Омск
Заразились
44781 +69
Выздоровели
37796 +106
Умерли
1358 +2
Россия
Заразились
4675153 +8944
Выздоровели
4301448 +10225
Умерли
104398 +398
om1.ru
Борис Павлович о новом спектакле в театре драмы: «Это мюзикл. Кастинг. Девушки в купальниках» Известный питерский режиссер поставил в Омске спектакль «Причал. Воздух детства», жанр которого обозначил как кинопробы.

Борис Павлович о новом спектакле в театре драмы: «Это мюзикл. Кастинг. Девушки в купальниках»

30 сентября 2019, 19:15

Борис Павлович о новом спектакле в театре драмы: «Это мюзикл. Кастинг. Девушки в купальниках»
Фото: Андрей Кудрявцев
Известный питерский режиссер поставил в Омске спектакль «Причал. Воздух детства», жанр которого обозначил как кинопробы.

«Баржа спокойно плывет по спокойной русской реке, медленно уходят назад берега, деревья, опущенные в воду, рыбаки в желтых соломенных шляпах, пустые, чистые отмели и облака над рекой тоже уходят назад, высокие, летние облака» — это начало сценария так и не снятого фильма Геннадия Шпаликова «Причал».

Катя — Ольга Беликова, Дик — Александр Соловьев, Человек на машине — Михаил Окунев

Его героиня — молодая девушка Катя. Она приплывает в Москву на барже, гуляет по улицам целую ночь, встречает разных, но всегда хороших людей: укротителя, которого чуть не загрыз тигр, летчика, который уже не может летать, молодую виолончелистку, которую жених увозит в город-мечту Новосибирск… Она легко рассеивает их грусть своей детской непосредственностью, а утром уплывает на барже во взрослую жизнь…
— «Причал» — это дебютный спектакль Шпаликова, который он написал еще будучи студентом ВГИКа, 23 года было человеку. Это такая сказка о том, что не только все бывает на свете хорошо, но и непременно будет,  — поясняет режиссер Борис Павлович.

Анна — Анна Ходюн, Человек на велосипеде — Руслан Шапорин


В первой части спектакля много живой музыки. Это песни на стихи Геннадия Шпаликова.
— Мы взяли тексты, на которые еще нет музыки. Как мне кажется, они получились про Омск. Может быть, конечно, я чересчур романтизирую, но город полон любви и нежности — и песни получились такие же,  — рассказывает композитор Роман Цепелев.
Многие из стихов Шпаликова хорошо известны. Например, «А я иду, шагаю по Москве», впервые прозвучавшие в одноименном фильме, сценарий для которого также написал Геннадий Шпаликов. Хотя в «Причале» никаких поэтических строк не было, режиссер решил их добавить.

Борис Павлович, режиссер:

 — Это мюзикл. Веселые песни. Кастинг. Девушки в купальниках. Яркое видео. (Улыбается.) И на самом деле фильм «Я шагаю по Москве» не существует без песни «Я иду, шагаю по Москве». Я читал замечательную историю о том, что Геннадий Шпаликов стихи дописывал буквально на бегу: встретил свою бывшую жену Рязанцеву, что-то ей наболтал и в итоге сдал все, что сочинилось: «Под снегом я фиалку отыщу и вспомню о Москве». Ему самому было неловко, а получилась грандиозная песня.


По сути спектакль состоит из двух сценариев — «Причал» и «Воздух детства». Между ними — антракт. Но актеры остаются те же, хотя играют других героев. И кажется, что это те же самые люди, просто они изменились, постарели и где-то даже очень устали.

Алексей — Руслан Шапорин, Дядя Коля — Михаил Окунев

 

Борис Павлович, режиссер:

 — «Воздух детства» — это последний сценарий, который только совсем недавно был опубликован, он где-то в бумагах затерялся. Судя по числам, автор закончил его примерно за несколько дней до смерти. Между двумя сценариями разница всего 15 лет — 1960–1974 годы. И за эти 15 лет происходит космическая перемена, но это все тот же человек. Это удивительные вещи, в которые захотелось вглядеться. Почему возникает жанр кинопроб? Я подумал, что по этим сценариям уже невозможно снять фильмы. Нет той Москвы, по которой гуляет Катя. Нет того Киева. Нет таких лиц. Это вещи, принадлежащие своему времени. Если сейчас это будут ставить в кино, это уже будет постмодернистская интерпретация, поэтому сейчас мы можем только вообразить те фильмы, которые могли снять тогда. И в этом спектакле мы пытаемся эти фильмы вообразить.

