышесказанное никоим образом не предлагает игнорировать мнение общественности. В конечном итоге, город создается не для амбиций архитекторов, получения сверхприбыли инвесторов или удовлетворения популистской политики руководства. Город должен создаваться для горожан по принципам красоты, гармонии и комфорта. Мы в Омске давно предлагаем создать экспертный консультационный общественный совет — ЭКОС. В него предлагаем включить общественно-активных людей, председателей творческих союзов и общественных организаций. Без вердикта ЭКОСа ни один объект не должен рассматриваться на архитектурно-градостроительных советах области и города.

«Чтобы преодолеть общероссийский «градостроительный КВН» (коммерциализация, волюнтаризм, непрофессионализм), который происходит во многих городах России, необходимо законодательно встроить мнение общественности в процесс принятия решений».

— Если говорить о застройке города в целом, какие направления в строительстве должны стать главными?

— Кварталы малоэтажной застройки. Это направление принято во всем мире, а в Манифесте Всемирного конгресса Международного союза архитекторов, утвержденом в Турине и Токио, на котором присутствовали ведущие политики мира, например, император Японии Акихито, записано, что будущее не за вертикальным городом, а за горизонтальным. Действительно, высотные жилые дома затратны, опасны для жизни и представляют огромные проблемы для ЖКХ. Следующая проблема — это отсутствие комплексной застройки, низкие темпы реализации транспортной схемы и необходимость ориентации на автономные и альтернативные источники инженерного обеспечения. Необходимо поднять авторитет архитектурной деятельности и возвратить должность главного государственного архитектора. Необходимо активно реализовать принцип «дефиниций» — так на научном языке звучит социально-ориентированный бизнес. Надо его активно продвигать, чтобы вновь разбуженный инстинкт частной собственности работал не на разрушение, а на созидание и создание комплексной застройки. Кстати, главные направления развития архитектуры и строительства зашифрованы в аббревиатуре названия нашего города: озеленение, малоэтажность, сакральность и комплексность.

— Но в настоящее время в Омске ведется застройка как раз многоэтажными домами.

— Масштаб любого крупного города, за исключением исторических пространств, предполагает высотное строительство: гостиницы, банки, офисы, как исключение, арендное жилье для временного проживания. Я разделяю мнение мирового архитектурного сообщества о развитии малоэтажного жилищного строительства, постройки таунхаусов, создании родовых поместий и индивидуальных домов. В России всего чуть более 11% занято населенными пунктами, поэтому страна могла бы стать лидером в реализации передовой градостроительной доминанты. Учитывая мировой опыт, необходимо по возможности пересмотреть архитектурно-планировочное решение крупных жилых массивов на территориях бывшего мясокомбината, «Зеленого острова», Сибзавода, Молзавода, которые связаны с большим притяжением транспорта. Целесообразно максимально сократить этажность и плотность застройки, обогатить силуэт, применить террасную застройку, обращенную к Иртышу. Если вести застройку по квартальному принципу, как в городке Нефтяников, повысится капиллярность и количество транспортных магистралей, по которым будет равномерно распределяться транспорт, не образуя пробки. Это как бы один из промежуточных вариантов перед строительством метрополитена (рисует схему омского метрополитена).

«Без метрополитена транспортную проблему нашего миллионного города успешно не решить».

— Первая линия: городок Нефтяников — ЖД вокзал. Вторая линия: Октябрьский район — Левый берег в направлении аэропорта Федоровка. И третья линия: Амурский жилой массив — Старый Кировск (станция Карбышевская). В центре планировалось пересадочное кольцо.

— Немного напоминает схему линий московского метро.

— Напоминает, так как схема московского метро — это одно из лучших классических решений, когда основные фокусы тяготения и станции соединяются по кратчайшим расстояниям, не дублируя наземную транспортную схему — в этом преимущество метро глубокого заложения. Самое удивительное, что решение о строительстве московского метро было принято в 1932 году, когда по широким московским улицам дефилировали извозчики, а москвичи боялись спускаться под землю. Но сегодня представить Москву без метро невозможно. Поэтому, по моему мнению, альтернативы скоростному транспорту нет, и наши внуки и правнуки без метро могут столкнуться с транспортным коллапсом.

— Кроме транспортных развязок, какие еще существуют проблемы в современной застройке Омска?

