Омск
Заразились
41613 +94
Выздоровели
31810 +58
Умерли
1239 +3
Россия
Заразились
4322776 +10595
Выздоровели
3911924 +11576
Умерли
89094 +368
om1.ru
Илья Лобов: Омск попал в список самых грязных городов, и это... хорошо Министр природных ресурсов Омской области Илья Лобов рассказал Om1.ru, какие преференции получают омские предприятия, подписывая соглашение об экологическом партнерстве, почему омичи должны принять и полюбить «мусорную реформу», а также когда уже местные ТЭЦ прекратят заваливать город тоннами сажи.

Илья Лобов: Омск попал в список самых грязных городов, и это... хорошо

27 февраля 2019, 11:30
интервью

Илья Лобов: Омск попал в список самых грязных городов, и это... хорошо
Фото: Ирина Леонова, Om1.ru
Министр природных ресурсов Омской области Илья Лобов рассказал Om1.ru, какие преференции получают омские предприятия, подписывая соглашение об экологическом партнерстве, почему омичи должны принять и полюбить «мусорную реформу», а также когда уже местные ТЭЦ прекратят заваливать город тоннами сажи.

 — Илья Алексеевич, весной 2017 года Омск вошел в число 12 городов страны с напряженной экологической ситуацией, и президент России поставил задачу к 2024 году, в рамках федерального проекта «Чистый воздух» снизить совокупный объем выбросов на 20%. После этого региональным правительством было инициировано подписание соглашений с местными предприятиями об экологическом партнерстве. Поделитесь результатами проделанной работы.

Илья Лобов, министр природных ресурсов Омской области:

 — На сегодняшний день соглашение подписано уже с 16 предприятиями, в числе которых АО «Газпромнефть-ОНПЗ», ООО «Омский стекольный завод», АО «Омскводоканал», ООО ПК «Металлинвест», ПАО «Омский каучук» , ООО «Полиом», МП «Тепловая компания» и другие. В рамках соглашения мы прописываем все мероприятия, направленные на достижение лучшего экологического эффекта, а также возможность осуществлять общественный контроль реальных производственных процессов на предприятии и схему взаимодействия с Центром экологического мониторинга.

 — Отмечу, что данный проект, как и экологические соглашения, в нашей стране стали пилотными. Но работа оказалась по-настоящему важной, нужной и оцененной на самом высоком уровне. Так, 14-15 февраля в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи аналогичные соглашения были подписаны уже на уровне федерального министерства природных ресурсов и Росприроднадзора. Поэтому наработки, которые мы получили в Омске, будут использоваться по всей России.

— В данный момент соглашение подписано только с 16 компаниями. Но отчитываться о выбросах в идеале должны все предприятия, где «есть труба, которая дымит». Но таких в нашем регионе, если я не ошибаюсь, порядка 10 000. Неужели реально договориться со всеми? 

 — Сразу отмечу, что соглашения подписываются не только с предприятиями, которые вошли в федеральный проект, но и более маленькими, которые имеют выброс более 30 тысяч тонн в год. Что касается количества предприятий, на сегодняшний день их зарегистрировано около 90 тысяч. Но это вовсе не значит, что все они дымят. Предприятий регионального надзора у нас зарегистрировано около 2 тысяч. Но, опять же, важно понимать, что воздействие на окружающую среду они оказывают разное. И тех, что имеют ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ выбросы, не так много. С большинством уже заключены соглашения.

 — Предприятия охотно идут на контакт?

 
 — Изначально многими предприятиями инициатива была воспринята довольно негативно. Возможно, это связано с какой-то бывшей историей, когда власть не давала проходу бизнесу, устраивая постоянные проверки. Поэтому нам приходилось слышать, что это избыточный контроль со стороны государства, который не предусмотрен законодательством.

 — В связи с этим нам пришлось объяснять и доказывать, что это вовсе не контроль, а возможность сделать технологические процессы более прозрачными и понятными для общества. Ведь, когда есть закрытое предприятие и есть высокие заборы, даже если вы не производите ничего криминального, вас все равно будут в этом подозревать. Потому что неизвестность всегда пугает. А так мы берем на себя функцию скорее советника, который будет помогать и оценивать, действительно ли все технологические процессы на предприятии соответствуют заявленным. И налаживать благодаря такой открытости и прозрачности связь между общественностью и предприятиями.

— Предприятия получают какие-то преференции за то, что берут на себя дополнительную нагрузку, в том числе финансовую? 

