Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен
Раздел Общество
7 мая 2016, 08:35

Живые легенды Омска: Ветеран Николай Самойлов 9 мая встретит День победы и День Рождения

Живые легенды Омска: Ветеран Николай Самойлов 9 мая встретит День победы и День Рождения
Фото: Максим Кармаев
В этом году ему исполнится 91 год. На фронт Николай Филиппович ушел в 1944 году, служил снайпером в горнострелковой артиллерийской дивизии. Тогда ему было всего 17 лет.

Фронтовик шутит, что сейчас он считается самым молодым.

— Меня ранили, когда мне восемнадцать не было. Я добровольцем пошел, как многие. Школу закончить не успел. Я был круглой сиротой. Мать умерла, когда мне было всего полтора года, отца взяли как врага народа. Меня никуда не брали ни в детсад, ни в другие учреждения. Как сына врага народ, — а какой он был враг? Тогда многих просто так раскулачивали. А в 39 меня устроили по блату в «Артель Обувь». И с первой зарплаты мастера сказали, давай, угощай нас с получки. Я купил им бутылку. И тоже мне чуть-чуть налили. А что я, пацан — лет 13 мне было. Иду по улице, в гору подыматься надо было, а я не могу. И шел с нашего двора татарин пожилой. Тогда он мне казался стариком, ему, может быть, лет 50 было. Привёл меня к себе, уложил, напоил чаём и говорит: «вот ты круглый сирота, а если бы подморозило тебе ноги, кому ты нужен будешь. Вот с этого времени не перепиваю никогда. И не переедаю, не курю. Считаю, что нужно во всем соблюдать меру. И на фронте так.

Николай Филиппович попал на Карпаты. На территории Венгрии получил ранение, незадолго до окончания войны — второе. Но об этом фронтовик вспоминать не любит.

— Ранения у меня легкие были. Вот если бы руку оторвало, тогда бы это считалось тяжелым. А так — осколок возле икры. Меня завалили, думали, что я уже мертвый, а потом вытащили. Палец у меня большой на правой ноге вверх смотрел. Загнуло так, дерево там как раз упало. Ну, ничего, правда сейчас немного дает о себе знать.

На территории Венгрии получил ранение, незадолго до окончания войны — второе. Но об этом фронтовик вспоминать не любит.

— Ранения у меня легкие были. Вот если бы руку оторвало, тогда бы это считалось тяжелым. А так — осколок возле икры. Меня завалили, думали, что я уже мертвый, а потом вытащили. Палец у меня большой на правой ноге вверх смотрел. Загнуло так, дерево там как раз упало. Ну, ничего, правда сейчас немного дает о себе знать.

О том, что пришлось пережить в те годы, рассказывает тоже с неохотой. А вспомнить ветерану есть, что каждый день — целая книга.

— В горах же ничего нет. На ишаках нам пищу подвозили, — такие термоса были у них. И вот, смотришь, одного ишак убили, потом второго. Там много случаев было. Один раз старшина привёз покушать, а потом повернулся, и раз — пол головы нету. Танкистов много погибло на наших глазах. Вот, как немцы ударят, смотришь, так загорелся. Они выскакивают, а их из пулемета добивают. Да, что об этом вспоминать…

Николай Филиппович через всю Польшу, освобождал Варшаву, а войну закончил в Чехословакии. Награжден многими наградами, особенно ценные из которых два ордена Красной Звезды. На вопрос — за что, отвечает весьма скупо.

— За оду сопку. Нужная высота была, потом вторая. Была команда взять всеми правдами и неправдами. Пошли в атаку. Пошла рота. Вернулись немногие. Важная была сопка, она господствовала над дорогами. И она несколько раз переходила. От них к нам. То после арт налёта они вернутся, то мы ее возьмем.

Свой день рождения на войне Николай Филиппович никогда не отмечал. И искренне удивляется рассказам про праздники во время войны.

— Какой день рождения! Вот когда поют песни: « Землянка наша». Какая там землянка, выкопал чуть-чуть, чтобы голову спрятать. И никаких землянок ничего не было у нас. Вот потом я спрашивал у многих, ходили в атаку? Ходил. И что ты кричал? За Родину, за Сталина. Врешь, не ходил. Мы когда ходили, кричали: «Ааааааа!». Там сам себе кричишь, чтобы поддержать.

Даже 9 мая 1945 года для него не был праздником.

— У нас война закончилась не 9 мая, а 13-го. Были подразделения такие, они не хотели сдаваться. И вот они по нам стали стрелять, когда мы уже и не ждали. Много людей погибло. 9, 10, 11 мая — уже закончили с этими группировками.

В прошлом году на московском параде Победы Николай Филиппович представил Омск.

— Из каждого региона был один человек. 85 регионов и 85 человек были с сопровождающими. Слов нет, конечно, столько впечатлений! В музее были, в санатории у министра обороны Шойгу, а 9-го нас пригласили в Кремль. Сначала парад, а потом банкет в Геогриеском зале — икра, осетрина. Однополчан не встретил, уже все уши. Тем более они старше, чем я были.

В этом году фронтовик уже побывал на встрече ветеранов «В лесу прифронтовом», торжественно открыл велопробег «Маршрут Победы» и в день рождения планирует придти на парад — лучшего праздника в свой день рождения он не представляет.

Дарья Федосеева

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также