Омск
Заразились
21117 +235
Выздоровели
14225 +120
Умерли
581 +7
Россия
Заразились
2138828 +24326
Выздоровели
1634671 +23226
Умерли
37031 +491
om1.ru
Доносы, фильмы для старшеклассников и вечная молодость. Известные омичи – о том, что им дал комсомол Сегодня комсомолу исполняется 102 года. Для истории России – это большая глава, которая ушла безвозвратно, но остается в памяти у многих людей, которые жили во времена СССР.

Доносы, фильмы для старшеклассников и вечная молодость. Известные омичи – о том, что им дал комсомол

29 октября 2020, 19:30
спецпроект

Доносы, фильмы для старшеклассников и вечная молодость. Известные омичи – о том, что им дал комсомол
Фото: Pixabay
Сегодня комсомолу исполняется 102 года. Для истории России – это большая глава, которая ушла безвозвратно, но остается в памяти у многих людей, которые жили во времена СССР.

Именно 29 октября 1918 года было принято решение создать и объединить разобщённые союзы в единую организацию, которая будет работать под эгидой партии большевиков. Первое название партии звучало так: Российский Коммунистический Союз Молодёжи. После этого в название вносились ещё правки, но самым популярным стало название ВЛКСМ, принятое в 1926 году. Оно расшифровывалось так: Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи.

Портал Om1.ru решил узнать у известных омичей, какой след в их жизни оставил комсомол? И как они сегодня воспринимают это явление?

 
Виктор Вайнерман
омский литератор, директор литературного музея имени Ф.М. Достоевского

«Жить без руля и без ветрил — дело, быть может, хорошее. Но всё же, думается, лучше идти под парусом, имея в руках штурвал…»

Участие в жизни комсомольских организаций я принимал достаточно активное. Довольно долго с гордостью говорил, что был принят в комсомол в год его 50-летия и в тот день, когда оно отмечалось. Помню своё волнение, когда готовился к приёму, как учил, сколько орденов у комсомола, за что были даны. Учил Устав. «Принципы демократического централизма» знал назубок.

В первые годы моей работы в краеведческом музее дважды избирался делегатом на отчётно-выборные конференции, даже собирался вступать в ряды КПСС, что страшно напугало моих коллег. Они решили, что я хочу сделать карьеру, о чём доложили в райком. Давшие мне рекомендации в партию заслуженные люди вынуждены были их отозвать. Парни из райкома, помнится, меня даже пожурили за неумение наладить отношения с женским коллективом. Я им объяснял, что ещё не отошёл от срочной службы и, наверное, излишне прямолинеен. Теперь я благодарен всем, написавшим тот донос, и самой ситуации, заставившей меня остаться всего лишь активным комсомольцем.

А потом началась перестройка, а с нею пришла гласность. Журналы, газеты стали публиковать статьи, перевернувшие моё представление о мире с ног на голову. А, может быть, наоборот, это я стоял на голове, а благодаря этим публикациям встал на ноги. Во всяком случае, комсомол — это часть моей жизни. И в моём архиве до сих пор хранится и комсомольский значок, и комсомольский билет. Правда, не тот, первый, а тот, что мне выдали во время моей службы в армии во время обмена документов.

Сейчас думаю, что в такой организации, какой был комсомол, есть и свои плюсы, и свои минусы. Главный плюс, как я понимаю, — в единении молодёжи. При всём индивидуализме, свойственном молодым, всегда хочется быть причастным к чему-то большому, к чему-то, что вызывает уважение и задаёт определённую планку, ставит ориентиры и помогает выбрать цель всех своих действий.

Главный минус — в идеологической составляющей. Ориентация на партию коммунистов, как на организацию высшего звена, в которое необходимо стремиться попасть, слишком очевидно превратилась в последние годы существования комсомола в стремление получить доступ к кормушке, к власти, к элитному обществу.

Жить без руля и без ветрил — дело, быть может, хорошее. Но всё же, думается, лучше идти под парусом, имея в руках штурвал…

 
Борис Сухоруков
блогер, журналист

«Вечно молод, хоть и не в комсомоле»

В детстве я часто слышал песню со словами «Не расстанусь с комсомолом. Буду вечно молодым». Пафосная, пропагандистская песня, наполненная максимализмом. Комсомол — Коммунистический Союз Молодёжи. В советское время комсомол считался обязательной ступенью инициализации советского человека. Первоклассники становились октябрятами. А третьем-четвёртом классе переставали носить октябрятский значок. В 10 лет нужно было становиться пионером.

В 14 лет всех ждала новая ступень — комсомол. И атмосферу создавали такую, что не стать комсомольцем было очень странным. Того, кто не вступал в ряды ВЛКСМ, звали несоюзной молодёжью. Я был самым младшим в классе. Когда все мои одноклассники уже вступили в комсомол и носили на груди значок с профилем Ленина на фоне Красного знамени, я ходил без всяких признаков принадлежности к каким-то политическим организациям. Я даже немного страдал от такого положения. Чувствовал себя отщепенцем, изгоем. Такой психоз накачивала пропаганда. Вступление в комсомол мне позволило легко вздохнуть: «Я такой же, как все!» И это считалось хорошим знаком — быть таким же, как все.

