Омск
Заразились
14070 +179
Выздоровели
10657 +77
Умерли
391 +3
Россия
Заразились
1463306 +15971
Выздоровели
1107988 +11428
Умерли
25242 +290
om1.ru
«При мне из реанимации вынесли шесть чёрных мешков». Омич рассказал, как выбирался из лап ковидной смерти Портал Om1.ru побеседовал с одним из пациентов МСЧ-4, где сейчас проходят лечение пациенты с коронавирусом со всей Омской области. Мужчина чудом остался жив, несмотря на то что не попадал в категорию риска. О том, как он заразился, как протекала болезнь и что его напугало больше всего – в нашем материале.

«При мне из реанимации вынесли шесть чёрных мешков». Омич рассказал, как выбирался из лап ковидной смерти

«При мне из реанимации вынесли шесть чёрных мешков». Омич рассказал, как выбирался из лап ковидной смерти
Фото: Фото из МСЧ-4, где сейчас лежит герой нашей публикации
Портал Om1.ru побеседовал с одним из пациентов МСЧ-4, где сейчас проходят лечение пациенты с коронавирусом со всей Омской области. Мужчина чудом остался жив, несмотря на то что не попадал в категорию риска. О том, как он заразился, как протекала болезнь и что его напугало больше всего – в нашем материале.

Свое имя наш собеседник публиковать отказался — боится, что последствия перенесенного уже заболевания могут отразиться на его карьере и общении с друзьями и близкими. О себе он рассказал только то, что ему 42 года, работает в одной из омских фирм, бывает в командировках. В одной из таких командировок, по его предположению, он и заразился.

О начале болезни

Была запланирована командировка в Новосибирск и Барнаул на 26 мая. Я поехал специально на машине, а не на поезде, чтобы свести к минимуму риск заражения. Жил я там в гостиницах, питался там же, по дороге перекусывал на АЗС. После этой поездки всё было нормально, не было даже намёка на то, что я заболел. А в ночь со 2 на 3 июня температура вдруг выросла до 37,7. Накануне этого я чувствовал лёгкое недомогание. В соответствии с правилами, я вызвал участкового врача. Она выписала направление на МСКТ в МЧС-4 и вызвала скорую помощь. Скорая ехала больше двух часов, поэтому я решил позвонить им и отменить вызов. В МСЧ-4 поехал своим ходом, на личном автомобиле. Исследование показало наличие пневмонии. Поражено было 25% лёгких. В этот же день меня госпитализировали. Это было 3 июня.

Свою личность наш собеседник открывать не хочет, но согласился на фотографию в маске

Об анализах и лечении


В день госпитализации у меня взяли мазок на коронавирус. Результат пришел 7 июня. Положительный. Меня и ещё одного «положительного» перевели в «грязную» палату («грязными» наш собеседник называет те палаты, в которых лежат коронавирусные больные с подтвержденным диагнозом — прим. ред.). Болезнь развивалась очень быстро. 3 июня я был госпитализирован, а уже в ночь на 4 июня температура поднялась до 38 градусов. Сбивали её парацетамолом внутривенно или литическим раствором внутримышечно. Но это через некоторое время перестало помогать. А термомометр уже уже показывал почти 39 градусов. С 7 по 12 июня температура выросла до 39.7 и не падала даже под воздействием лекарств.

О реанимации

Мне перестало хватать воздуха. Дыхание было затруднено. Сатурация падала до 80% (у здорового человека этот показатель составляет в среднем 95% и выше — прим. ред). Мне даже просто сидеть было сложно из-за того, что нечем было дышать. И все это сопровождалось температурой 39,7 и давлением 190×110. И поехал я в реанимацию.

Смутно помню, конечно, как меня туда повезли, но первое впечатление запомнил очень чётко. В первый день оттуда вывезли шесть чёрных мешков (с трупами — прим. ред). По словам санитарок, среди них были и пожилые люди, и не совсем. Какая причина смерти была у них, я, конечно, не знаю. Но это ввело меня тогда в шок и ступор. Потом, конечно, привык, но и чёрных мешков было уже не так много. В среднем – по два в сутки. В основном пожилые пациенты.

