Мужчины больше не нужны? Первые впечатления о спектакле «Отец»

12 марта 2018, 12:12

Мужчины больше не нужны? Первые впечатления о спектакле «Отец»
Фото: Андрей Кудрявцев
Извечную войну между мужчиной и женщиной, показанную шведским писателем Стриндбергом в XIX веке, переосмыслил на современный лад режиссер Павел Зобнин.

На сцене камерного театра прошла премьера.

Отец

Кто такой отец? Это человек, который поднимал вас в детстве к самому потолку? Показал первый в жизни ледоход? Привез из командировки новую куклу, смотреть на которую приходил весь двор? Наверное, у каждого есть свои воспоминания, связанные с этим словом. Если, конечно, судьба сделала вам этот подарок — и отец у вас был. Но даже если это и так, скорее всего, воспоминаний не так много. Общество с незапамятных времен устроено очень прагматично: муж — добытчик, жена — хранительница очага. Она большую часть времени проводит с детьми, с ней связаны все счастливые моменты. Ему их остается гораздо меньше. XXI век в этом плане стал еще более прагматичным — говорить о чувствах между отцом и дочерью или отцом и сыном вообще не принято. Не дай Бог, их истолкуют в извращенном свете.

А связь между отцом и его детьми невероятно глубокая. Такая, что ее трудно описать словами. Ведь мы редко задумываемся о ней, так же, как редко задумываемся о воздухе, которым дышим, о земле, по которой ходим. И дело здесь не в цепочке хромосом. Не только в ней. Что же это за связь — это одна из тем пьесы Августа Стриндберга.

В ролях Лаура — жена Ротмистра, Анна Ходюн, Берта, их дочь — Кристина Лапшина.

Сами рассуждения героя на тему, может ли наверняка знать мужчина, что он отец — сегодня, когда каждый вечер на центральных каналах какой-нибудь очередной звезде делают тест ДНК, кажутся забавными. Но тема, которую затрагивает Стриндберг, глубже.

Главный герой Ротмистр по его собственным словам, «17 лет провел в добровольном рабстве» (под этим понимается тяжелая и не очень любимая работа) ради жены и дочери. В последней он видит продолжение себя, «бессмертие своей души». И мысль о том, что Берта может вдруг оказаться не его ребенком буквально сводит его с ума. Мир рушится. Жизнь бесцельна, и последняя, кто может протянуть ему руку в этом хаосе, сказать единственно нужные верные слова — его дочь Берта. Но простых добрых слов в этот момент у нее не находится. Вместо них она говорит: «Ты мне не отец». Эти слова она произносит не со зла, не по злому умыслу. Просто так ребенок защищает мать. Единственное, что видит дочь в конфликте родителей, — зажженную лампу, которую Ротмистр бросает в свою жену. Удары, которые наносит Лаура, — невидимы и жестоки.

Муж

Ротмистр — заслуженный артист России Михаил Окунев.

Конфликт между Ротмистром и его женой разгорается из обычного житейского вопроса. Он хочет, чтобы Берта уехала в город и стала учительницей. Так, в случае неудачного замужества она сможет прокормить себя, а в случае удачного — воспитать своих детей. Но его жена видит в девочке таланты актрисы и мечтает о красивой жизни для нее.

Олег Теплоухов, исполнитель роли пастора:

— Мы много смеялись, когда только начинали читать пьесу. Ведь это же смешно — счастливых людей к трагедии привела сущая ерунда. Нас занимал вопрос: когда в многолетнем браке наступает момент, после которого уходит взаимное доверие и любая мелочь может вдруг в одночасье вырасти до гигантского кома? И тот ком, катясь с горы, рушит жизнь всей семьи, чего они на самом-то деле не хотели. Всему виной лавина страстного чувства, когда никакие доводы и аргументы рассудка уже не действуют, а ревность, недоверие и боязнь самого себя выпирают наружу.

Жена готова писать письма знакомым мужа, день за днем упорно распространяя слух, что он душевно болен. И каждый день упорно сводить его с ума. Уничтожать его. Потому что он больше не нужен. Он только мешает. Мешает поступать так, как хочет она: воспитывать дочь, тратить деньги на хозяйство. Жалования Ротмистра, которое будет получать его семья, в случае если его признают душевно больным, хватит на спокойное существование.

Тема, обозначенная в XIX веке, сейчас приобрела глобальный характер. Традиционный уклад семьи разрушен. Не нужно пахать и сеять, строить дома. Женщина вполне может прокормить себя и своего ребенка сама. Мужчина больше не является необходимостью. Именно это на самом деле — причина большинства разводов. Зачем же терпеть в доме человека, который вдруг стал тебе чужим? И может быть, еще все время указывает на то, как тебе жить. Раздражает своим контролем и ворчанием.

Но только ли на взаимной необходимости держится брак? И можно ли жить так, чтобы не убивать друг друга каждую минуту? Эти вопросы в спектакле остаются открытыми.

Михаил Окунев, исполнитель роли Ротмистра:

— На самом деле в Европе эту пьесу Стриндберга ставят очень часто. Наверное, она на втором месте после «Фрекен Жюли». И как ни крути, это трагедия. Очень серьезная тема поднималась в то время, должна ли женщина бороться за свои права. Это движение началось в Англии и распространилось по всей Европе. Сейчас некоторые рассуждения на данную тему вызывают усмешку, поэтому некоторые сцены могут показаться забавными. Там все есть. Получилась такая трагикомедия — актуальный жанр на сегодняшней день.

8D

Действие происходит на камерной сцене — зрителей от артистов отделяет в буквальном смысле лишь один шаг. Герои поднимаются по лестнице на второй этаж. Садятся рядом. Нет и такой привычной границы, как занавес. Третьего звонка, оповещающего, что спектакль уже начался, тоже нет. Эффект погружения в происходящее создается полный. И нужно отметить мастерство режиссера — нет ощущения, что ты невольно подглядываешь за чужой жизнью. Хотя и не до конца понятно, какую роль мы, зрители, играем в этом спектакле, присутствие здесь и сейчас в семье, которая жила сто лет назад, кажется уместным и даже необходимым.

Исполнители

В таких случаях принято писать: «блистательный актерский состав», «они поражают своим мастерством». Но это не так. Они живут, болеют, страдают, убивают и умирают прямо здесь и сейчас.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также