 — Для предприятий это только вопрос репутации. Ни налоговых льгот, ни снижения ставки за сокращение негативного воздействия на окружающую среду, ни каких-то других преференций они не получают. Но! Есть закон об охране окружающей среды, где прописана обязанность предприятий снижать негативное воздействие на атмосферу. Есть органы власти, задача которых — подталкивать предприятия к исполнению этого закона более быстрыми темпами. И есть национальный проект «Экология», который дает четко измеримые показатели того, каких результатов мы должны достичь в ближайшие шесть лет. Поэтому предприятия в любом случае должны показать, за счет каких мероприятий будут добиваться данных показателей. Если учесть, что в данный момент мы уже работаем с самыми крупными загрязнителями в Омске, это дает надежду, что результаты такой работы окажутся значительными уже в самое ближайшее время.

 — Индекс загрязнения атмосферы в Омске до сих пор измеряется по пяти веществам? Но вы уже говорили, что метод себя изживает и региону нужна «более комплексная» оценка загрязнения атмосферы. Появились какие-то новые возможности для этого?

Илья Лобов:

 — Мы все еще мерим по-старому. Методика утверждена, поэтому мы продолжаем по ней работать. Соответственно, и отчитываемся мы сейчас по ней. Но в список наиболее загрязненных городов мы попали вовсе не по этой методике. Согласно ей, уровень загрязнения в Омске, как был низким в 2017 году, так и остался. В антирейтинг мы попали потому, что у нас более десяти ПДК было зафиксировано на протяжении определенного количества времени. Это тогда и обратило внимание на Омск. Но то, что Омск попал в этот список, на самом деле хорошо. Ведь теперь к нам приковано повышенное внимание федерального центра. И именно поэтому уже в ближайшее время мы получим возможность измерять уровень загрязнения воздуха по новой методике: с учетом всех веществ, которые попадают в атмосферу. В данный момент ее разработкой занимается Росприродназор. Эта методика позволит нам правильно анализировать все данные, оценивать динамику и видеть РЕАЛЬНЫЙ уровень загрязнения. Разработка «сводных расчетов» вошла и в Комплексный план города Омска.

— Программа подразумевает приобретение какого-то дополнительного оборудования? 

 — Нет. Это просто новые математические расчеты, которые позволят правильно обрабатывать все данные по выбросам от источников. А их у предприятия может быть несколько. Методика учитывает не только данные по веществам каждого источника, но и его высоту, точку рассеивания, а также существующие наложения с источниками соседних предприятий. В итоге путем сводных расчетов мы сможем видеть и оценивать ситуацию не по пяти компонентам, как раньше, а по всем существующим в атмосфере. И вот это позволит нам видеть реальную картину и правильно рассчитывать разрешение на выброс у каждого конкретного предприятия.

— Илья Алексеевич, давайте теперь затронем еще одну большую и болезненную тему — «мусорную реформу». Сейчас по этому поводу ведется очень много разъяснительной работы, но вопросов все равно остается немало. Давайте попробуем подвести предварительные итоги: как реформа стартовала в регионе, что уже сделано, что делается и к чему в итоге должны прийти. Меняется ли, по вашим ощущениям, настроение омичей, которые до сих пор негативно воспринимают происходящее?

 
 
 
 — «Мусорная реформа» тоже вошла в национальный проект «Экология». И это очень хорошо. Потому что долгие десятилетия мы просто не обращали внимания на мусор, которым завалено уже полстраны, поэтому дальше этого делать нельзя. И на сегодняшний день работа в рамках реформы активно ведется. Однако отношение омичей продолжает оставаться напряженным. Именно поэтому на одном из аппаратных совещаний правительства Александр Бурков дал сигнал, что необходимо непосредственное общение с жителями на тему мусорной реформы. Не сидеть в кабинетах и не оценивать проблемы, исходя их тех бумаг, которые до нас доведены. А ехать в деревню и лично объяснять мужику, который никогда не платил за мусор, почему теперь он должен это делать.
 

 — Мы в итоге проехали по многим муниципальным районам и городским округам, общались с жителями, представителями ТОСов, старшими по домам… Общее понимание, что земле нанесли большой урон, и уже хватит — оно есть! У всех. И это хорошо! Хорошо и то, что все понимают, что у каждого населенного пункта есть незаконная свалка, и ее нужно ликвидировать. Но при этом, конечно, никто не готов к изменениям, которые приведут к ухудшению финансового состояния семьи. Поэтому перед нами сейчас стоит первостепенная задача о снижении тарифа. Вот почему в территориальную схему мы в итоге заложили не 24 мусоросотрировочных завода, как это было предусмотрено в 2016 году, а всего два. Но при этом высокотехнологичных, с высокой долей сортировки и утилизации. В итоге нам потребуется уже меньше денег на создание и обслуживание полигонов, потребность в которых так же снижается. Плюс, инвестиционные затраты на строительство всех необходимых объектов по сортировке, по накоплению — они тоже максимально ужаты.