— Это отдельная тема. Обсуждение этих проблем предполагается на вновь созданном общественном Совете при минстрое, в составе которого появилась и архитектурно-градостроительная секция. Как было заявлено на одном из международных форумов, предполагается запретить производство энергии из невосполняемых источников: угля, нефть, газа, и переходить к восполняемым — ветроэнергетике, солнечным батареям и даже гелию. Например, в США началось строительство завода по производству аккумуляторов солнечной энергии. Нам также постепенно надо готовиться к этой реформе в технологии строительства. Кстати, на ПО «Полет» выпускали огромные солнечные батареи. Квартальные и крышные котельные, тепловые насосы, местные строительные материалы, использование золы, клееные деревянные конструкции, альтернативные и автономные источники инженерного обеспечения: это темы, которые необходимо обсуждать на межвузовском форуме. Там же нужно обсудить стратегию развития Сибири и омского региона, тем более, в мае было подписано соглашение о творческом сотрудничестве между правительством Омской области и Российской академией архитектуры и строительных наук.

— А как вы относитесь к малым архитектурным формам? Особенно к новым, которые готовятся к 300-летию Омска?

— К огромным рекламным щитам, самодеятельным скульптурам типа «писающего Колчака», разномастным палаткам относиться без возмущения невозможно. Проект праздничного оформления, помимо общеизвестных так называемых «дизайнерских прибамбасов» — «падающие водопады», компьютерная световая проекция, арт-объекты, анимационные акции, — должен, прежде всего, выражать историческую сущность юбилея, старинные архитектурные формы, оформленные экскурсионные маршруты, памятные знаки, выражающие принцип «гения места». Подобные предложения необходимо реализовать на основе историко-культурного опорного плана, предложения по разработке которого выполнены ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры — прим. ред.). Мы давно предлагаем обозначить границы острога. Это не требует больших затрат. Например, в Лейпциге я наблюдал за туристами, которые столпились около небольшой декоративной пластинки, вмонтированной в брусчатку, на которой было выгравировано, что на этом месте в таком-то году стоял Наполеон.

«Чтобы углубить семантику городской среды, ознакомить граждан с историческими событиями, именами великих людей, можно установить небольшой знак типа пюпитра с декоративной колонной. На декоративной плоскости дать короткую информацию: «На этом месте располагались Царские ворота», или «Здесь размещалась могила Шпрингера», «А на этом месте были ворота Любиной рощи». Возможно, на пересечении улиц Партизанской и Любинского проспекта восстановить сами исторические ворота вместо абстрактных часов, которых никогда на этом месте не существовало».

— Если мы заговорили о благоустройстве Любинского проспекта, какие еще недостатки есть в реализуемом проекте?

— Мы свои предложения озвучили на градостроительном совете. Прежде всего, мы выразили большую благодарность губернатору и руководству Газпрома за выделение средств по спасению нашей исторической святыни. Этой патриотической акции должно соответствовать качество любых архитектурных решений. Хотелось бы, чтобы авторы более бережно отнеслись к сохранению уникальных скверов у Драмтеатра и Дзержинского, которые были созданы омскими архитекторами. Необходимо, выбирая ширину дорожек и глубину их заложения, ориентироваться на максимальное сохранение каждого дерева, посаженного руками омичей. Я, к сожалению, не знаком с творчеством французского архитектора Эдуарда Моро (автор проекта благоустройства Любинского проспекта — прим. ред.). Но, как вице-президент Совета главных архитекторов России, я хорошо знаком с Санкт-Петербургскими архитекторами Явейном, Мамошиным, Земцовым — авторами реставрации Эрмитажа, Невского проспекта, известных созданием уникальных объектов в олимпийском Сочи, столице Казахстана Астане. Усилили бы авторский коллектив и омские архитекторы Паровышник — автор «Пяти звезд», Сергеев и многие другие.

— Какие объекты необходимо успеть построить к 300-летию Омска?

— Надо было бы отреставрировать, благоустроить, обогатить ландшафт города, разместить памятники, памятные знаки, малые архитектурные формы в трех сакральных пространствах: центр и площадь Бухгольца — место рождения Омска; Омская крепость — территория, хранящая память о событиях, представляющих интерес не только для России, но и для всего мира; обозначить место острога, положившего начало феномену самого читаемого в мире писателя Достоевского. Эти задачи были поставлены ещё восемнадцать лет назад, были приняты постановления, созданы различные центры, фонды, комитеты. Учитывая сложившуюся ситуацию, Омское отделение ВООПИиК предложило обозначить границы крепостей, обозначить исторические места памятными знаками, где указана информация об истории места: Царские ворота, Ильинская церковь, ворота Любиной рощи, памятный знак на месте острога, место высадки Бухгольца, место гражданской казни Потанина, место размещения церкви Сергия Радонежского и другие. Мне кажется, что профинансировать установку этих памятных знаков дело чести и конкретный факт проявления патриотизма со стороны наших предпринимателей и коммерческих структур.

Фото: Алёна Позевалова
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также