Дарья Марениченко: «Мне казалось, что я приду толстая, а там все уже такие красивые»

29 апреля 2018, 11:10
интервью

Дарья Марениченко: «Мне казалось, что я приду толстая, а там все уже такие красивые»
Фото: Анастасия Сидорова
Портал Om1.ru пообщался с хозяйкой омской танцевальной студии и тренером по Pole Dance.

Сегодня, 29 апреля, во всем мире отмечается День танцев. Перед праздником мы побеседовали с хозяйкой открывшейся два года назад на Новой Московке школы танцев «Marsala» Дарьей Марениченко.

— С чего началась ваша любовь к танцам и хореографии? Как давно?

— Я никогда ничем не занималась. Потом, когда родила первого ребенка, потеряла свою отличную фигуру. Она была у меня всю жизнь сама по себе без всяких физических нагрузок и диет. А после родов тут места некрасивые, там некрасивые. Я решила, что пора как-то физически воздействовать на это.

— Как вы пришли в Pole Dance?

— Мне было уже 25 лет. Просто тренажерный зал — не для меня, неинтересно, сразу отпадает. Тогда только стал появляться Pole Dance в Омске. И я зашла к однокласснице на страницу в соцсети, смотрю, она висит на пилоне, такая красивая, фигура классная, загорела, и я тоже решила пойти заниматься. Долго не могла решиться. Я думала, что я приду толстая, а там все уже красивые, наученные, умеют все, а я приду и буду выглядеть нелепо. Но в зале занимались девочки разных фигур, роста и телосложения. У меня давольно быстро начало все получаться и тело подтянулось. Потом я поменяла студию, так как первая закрылась. Также занималась усиленно, и через год мне предложили стать тренером. Я, естественно, согласилась.

Pole Dance — это одно из направлений современного танца. Его еще называют «танец на пилоне» или «танец с шестом». В России это направление появилось сравнительно недавно, но уже приобрело бешеную популярность.

— Как сложилось тренерство?

— Я набрала 3 группы, вела около года. Затем из-за межличностных отношений мне пришлось уйти. Когда об этом узнала вся моя группа, которая ходила ко мне, начались звонки: «Даша, что случилось?». Я говорю: «Ничего страшного, просто, ухожу». Они: «Мы с тобой». И мне пришлось искать помещение, которое могу взять в аренду. Не брошу же я их. В другой школе арендую зал, во внеурочное время и привожу туда девчонок. Через два месяца занятий я узнаю, что беременна вторым ребенком. Девчонкам ничего не говорю. Я вела где-то до седьмого месяца, то есть у меня уже был приличный живот. Конечно, в пределах разумного. Больше говорила, чем показывала. Параллельно в эти месяцы я уже готовилась к открытию своей школы: искала помещение, заказывала оборудование, планировалось все раньше, но все затянулось, как это обычно происходит.

— В помещении были просто голые стены?

— Потолок, плитка. Все остальное сами — клеили, красили, положили ламинат, зеркала установили. Хотела именно этот район, потому что на Рабочих (название улицы) ничего подобного нет, есть просто фитнес. А вот именно пилоны, еще более какие-то интересные направления — такого нет.

— Да, они все обычно в центре базируются.

— Да, они все в центре, там их очень много. Поэтому решила здесь, сделать удар по Московке. Открылись. Половина девочек, которые ходили, конечно, отсеялись, кому уже неудобно было сюда ездить (до этого мы занимались в центре). Но большая часть пришла сюда, хотя многие даже с Нефтяников самых глухих приезжали, до сих пор сюда ездят конкретно ко мне.

— Девушки у вас просто занимаются для себя или участвуют в мероприятиях, соревнованиях?

— Соревнования по Pole Dance, по ExoticPole Dance. Pole Dance — это просто акробатика, то есть просто трюки, элементы. Экзотик — это с танцем и в туфлях. У нас девочки выступают на соревнованиях в обеих категориях, занимают места.

— После родов легко было вернуться к танцам?

— Я выпала, конечно, пока ушла рожать и пока ребенок был маленьким, но уже спустя месяц после родов вырвалась в зал. Доктор меня не пускала, говорила: «Ты что, нельзя». Муж тоже. Ну действительно, нельзя было давать себе нагрузки, да я и не могла, потому что мне было вообще тяжело что-то делать. Тело меня вообще не слушалось, я в панике, рыдала, спрашивала мужа: «Я что, все что-ли? Больше ничего не смогу?». Он говорит: «Да успокойся, ты только родила, дай прийти организму в себя». Но я все равно продолжала, я брала коляску, брала старшего, так как оставлять не с кем чаще всего детей, и хотя бы на часок, пока нет тренировок, днем приходила. Постепенно начала возвращаться. Было тяжело.

— Кстати, про детей, правда, что в вашу студию можно приходить с детишками?

— Да, так и есть. Когда я пошла заниматься, у меня уже был ребенок, которого иногда не с кем было оставить. А у меня вот тренировка. Понимаю, что сейчас я возьму его с собой, но где он будет там? Его же просто убьют ногами, там нет даже уголочка, где посадить ребенка, дать ему книжку и он сможет посидеть. Поэтому я подумала, почему бы не сделать такое местечко у нас в школе.

— Приходят с детьми?

— Да, у нас постоянно девчонки приводят своих, у нас здесь и игрушки есть, и Wi-Fi, то есть можно включить мультики. Есть место, где можно ребенку остаться.

— Что планируете сделать в ближайшем будущем?

— Хотелось бы второй зал, чтобы еще не было пилона, чтобы можно было одновременно вести несколько направлений. Хотелось бы в другом районе еще студию подобную, тоже какой-нибудь отдаленный район, где ничего нет. Может быть, в Амуре.

Фото: Юлия Куржумова, Анастасия Сидорова
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также