Дежавю Калинина: второй суд об аресте депутата попал в замкнутый круг. Репортаж

10 июля 2018, 14:12

Дежавю Калинина: второй суд об аресте депутата попал в замкнутый круг. Репортаж
Фото: Екатерина Чаплинская
Ни новый следователь, ни новый судья не оправдали надежд защиты на поворот в деле.

Вчера, 9 июля, продолжилась судебная эпопея Сергея Калинина: решался вопрос об изменении ему меры пресечения. Напомним, самого богатого депутата омского Заксобрания, главу ХК «Акция» обвиняют в особо крупном мошенничестве, связанном с завышением тарифов на газ. 15 июня Куйбышевский районный суд отправил его в СИЗО на один месяц. Обжаловать решение не удалось, гособвинение ходатайствовало о продлении ареста.

По сравнению с предыдущим заседанием в деле появились новые составляющие. Во-первых, рассмотрение перенесли в Первомайский райсуд — по новому «месту проживания» Калинина (СИЗО-1 находится в этом районе), где его подхватил судья Кирилл Лепехин. Во-вторых, расследованием занялся новый следователь из Новосибирска Алексей Шевчук. Дело забрали у омского Следкома и передали 5-му Следственному управлению СКР по СФО «в целях большей объективности». Это было воспринято защитой как позитивный сигнал.

Многие поверили, что исход суда может быть непредсказуемым. В зале собралась толпа фотографов и журналистов, готовых запечатлеть трогательный момент освобождения депутата из-под стражи. Его жена Катерина Талызина пришла на заседание в футболке с надписью «Freedom» (с англ. – «свобода»).

Сам Калинин, как и в прошлый раз, улыбался на камеры, приветственно махал рукой собравшейся в зале группе поддержки и вообще держался бодро. Однако надеждам не суждено было сбыться.

Следователь Шевчук сразу заявил, что ни степень вины, ни обстоятельства не изменились, поэтому мера пресечения должна быть той же — арест. База аргументов осталась прежней: дело серьезное, речь идет об экономическом преступлении с ущербом более чем в миллиард рублей. Подозреваемый может скрыться за границу, о чем свидетельствует наличие у него зарубежной недвижимости и шенгенской визы (которая без изъятого загранпаспорта, впрочем, не действует). Держать его под стражей необходимо и потому, что влиятельный политик может оказать давление на свидетелей, большинство из которых — его подчиненные, и другими способами мешать следствию.

Поэтому обвинение пришло к выводу, что Калинина нужно оставить в следственном изоляторе еще на три месяца — до 15 октября.

В целом грозить ему может до 10 лет лишения свободы.

Защита, настаивавшая на домашнем аресте, тоже не сказала ничего нового: адвокат Андрей Хабаров лишь конкретизировал и детализировал уже озвученные доводы о том, что обвинение строится на предположениях, арест — мера явно избыточная, сбегать Калинин никуда не собирается, а если хотел бы, мог сделать это давно. Факт недвижимости за рубежом и купленные билеты в Италию (на осень) не говорят о том, что депутат собирается скрываться, он, наоборот, хочет отстаивать свое честное имя. Кроме того, он серьезно болен и нуждается в медицинском наблюдении. Свой дом он не продал, в Омске его держат семья, трое несовершеннолетних детей, работа и бизнес.

Далее заседание пошло по замкнутому кругу: один и тот же набор аргументов с незначительными поправками повторялся и защитой, и обвинением. В таком режиме прения продолжались 3,5 часа, до перерыва.

Судья Лепехин уточнил, почему подозреваемого нужно содержать в СИЗО — неужели следствию не хватило года с лишним для проведения расследования. Следователь ответил, что было допрошено 160 свидетелей, и еще столько же предстоит опросить, проведено около 300 обысков, установлено 309 потерпевших (из них официально признан только один, уточнил Хабаров). И вообще дело сложное и объемное.

Адвокат поинтересовался, почему все же нельзя ограничиться домашним арестом. Тут прозвучал любопытный аргумент.

— Под арестом он не сможет отчуждать имущество, на которое может быть наложено взыскание, — среди прочего заявил Шевчук.

