om1.ru
Омичка откровенно рассказала о своих съёмках в фильме «Матильда» К съемкам вышедшего в прокат нашумевшего фильма «Матильда» оказались причастны и омичи.

Омичка откровенно рассказала о своих съёмках в фильме «Матильда»

30 октября 2017, 12:23
интервью

Омичка откровенно рассказала о своих съёмках в фильме «Матильда»
Фото: rossaprimavera.ru
К съемкам вышедшего в прокат нашумевшего фильма «Матильда» оказались причастны и омичи.

Как стало известно Om1.ru, в сцене коронации эпизодическую роль сыграл директор киноцентра «Вавилон» Борис Собко, а в одной из танцевальных сцен в массовке — омичка Евгения Крупко (девичья фамилия — Янчицкая), хореограф, давно живущая в Санкт-Петербурге. У неё там своя детская танцевальная студия при общеобразовательной школе. Сцена попала и в трейлер фильма. Евгения побеседовала с корреспондентом Om1.ru, поделившись своим взглядом на съёмки и интересными подробностями.

 — Ещё в октябре 2014 года в сети «ВКонтакте» был объявлен кастинг людей с балетной подготовкой, но об этом я узнала от знакомых. В Питере у танцовщиков круг всё равно довольно узкий, почти все друг друга знают. Ограничение по возрасту было примерно лет до 34-х, точно не помню. Искали миманс — людей для массовых балетных сцен. Но кастинг был минимальный. Мы померили костюмы, нас в них фотографировали, когда вставали в какую-то любую балетную позу. И потом отобранных людей приглашали на съёмки, где уже нужно было танцевать. Танцевали что-то несложное, потому что в то время была другая техника. И самая рядовая современная балерина была бы примой. Но со временем всё усложняется, и технологии, и обувь, и сценическое покрытие, и конечности у людей становятся длиннее, а связки — мягче. Сейчас танцуют совершенно по-другому.

Фото из личного архива Евгении Крупко

Отбирали на определённую сцену. Меня — на сцену с фуэте. Я ещё не смотрела фильм, поэтому не могу сказать, где она точно (эпизод во второй половине картины, с балетом, где Кшесинская оспаривает у французской балерины роль невесты царя — прим. ред.). Там стоят миманс в средневековых костюмах на заднем плане. В том числе и я. Примерно 16 вместе с мужчинами-танцорами.

На съемках фильма «Матильда»

В первые дни съёмок сцены — уже в феврале 2015 года — всё было скрупулёзно в плане макияжа, костюмов, то есть нельзя было накрасить себя по-другому, каждый раз красили гримёры, делали причёски. Кстати, отбирали так, чтобы у артистки были хорошие волосы, лучше длинные, и лицо примерно того времени. Мне за неделю корсет стал малой из-за беременности, я просила заменить его на костюм «под грудь», мне отказали. Потому что и такая мелочь была бы видна на экране — что человек уже стоит не в том костюме. Второго состава не было. Тогда я сама обрезала корсет и перевязала костюм резинками. Не заметили. Потому что спиной поворачиваться практически не надо было. Под конец уже никто ничего не замечал, потому что всем было всё равно, все очень устали. Там уже красились сами, чуть ли не в маршрутках.

Сцену снимали неделю. Согнали танцевать девочек из Пермского училища (все сильные, там признанная школа), им денег не платили, студенткам это вообще не полагается, если они и в театре танцуют. Мариинское и Вагановское училища своих учениц не дали, потому что вырывать на неделю людей — это рушить учебный процесс. Платили солисткам, которые дублировали Михалину Ольшанскую и Сару Штерн. Ольшанскую дублировала молодая артистка с особенно хорошей подготовкой.

На другие сцены моих коллег ещё приглашали. До лета. Но лично я уже не могла сниматься, Беременность не позволяла.

Евгения Крупко в сценическом костюме на съемках «Матильды»

От работы со Штерн и Ольшанской у меня совершенно разные впечатления. Это люди с разным подходом к работе. Сара абсолютно без диких амбиций, опытная актриса, трудолюбивая, скрупулёзно подходит к своему делу. Она готовилась к съёмкам два года — учила русский и занималась балетом. Это было видно, когда выходила. Она очень старалась, слушала любой совет, который ей давали, даже из самого глубокого кордебалета. Всегда говорила нам спасибо за помощь. Мы ей хлопали почти после каждого дубля. С ней было очень приятно работать и общаться.