 

Геннадий Шпаликов — это имя, которое еще предстоит открыть. Сын офицера, воспитанник Суворовского училища, поступил во ВГИК и сразу стал там настоящий звездой.

Геннадий Шпаликов

 

В этом институте учились многие актеры и режиссеры, которые стали легендой. На ступеньках ВГИКа сейчас стоит один памятник. Там всего три человека — Шукшин, Тарковский, Шпаликов.

 

И если о Шукшине и Тарковском, пожалуй, знают все, то о Геннадии Шпаликове — пока совсем немногие.
— Люди, стоящие памятником у ВГИКа — Шукшин, Тарковский, Шпаликов, доказали, что позиция одного человека в корне может изменить культуру целого народа, что мнение одного человека может послужить мотивацией для остальных людей, тоже почувствовать себя людьми. Именно за счет того, что это индивидуально-личная позиция, которая не стремится быть понятной, удобной. Даже фильм «Я шагаю по Москве», который сейчас всеми воспринимается как народный хит, — это же потрясающе авангардная вещь: люди просто идут по городу. Начинается ни с чего. И заканчивается. Помните? «Почему танцуешь? Все хорошо! Так не бывает. Бывает». И в конце еще песню про это спели. С точки зрения драматургии — скандал, но великий фильм, — говорит Борис Павлович.

В свое время на экраны вышли фильмы «Долгая счастливая жизнь» и «Застава Ильича», также снятые по сценариям Геннадия Шпаликова, вот остальные его произведения как-то затерялись и забылись. А в этом году почему-то появились сразу в двух театрах — в Омске и в Москве.

 

Борис Павлович, режиссер:

— Интересно, что спектакль появился не только в этом театре. В Москве в театре «Человек» будет премьера «Причала». И мы не договаривались. И мне кажется, эта синхронность процессов, работа ноосферы, она объективная. Геннадий Шпаликов — это личность, которая вдруг чувствует невозможность существовать в общей духоте и противопоставляет предельно-личностную, предельно субъективную ноту какой-то безликости, унифицирующему энтузиазму. Есть такой сминающий ветер истории и есть один человек, который вдруг понимает, что то, как он чувствует, может быть ценнее, чем воля исторического процесса. Мы говорим об «Оттепели», но «Оттепель» — это 15–20 человек: Окуджава, Шпаликов, Вознесенский… Несколько человек создали то, что позволяет нам это десятилетие воспринимать как всплеск культуры. И мне кажется, сейчас в такой сложный момент нашей жизни не только в России, а в мире вообще, когда складывается ощущение, что все меньше места остается для личности, для человека, Шпаликов своей острой лирической нотой оказался очень нам нужен, чтобы вспомнить, что значение имеют не только экономические макропроцессы, но и то, что дождь пошел.


Отметим еще одну важную деталь. Актеры во время спектакля словно проходят кастинг, меняются местами друг с другом, границы стираются, и вот уже непонятно, где один персонаж, а где другой. А может быть, это не разные герои, а кусочки внутреннего мира одного единственного человека — Геннадия Шпаликова?

Михаил Окунев, народный артист России:

 — О чем этот спектакль? Я могу сказать за себя. Для меня это абсолютное знакомство со Шпаликовым, с этой многограннейшей личностью, потому что если спросить, о чем стихи Шпаликова, наверное, сразу не ответишь. Это целый мир, настолько глубокий, настолько объемный, что в двух словах об этом не рассказать. Как Александр Вампилов говорил в своем произведении, нужно собраться и выпить не один ящик вина и не два, чтобы обо всем поговорить. Мы все равно достаточно поверхностно знаем Геннадия Шпаликова, его стихи, его фильмы. А вот так погрузиться в этот мир, на протяжении полутора месяцев каждый день об этом говорить, рассуждать, понимать — это большое счастье и для нас, актеров, и для театра, и надеюсь, это будет счастьем для омского зрителя — познакомиться с этой уникальнейшей личностью.


Р.S. Конечно же, это не мюзикл хотя бы потому, что судьба самого Геннадия Шпаликова непонятна и трагична. Что такого должно было произойти за пятнадцать лет, чтобы звезда ВГИКа, талантливый сценарист, поэт, писатель, не обделенный вниманием самых красивых женщин своего времени, решил добровольно уйти из жизни? Как дружеское застолье вдруг превратилось в поминальное? Ответов на эти вопросы в спектакле нет. Зато есть река, предрассветный московский воздух, уносящийся вдаль поезд, целая эпоха 1960-х годов с ее неповторимой атмосферой, которую нельзя вернуть, но можно почувствовать.

Текст: Дарья Федосеева

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)