Омск
Заразились
21354 +237
Выздоровели
14337 +112
Умерли
590 +9
Россия
Заразились
2162503 +23675
Выздоровели
1660419 +25748
Умерли
37538 +507
om1.ru
Страх, пневмония и куски кожи. Побывавший в «красной зоне» омич рассказал о смертельной схватке с COVID Врачи скорой без спецодежды, неизвестность и серьезные последствия для здоровья – обо всем этом в интервью Om1.ru с Камилем Сайфулиным.

Страх, пневмония и куски кожи. Побывавший в «красной зоне» омич рассказал о смертельной схватке с COVID

Страх, пневмония и куски кожи. Побывавший в «красной зоне» омич рассказал о смертельной схватке с COVID
Фото: предоставлено Камилем Сайфулиным
Врачи скорой без спецодежды, неизвестность и серьезные последствия для здоровья – обо всем этом в интервью Om1.ru с Камилем Сайфулиным.

19 июня омич Камиль Сайфулин выписался из инфекционной больницы №1 им. Далматова, где провел 19 дней. Он вылечился от коронавирусной инфекции, которую перенес довольно тяжело: высокая температура, слабость и одышка мучили его больше недели. Корреспондент Om1.ru пообщался с ним сразу после выписки.

 
 
Справка: Камиль Сайфулин является руководителем по связям с общественностью региональной татарской национально-культурной автономии Омской области «Маданият».

Камиль, давайте начнем с самого начала, как вы заразились? Когда почувствовали первые симптомы?

 — 23 мая у меня была рабочая поездка в Муромцево, а 24-го мой коллега, с которым ездили, заболел. Он спросил, есть ли у меня какие-то симптомы — их не было. А 26 мая я слег, температура взлетела до 38,5. Стало понятно, что мы чем-то параллельно болеем. Коллега вызывал доктора и его лечили от бронхита. Я позвонил в скорую 26 мая, запаниковал, зная, что вокруг происходит. В скорой мне сказали принять жаропонижающее, что я и сделал, а если будет высокая температура — вызывать участкового терапевта.

На следующий день температура спала, самочувствие улучшилось. А 28-го она вновь поднялась до 38,5 и больше не опускалась. В этот день я попытался вызвать врача на дом, но он до меня не дошел — возможно, кто-то и приходил, записку оставляли, но я с высокой температурой пролежал, спал и мог не услышать стук в дверь. Просил позвонить на сотовый, но этого не сделали.

К вечеру 31 мая я уже начал задыхаться, мне просто не хватало воздуха. Ни кашля, ни насморка не было, просто чувствовал, что легкие работают ограниченно. Я решил вызвать скорую, и в этот раз они приехали. Самое удивительное было то, что фельдшера приехали без противочумных костюмов, в обычной одежде. Они послушали меня стетоскопом и сказали, что все нормально. Это несмотря на одышку и высокую температуру, которая держится уже не первый день. Мне предложили поехать в МЧС-4 делать МСКТ (мультиспиральная компьютерная томография — прим. ред.). Взял с собой телефон, зарядку, рюкзак и поехал.

В больнице мне сделали обследование, результат сказали ждать в скорой. Я увидел, как фельдшера возвращаются, абсолютно перепуганные, начинают за пределами машины обсуждать, что у меня значительное поражение легких. Между ними состоялся такой диалог:

 — У него коронавирус, а мы даже не одеты.

 — Ну что теперь делать. Сейчас сообщим ему и повезем в больницу.

Открыли форточку, чтобы не контактировать со мной. Я сидел в маске в самой скорой, сзади. «У вас подозрение на коронавирусную инфекцию, но вы не переживайте. Сейчас мы вас отвезем в больницу, ждем ответа, куда вас можно госпитализировать», — сказал мне фельдшер.

В итоге мы полтора часа ждали, когда мне найдут место в больнице, уже ближе к полуночи приехали в инфекционную больницу им. Далматова. Температура тогда была уже 39,1, воздуха катастрофически не хватало. Мне поставили капельницу с антибиотиками, противомикробными препаратами. Так пролежал около трех часов, температура начала падать, я успокоился и уснул.

Капельница, каких у Камиля были десятки

В таком состоянии я пробыл до 5 июня: доползал от кровати до стола, куда приносили еду и лекарства. А после стало лучше, 6 июня температура впервые упала до нормальной. Тогда я всю ночь пролежал, думая, как хорошо, когда у тебя светлая голова, можешь ходить и стоять.

Понимаю, что было тяжелое состояние, но что вы почувствовали, когда врачи сказали о коронавирусе? Было страшно?

 — Было нечем дышать, было чувство страха. В этот момент ты не понимаешь, что делать, как это лечить, куда попадешь, как это все будет происходить. Неизвестность пугает. Я поговорил по телефону с близкими, успокоился.

Как подтвердился диагноз и сколько тестов на COVID-19 вам сделали?

 — Утром 1 июня нам сделали первый тест, всем четверым в палате, потому что нас госпитализировали в один день. 2 июня всем сказали, что тест положительный и начинается лечение от коронавирусной инфекции.