Что касается Ольшанской, то у нее наоборот именно актёрское трудолюбие отсутствует. В этой профессии нужно уметь делать много раз. Что-то переделывать, исправлять. А она много психовала, вела себя по-детски — если что-то не получалось, а не получалось у неё практически всё в балетных сценах. Нужно было составить дубль по музыке и тому, как крутятся дублёрши-танцовщицы, ведь у киноактрис снимали только верх. И она верхом должна была максимально близко станцевать к балетным па. Но у Михалины эта органика вообще отсутствовала. Они никогда в жизни не занималась ни танцами вообще, ни балетом. Хотя, казалось бы — если ты играешь в фильме про балет, тем более главную роль, будь любезна, ознакомься хотя бы с элементарными вещами. Очень много было её эмоциональных взрывов.

И очень много курила прямо на площадке.

Фото со съёмок фильма «Матильда»

— Тебе непонятно, почему именно её на эту роль взял Учитель?

 — Думаю, что из-за лица. Может, был и не в курсе её актёрских способностях. Без понятия на самом деле. Но видно было, что он очень расстроен её работой. Все были уверенны, что он пожалел о выборе 100 раз. Режиссёр присутствовал на площадке всё время. От него впечатления самые приятные, очень добр, уважителен и деликатен с актёрами, другое дело, что его ассистенты могли быть не так милы. По нему не видно, что это мэтр кино, на площадке он просто тихо рулит процессом, криков не было никогда. Он мог делать замечания нам, когда уже очень сильно уставали и шутили и смеялись над теми, кто не справлялся. В микрофон говорили, что, мол, ещё один такой выпад и удалят с площадки. Вообще за такую работу оплата полагалась выше, чем нам платили. Мы узнали у третьих лиц потом. Цифру я называть не буду. Но мы на самом деле получали примерно в три раза меньше, чем должны были. Как обычная массовка, хотя у нас-то массовка была необычная. Это не цена за такую работу. Такие деньги платят обычной массовке, которая, скажем, играет в офисе сотрудников в собственной офисной одежде. Но мы торговались, потому что смены были длинные, можно было выйти из дома на съёмки в пять часов утра и вернуться в час-два ночи. Расписываться за деньги нигде было не нужно. Расписывались только за конфиденциальность. Нельзя было сливать фото со съёмок в сеть и рассказывать подробности кому-то до премьеры.

кадр из фильма «Матильда»


— Как ты совместила съёмки и основную работу?

— Я предупредила директора школы об этом. Я работаю на себя, плюс частично занимаюсь с детьми бесплатно. Меня на это время никто не заменял, я потом возместила пропущенное переработками.

— Как думаешь, почему так надолго затянулись съёмки? Фильм вышел только сейчас, а снимался ещё в 2015 году.

— Когда мы снимались, нам сказали, что фильм выйдет в 2016-м. Думаю, он долго проходил цензуру из-за этого скандала. К тому времени, когда мы присоединились к процессу, было уже многое отснято.

— Как отреагировала, когда узнала о начавшейся кампании против фильма?

— Мы это воспринимали как полный бред, потому что режиссёр имеет право снять свою точку зрения, а не общественную. Я отнеслась вообще спокойно. Посмеялись в комментариях в соцсети «ВКонтакте», когда съемочная группа, например, помощник режиссера Виталий Хаджиев, выкладывал трейлеры или благодарности снимавшимся — «Вас там ещё не сожгли?»

кадр из фильма «Матильда»

— Сама ты на премьере не была? Планируешь посмотреть фильм?

— Так как я очень занята, не могу просто так пойти в кино, мне для этого нужно лишний раз нанимать няню для ребёнка, то я дождусь, когда картину выложат в Интернете в хорошем качестве. По-моему, было какое-то общее приглашение на премьеру, но это надо было специально списываться с Хаджиевым, подтверждать, что ты хочешь прийти, чтобы внёс в список. Но мне, правда, было некогда.

 

Анфиса Пушкина

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)