С детства я был правдолюбом и максималистом, упрямцем и занудой. Если я видел несправедливость, я с нею боролся. Видя мои качества, учителя меня назначили председателем учебной комиссии в школе. Я был главой органа школьного самоуправления. На каких-то общешкольных сборах я даже толкал речи, говорил без бумажки. Искренние слова, а не то, что хотят слышать. Воспринимали двояко. Нравилось, что зажигал массы. Но побаивались, что поведу куда-то не туда. Не туда, куда ведёт партия Ленина…

Фото: Борис Сухоруков universman.livejournal.com

В институте я как-то хотел расшевелить болото и стал членом редколлегии. Я писал заметки и стихи для институтской многотиражки «Транспортник», рисовал плакаты, издавал собственную настенную газету «Смысловая нагрузка». Я на ватмане рисовал, клеил фотографии, писал заметки. И всё это вывешивал на стенде в коридоре Транспортного института. Однажды мою газету кто-то снял со стенда. Меня вызвали в комитет комсомола и сказали, что газету сняли по указанию парторга института. Оказывается, что на одном листе газеты соседствовали статья о Маршале Советского Союза Дмитрии Тимофеевиче Язове, уроженце Омской области, и реклама презервативов, надёжном средстве от СПИДа. Такая цензура мне очень не понравилась.

После армии, когда я восстановился на третьем курсе, в стране уже вовсю шло политическое брожение. В 1990 году я принял участие в масштабном митинге на площади перед облисполкомом. Репортаж с фотографиями я опубликовал на большой стенной газете, со множеством собственных фотографий, на которых были Казанник, Минжуренко, Носовец… Партком института увидел недобрый знак в такой диссидентской активности. Не знаю, кто порвал газету. Её сняли по формальному признаку — рваная газета смотрелась в холле института неэстетично.

Фото: Борис Сухоруков universman.livejournal.com

Я подумал и написал заявление о выходе из комсомола. Со мной долго беседовали и замдекана, и комитетчики. Это было ЧП. Из комсомола хотел выйти не рядовой комсомолец, а член комитета комсомола. Из меня всё выпытывали, куда я переметнулся. А я уходил в никуда. Я просто устал шевелить это болото лицемерия и формализма…

 
Василий Цой
независимый директор группы «МИНД»

«Были общие цели, и ты гордился тем, что работаешь и живёшь ради общей цели»

Комсомол мне многое дал. Я не знаю, как в других местах происходила жизнь в комсомоле, но у меня она была очень тесно связана с получением первичных навыков руководителя и особенно навык умения сплачивать коллектив. Там ставились общечеловеческие цели: любовь и гордость за свою страну, в которой ты живёшь. У меня приятные воспоминания о том времени. Я стал комсомолом в 14 лет в Казахстане.

Помню был случай, когда я заканчивал омский политех. На распределение там была такая система: тот, кто хорошо успевал, первый выбирал, на какое предприятие ему идти работать. Получилось так, что я входил в тройку или в пятёрку на потоке. И соответственно, ушёл один из первых, но распределение по моей специальности шло на оборонные предприятия и на то предприятие, куда я хотел. Но мне сказали, что там нет мест, хотя они были.

Я в растерянности вышел, ничего другого не выбрал и в итоге распределился на Омский телевизионный завод. А потом мне объяснили, почему меня не пустили на тот завод: они сказали, что он секретный, поэтому туда пускают людей только с основной национальностью. Если б я был казахом, меня бы пустили, а так как корейцы не входят в основные специальности, нет отдельной автономной республики, то меня не взяли туда работать, несмотря на то что я был комсомольцем.

Фото: Василий Цой со значком комсомола (личный архив).

Задумка комсомолов была хорошая, она до сих пор имела бы смысл, просто она сильно идеологизированная была. Тем не менее она каким-то образом помогала молодым людям определиться, ставила жизненные цели, не только личные, но вообще. У всех была общая цель, и комсомол её определял. Не всегда, конечно, личные цели совпадали с общими. Сейчас у нас личных целей ни у кого нет. Каждый сам за себя, и вся молодёжь в разные стороны смотрит. В моем понимании получается бардак, нет общих целей, даже нет личных. Все живут сегодняшним днём.

 
Алексей Алгазин
директор ООО «Бюро судебных экспертиз»

С Днём комсомола!

Я в комсомол не успел вступить. В тот момент полным ходом шла перестройка и советская идеология активно разрушалась. Поэтому вступать в комсомол было не обязательно, наоборот, стало модно отказываться как бы по идейным соображениям.

На нашей параллели старших классов почему-то решили вообще никого не принимать в комсомол, от греха подальше. Но я помню случай, когда мне помог комсомольский значок старшей сестры, который я без спросу надел, чтобы меня пропустили на фильм «Пираты 20-го века» как старшеклассника. Сработало!

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новости.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Катя 30 октября 2020 | 14:18
Значит, идеологическая работа в Омске была слабой не с начала перестройки. Где-то упустили , ослабили, поэтому так меркантильно молодой человек использовал комсомольский значок, за который во время войны погибали молодые бойцы.
Показать все комментарии (еще -1)