О страхе

Испытывал я двоякие чувства. С одной стороны, я думал, что не помогают те лекарства, которыми меня лечат, и уже готовился к худшему. На второй день в реанимации мне сделали повторный МСКТ. Там подтвердилось поражение лёгких. Результаты: «КТ-¾» это значило что лёгкие поражены более чем на 75%. После этого анализа у меня реально опустились руки и стало страшно. Такого страха я в жизни не ощущал. Это было что-то подсознательное и не поддающееся объяснению.

Думал про себя, что ещё так много не доделал. О том, как будут расти дети. Мелкие ещё ведь. Всякие мысли лезли в голову. Пытался их отбрасывать и не думать о плохом. Но, как я уже говорил, это всё происходило подсознательно, и контролировать это было сложно.

К аппарату ИВЛ меня не подключали, хотя их там было в достаточном количестве: почти у каждой кровати была смонтирована точка доступа кислорода. 

О работе врачей и больнице

МСЧ-4 — хорошая больница. В палатах везде ремонт, современные кровати. Медперсонал профессионально подготовлен. Особенно хочу отметить медсестёр, докторов и санитарок в отделении реанимации. У них всё как по нотам и без лишних эмоций. Чётко, профессионально и быстро. Наверное, это один из факторов, который помог мне выкарабкаться. Я видел их работу и заботу о пациентах.

Лекарства и препараты здесь есть в полном объеме. Больница ни в чем не нуждается. Всего на всех хватает. Кормят здесь отлично, сбалансированно. Рыба и говядина через день. Питание 4-разовое. Но когда температура и дышать не можешь, то еду вообще не воспринимаешь ни в каком виде. Тем более ни обоняния, ни вкуса нет.

О родных

Сразу после того, как пришел мой положительный тест, всех родных, с которыми я контактировал, тоже протестировали на коронавирус. Все прошли тест трижды и у всех были отрицательные результаты. Поэтому всё прошло довольно спокойно. Волновались только за меня, когда я попал в реанимацию.

О своем круге контактов я говорил только при заселении в больницу. Больше у меня ничего не спрашивали и не выясняли. Роспотребнадзор моим родным не звонил и информацию не проверял.

О других пациентах


Другие пациенты, которые были заселены со мной в одно время, были с разной стадией болезни. Основная масса этап лечения прошла легко, без высоких температур и т.д. Но страх перед болезнью был в глазах у всех. Особенно, когда объявляли фамилии тех, у кого был положительный тест. Реакции были разные, но суть одна. Все были напуганы.

Сейчас мы лежим вдвоем с товарищем в пятиместной палате. Ему 60 лет. Тоже был в тяжёлом состоянии, но обошлось без реанимации. Мы с ним держим оборону, чтобы к нам не подселили пациентов из «грязной» палаты. Сейчас у нас тесты на коронавирус отрицательные, но риск повторного заражения остаётся. 

О выздоровлении

Сейчас врачи говорят, что динамика положительная. Но лёгкие ещё на 50% не работают. Врачи берут анализы и на их основании потом будут делать выводы.

Когда меня выпишут, ещё посижу 14 дней на карантине, а потом выйду на работу. Конечно, уже хочется обнять детей, родных, погулять на свежем воздухе и принять горячую ванну. 

Об ограничениях

Зря власти сейчас ослабляют режим. На данный момент к хорошему это не приведёт. Болезнь страшная и резкая как выстрел.

Еще по этой теме:

Ничего не болело, а тест был отрицательный: мужчина рассказал, как от COVID-19 умирал его отец

Просилась в больницу, но ей отказывали: история девушки, которая умерла от коронавируса

«Сорвал с медсестры защиту, начал чихать». Омич, переболевший коронавирусом, рассказал о жизни в больнице

«Я чувствовал панику и адский страх». Бывший омич рассказал, как его лечили от коронавируса иван-чаем

Страх, пневмония и куски кожи. Побывавший в «красной зоне» омич рассказал о смертельной схватке с COVID

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзене.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)