Соседу по палате ставят капельницу. Медперсоналу приходится нелегко

Как и показывают везде, анализ берут длинными палочками. Они похожи те, которыми едят суши — сантиметров 15 в длину. Одну вставляют глубоко в нос и берут оттуда жидкость, вторую — в рот. А потом их опускают в колбу с каким-то специально подготовленным раствором.
Анализ у меня брали пять раз: 1, 9, 11, 13 и 15 июня. В выписке сказано, что последние три теста показали отрицательные результаты.

Тяжело было находиться в больнице?

 — У меня есть хроническое заболевание — псориаз, при котором очень важно соблюдать гигиену, мыться каждый день и по несколько раз. Конечно, мне было не до псориаза, состояние было тяжелым. На фоне ослабленного иммунитета у меня началось обострение, кожа на руках и ногах начала трескаться на третий день в больнице. Нашел мазь, намазал и кожа начала просто отваливаться, как у змеи. Эту «чешую» приходилось снимать. Тяжело было помыться — это можно было сделать только влажным полотенцем у раковины. Другого выбора не было, душевой комнаты нет. Может быть, душ и есть где-то на этаже, но из палаты выходить нельзя.

Как устроен быт в «красной зоне»?

 — При входе в наш отсек есть небольшой коридор, где стоит раковина и есть разделение на две палаты — по два и по четыре человека.

Обход лечащего врача в инфекционной больнице

Кормили четыре раза в день. Женщины медсестры полностью в противочумных костюмах приносили еду: хлеб, чай, каши. Питание строго диетическое — когда человек болеет, легкие перекусы помогают организму и не перегружают его.

Конечно, пациенту можно передать вещи. Это делается официально, через отделение. Набор ограниченный: питьевую воду, необходимые вещи. А фрукты, например, запрещены. Некоторые посылки передавали через окно по веревке.

Так пациенты получают передачки

Как чувствовали себя те, с кем вы лежали в одной палате?

 — Из четырех человек в палате мне чаще всех ставили капельницы — два раза в день по три бутылька. Мое состояние было наиболее тяжелым из всех пациентов палаты. Со мной лежали два молодых парня, 1991 и 1993 года рождения, и они переносили заболевание легко: выглядели они лучше меня, температура держалась совсем недолго. Но и у них были поражения легких.
Мужчина предпенсионного возраста остался после нашей выписки, хотя был госпитализирован вместе с нами. Ему было сложнее. Когда мы выписывались и у нас были отрицательные анализы, к нам поступил мужчина с положительным результатом теста. Ему за 60 лет и сегодня (интервью состоялось 19 июня — прим. ред.) у него была температура 39,5. У пожилых людей куча хронических заболеваний и иммунитет ослаблен, поэтому им сложнее, вирус сильно влияет на общее состояние.

Катетер для капельниц

Каков в вашем случае прогноз врачей? Легкие сильно ослаблены?

 — В понедельник я иду к терапевту и там уже буду наблюдаться. При выписке сказали, что нужно делать дыхательные упражнения. Через месяц нужно будет делать повторную компьютерную томографию.

Ну и, конечно, даже из больницы нас выпустили в маске. Думать о том, что ты перенес коронавирусную инфекцию и у тебя все прекрасно, ты ей не заразишься — это, конечно, обнадеживает, но у нас есть еще и куча других инфекционных заболеваний, которые можно подцепить, когда у тебя ослаблен иммунитет.

Ограничений по передвижению нет, у меня отрицательные тесты. Но сейчас мне сложно куда-то ходить: за 19 дней в больнице ноги ослабли, подниматься по лестнице сложно из-за одышки. Сейчас буду привыкать, больше гулять и восстанавливаться.


P.S.

 
 
 
Я хотел объяснить, почему решил публично поделиться историей свой болезни. Меня знают тысячи людей в Омске, в области, Новосибирске, и, надеюсь, они мне доверяют. Хочется, чтобы люди не говорили о том, что коронавирус выдуман Биллом Гейтсом или еще кем-то. Все это не выдумка, нужно соблюдать меры личной безопасности, носить маску в публичных местах и почаще мыть руки. Людям нужно понимать, что если пойти на массовое мероприятие и поддерживать близкий контакт, то заразиться будет значительно легче. Я надеюсь, что эта информация даст людям пищу для размышлений.
А еще я хотел бы сказать спасибо врачам и медсестрам. Я слышал их разговоры о том, как сложно находиться в противочумном костюме, особенно в жару, медсестры даже теряли сознание на работе. Особенно тяжело взрослым людям в возрасте старше 40 лет — маска закрывает обзор и усложняет установку капельниц, попасть в вену значительно сложнее. Хотел бы сказать спасибо, что с их помощью я выкарабкался и не попал под искусственную вентиляцию легких, откуда люди практически не возвращаются.
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новости.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
7 комментариев
Смегул 20 июня 2020 | 14:23
Я уже устал доказывать, что к/вирус это смерть... Особенно сельским своим приятелям... Не поверят, пока в гробу под хлоркой не окажутся... Что за люди!?
Алекс 20 июня 2020 | 21:57
Кошмарное состояние больницы, конечно. И пациентов, и врачей жаль ужасно.
Показать все комментарии (еще 5)