Омск
Заразились
8067 +106
Выздоровели
5015 +106
Умерли
106 +4
Россия
Заразились
902701 +5102
Выздоровели
710298 +7123
Умерли
15260 +129
om1.ru
«Истец получил уже больше миллиона». Омская драма прокомментировала обвинения в нарушении авторских прав В суд на театр подал наследник одного из переводчиков знаменитой пьесы. Он требует запретить постановку и намерен получить компенсацию за её использование.

«Истец получил уже больше миллиона». Омская драма прокомментировала обвинения в нарушении авторских прав

18 июля 2020, 21:30

«Истец получил уже больше миллиона». Омская драма прокомментировала обвинения в нарушении авторских прав
Фото: Om1.ru
В суд на театр подал наследник одного из переводчиков знаменитой пьесы. Он требует запретить постановку и намерен получить компенсацию за её использование.

В Центральный суд Омска поступил гражданский иск к омскому драматическому театру от наследника драматурга Владимира Константинова, который вместе с Борисом Рацером создал перевод пьесы «Ханума». Истец обвинил театр в незаконном использовании интеллектуальной собственности, поэтому намерен запретить постановку и взыскать с культурного учреждения 200 тысяч рублей.

Сегодня театр озвучил свою версию случившегося с авторскими правами на пьесу Авксентия Цагарели «Ханума» в переводе Владимира Константинова и Бориса Рацера. В театре сообщили, что всегда очень щепетильно относились к вопросу соблюдения российского и международного законодательства в области авторского права, и в 2011 году, при подготовке спектакля «Ханума» через Российское авторское общество (организация, уполномоченная на решение всех вопросов по использованию интеллектуальную собственности), был заключен договор с наследниками Рацера, согласно которому вознаграждение от сбора с каждого показа спектакля регулярно выплачивалось. Однако в 2011 году театру не удалось установить контакты и местонахождение наследника Константинова, который не отвечал на запросы РАО. Тем не менее, театр сразу выразил готовность заключить договор на использование интеллектуальной собственности с правопреемниками, или их законными представителями в любой момент.

В 2018 году такой момент настал. Константинов объявил о своих претензиях, как наследник авторских прав, и театр сразу предложил заключить договор на равнозначных с наследниками Рацера условиях, чтобы выплатить вознаграждение. Но Константинов не согласился на сумму, предложенную договоре, и через суд потребовал выплатить ему компенсацию, в разы превышающую ту, что причитается наследникам.

Тогда суд встал на сторону Омского театра драмы, и истец получил сумму, которая причиталась ему в соответствии с законодательством — более миллиона рублей.

«Что касается требований о судебном запрете на показ спектакля, то тут можно сказать только то, что спектакль — это сложное произведение. Кроме авторов перевода пьесы, или либретто, в его создании участвуют и другие специалисты: художники по костюмам, художники по свету, режиссер и т.д. И каждый из этих специалистов имеет право интеллектуальной собственности на результаты своей работы. Поэтому запрет показа спектакля возможен лишь при наличии общей договоренности всех его авторов. Это специфика театральной работы, в которую нанятый господином Константиновым юрист, видимо, не посвящён», — отметили в театре, заявив, что сейчас Константинов вновь отказывается заключать прямой договор об использовании интеллектуальной собственности и, несмотря на то, что из-за пандемии театры закрыты, требовать через суд выплаты компенсаций.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзене.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)