«Цыганы» на сцене Омского ТЮЗа подняли на ноги зал

13 апреля 2018, 15:26

«Цыганы» на сцене Омского ТЮЗа подняли на ноги зал
Фото: Архив Om1.ru
Поэтическая трагедия на стихи А. С. Пушкина в ритме фламенко затягивает в водоворот страстей.

Ближайшие три дня по вечерам с 18:00 часов омичи увидят на сцене ТЮЗа постановку молодого режиссера Евгении Мальгавко. Музыкальную поэтическую драму в стиле фламенко «Цыганы» по мотивам поэмы А. С. Пушкина некоторым удалось посмотреть за день до премьеры. И, надо сказать, она впечатлила зрителя.

Здесь не нужны слова, здесь фламенко

Это не классическая постановка, это нечто вдумчиво-сюрреалистичное. В первые минуты происходящее на сцене вводит в некий транс. Свет приглушенный, сине-фиолетовый, музыка в ритме ударов сердца, декорации простые, но в тоже время продуманные до мелочей, и даже костер, отсветы которого, прыгая по одежде и лицам, погружают в атмосферу вольной жизни кочевого народа.

Жизнь табора через юродивого

А на сцене разворачивается любовная история. Свободолюбивая, неугомонная Земфира (Надежда Костюк) порхает, как птичка певчая, пока не встречает бегущего от закона Алеко (Михаил Квезерели). Страсть, горячие поцелуи и ритмы фламенко.

Все просто

Здесь нет привычных ярких костюмов и расписных платков цыган. Все в приглушенных пастельных тонах, в единой гамме. Лишь главные герои привлекают к себе внимание яркими предметами одежды: платок, брюки, жилет.

Алеко

Табор снимается с места, а с ним и новоиспеченный цаган. Появление медведя, прикованного цепью к столбу, не случайно. Алеко отпускает своего дикого зверя на свободу, избавляясь от сковывающих цепей, и торопится жить и наслаждаться любовью прекрасной избранницы.

Выпустил дикого зверя на свободу

Счастье длится недолго. Зефира, дитя полей и ветра, после рождения ребенка мается с опостылевшим Алеко. Он пугает ее и душит своею любовью.

Ленивая жизнь

Девушка находит утешение в объятиях молодого цыгана (Дмитрий Керн). На очередном тайном свидании любовников застает ревнивый муж.

Он весь в крови

Интересным режиссерским решением стала фигура смерти (Вероника Крымских). Она появляется в виде прекрасной черноволосой девы с длинной косой. Она пришла не за дряхлой цыганкой (Александра Корнева), она наблюдает и ждет своего часа. С нее все начинается и ею заканчивается. Она поет свою печальную песню и забирает сразу двоих.

Смерть с косой

Здесь нет суда, но никто не желает жить с душегубом. Табор прогоняет Алеко. Убитый горем отец Земфиры (Евгений Сухотерин) остается один на один со своим горем. Когда-то он потерял жену, которая сбежала с другим, бросив дочь. А сейчас смерть забрала Земфиру. Свое горе он выражает танцем под бледным светом луны.

В свете луны

Еще один яркий персонаж вносит атмосферности в размеренную, ленивую жизнь цыган. Юродивый (Александр Галимов) появляется в каждой сцене. Он радуется, играет и горюет за всех над телом убитой прелестницы. Именно через него на зрителя выплескиваются эмоции, которые скрывает вольный народ. Он говорит, заикаясь, он танцует, насколько позволяют веревки и кандалы, сковывающие движения, соединяя в себе детскую непосредственность и все уродство жизни.

Уродство скованности

Спектакль завораживает и затягивает, и нет желания даже на минуту отвлечься, уткнуться в телефон. Хочется впитать в себя каждое движение, каждое слово, каждый звук.

Зритель принял постановку с восторгом. Зал рукоплескал стоя.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также