О том, что дело может дойти до ареста имущества, фактически прозвучало в первый раз, хотя в целом это понятно.

Калинин тем временем недоумевал, почему следствие назначило его «основным бенефициаром». «Как я могу влиять на «Омскгазсеть», если я ни учредитель, ни директор?» — спрашивал он.

Следователь затруднился дать ответ.

— Сейчас я схему посмотрю. Получается, «Омскгазсеть», управляющая компания «Акция»… Тут, понимаете, все очень взаимосвязано и запутано… — неуверенно ответил он. В зале послышался смех, судье пришлось призывать к тишине.

Адвокат снова раскритиковал доводы следствия.

— Это сплошь предположения: «исходя из того-то, можно предположить…». И на этих предположениях строится официальная позиция. Представленный документ не отвечает требованиям достоверности, — утверждал Хабаров.

Какое-то время продлился спор, продавал Калинин свое имущество или нет. Его дом на Любинской, согласно документам, все еще в его собственности, а машины депутат подарил членам семьи. Особый акцент, как и прежде, был сделан на состоянии здоровья подследственного. К материалам приобщили справку кардиолога, «профессора, доктора медицинских наук», в которой говорится, что у него порок сердца и предынсультное состояние.

Также защита привлекла критику дела бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.

— Тут уже не мнение защиты, а позиция лица, уполномоченного государством разрешать такие конфликты, — заявил он.

Сам Калинин продолжал настаивать на своей невиновности. Тарифы, по его словам, год из года регулировали РЭК, ФАС и ФСТ, а после возбуждения уголовного дела (направленного, напомним, против «неопределенной группы лиц») проверялись прокуратурой, СК и даже ФСБ.

— И никто из этих уважаемых органов не увидел состава преступления. Как я мог догадаться, что там что-то не по закону, как я мог совершить «умышленное преступление» по неосторожности? Я связываю дело с преследованием по политическим и личным мотивам определенных лиц, что приводит к возможности рейдерского захвата бизнеса, — заявил он в очередной раз, но снова не был услышан.

По его словам, интересанты уже давали о себе знать.

— Как только возбудили уголовное дело, я получал предложения продать активы, — добавил депутат.

Кроме того, он особо оговорил, что и раньше сотрудничал со следствием, а из дома готов это делать еще активнее.

— Дайте возможность воссоединиться с семьей, увидеть детей, поправить здоровье. За время в СИЗО мое состояние сильно ухудшилось, хотя к медработникам у меня никаких претензий нет, — попросил он суд в финале своего выступления.

В зале его речь встретили аплодисментами. Но следователь тут же охладил пыл.

— Все это было красиво, пафосно. Но у меня два факта. Тарифы были завышены на миллиард, и деньги зачислялись на личный счет. Это не предпринимательская деятельность. Второе: если имеются проблемы со здоровьем, то заявляйте ходатайство на обследование. Но я сильно сомневаюсь, что они у вас есть — потому и не заявляете, — довольно резко парировал он.

Наконец судья объявил перерыв и удалился в совещательную комнату. Сомнений в исходе уже ни у кого не оставалось.

После перерыва было зачитано решение, завершившееся дежурными фразами о том, что основания для изменения меры пресечения отсутствуют. Судья счел доводы следствия убедительными и удовлетворил его ходатайство о продлении ареста на 3 месяца.

Как минимум до середины октября Калинин пробудет в СИЗО.

— Решение понятно? — спросил судья. Повисла долгая пауза.

— Молчание — знак согласия, — поставил он точку.

После этого Калинин, кажется, с иронией в голосе, ответил: «Мне все понятно». В зале зашумели, послышались выкрики: «Фарс!». Но приставы молниеносно выпроводили всех из зала и из здания суда, разгоняя журналистов, дописывавших на ходу заметки. Калинина в наручниках увели.

Фото: Екатерина Чаплинская
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Гость 18 июля 2018 | 11:42
Будет время подумать Калинину, а то совесть совсем потерял,это еще самая малая часть из всего что он накуралесил,очень хитрый жук!
Показать все комментарии (еще -1)

Смотрите также