 
И еще один важный момент: чем больше будет полезной фракции в перспективе извлекаться из мусора, тем меньше тариф будет в итоге, потому что при раздельном сборе продажа отсортированного мусора уже в следующем году будет вычитаться из тарифа регоператора.

 — Есть понимание, каким в итоге все-таки будет тариф? 

 — Размер предельного регоператор уже озвучил: 652,83 рубля без НДС за кубический метр. Каким РЭК утвердит тариф, пока не могу сказать. В любом случае он будет смотреть экономическую обоснованность. И поверьте мне, не войдут туда ни пароходы, ни вездеходы, ни мотоциклы. Только экономически обоснованные затраты. Только экономическое обоснованное количество людей, необходимое для осуществления функций регионального оператора. Ни больше, ни меньше. Поэтому у РЭК еще будет возможность посмотреть все это и отрегулировать. И окончательные цифры мы скоро узнаем.

 — Помимо финансового вопроса, население беспокоит и еще один момент: появится, мол, еще одно предприятие, которое будет вонять, дымить и отравлять жизнь вокруг.

Илья Лобов:

 — Чтобы исключить дополнительную нагрузку на атмосферу, мы сразу же исключили из программы строительство мусоросжигательных заводов. И добились этого. Что касается предприятий по сортировке, здесь важно понимать, что такие предприятия во всем мире строятся в том числе в центре городов и вблизи парковых зон. Потому что на самом деле они достаточно высокотехнологичны. Но, поскольку у нас до сих пор действуют старые СанПиНы, которые подразумевают старые технологии, санзоны у нас будут настолько большими, насколько это требуется для завода старой технологии производства. При этом на самих заводах технологии уже будут новые.

 — Таким образом, запахов от предприятий не будет! А еще на территории города не будет полигонов. И это очень важно. Сейчас у нас их четыре. И они реально пахнут. И еще от них может быть запах, пыль, птицы, собаки, бешенство… Поэтому наша задача – их ликвидировать. И не построить новые. Одним лишь этим мы значительно улучшим жизнь омичей. Что касается заводов по сортировке, важно понимать, что они не страшнее, чем колбасный цех или завод по разливу молока: это закрытые цикличные производства, где мусор не накапливается и не хранится. От них не будет никаких выбросов. И к тому же, если мы решим вынести эти заводы подальше и отодвинем километров на 60, у нас тариф тут же подрастет.

 — Илья Алексеевич, еще один давний и болезненный вопрос: наши ТЭЦ, на долю которых приходится 92 тысячи тонн выбросов в год, перевести их на газ нереально, это сразу же отразится на тарифах. Но вы как-то обмолвились, что есть некое «техническое решение», которое позволит снизить выбросы от ТГК на 22%. Что это за решение?

 — Технологическое решение искал не я. Этим занимались сами предприятия. И они его нам рекомендовали. Речь идет о новом оборудовании — гибридных фильтрах для угольных котлов. Если сейчас технологии предусматривают задержку только сухих крупных частичек золы, то новые гибридные установки уже будут способны удерживать и более мелкие фракции.

 — На тарифах не отразится внедрение данной технологии? 

 — Нет. Поскольку расходы на инновационную деятельность РЭК просто бы не пропустила, если бы предприятие решило их заложить в тариф. Средства на внедрение этой технологии будут привлечены из федерального бюджета в рамках реализации все той же федеральной программы «Чистый воздух» нацпроекта «Экология». Так что реализация данных мероприятий позволит не только повысить уровень жизни омичей, обеспечив более комфортные условия для проживания, но и привлечь в природоохранную отрасль существенные инвестиции.

 — Озвучите сумму инвестиций?

 
— Требуемый объем финансирования мероприятий Комплексного плана Омска составляет 116,1 млрд руб., в том числе средств федерального бюджета в размере 6,79 млрд руб. При этом снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух в Омске на конец 2024 года составит 56,2289 тысячи тонн.

 — Отдельно хотелось бы затронуть вопрос частного сектора, который вы предложили убрать из центра города и перевести на газ. А список проблемных домов при этом уже направили в федеральный центр. Есть какие-то сдвиги в решении этой проблемы? 

 — Список мы направили. Но проект оказался самым затратным и требовал просто половину всего бюджета нацпроекта «Экология», поэтому нам его секвестрировали, оставив только расселение той части частного сектора, которая попала в список аварийного жилья. Плюс, оставили мероприятия по газификации.

 — Илья Алексеевич, давайте резюмируем и выделим пять приоритетных направлений, которым сейчас уделяется особое внимание и результаты которых уже будут заметны к концу этого года.

 
Первое. По истечении этого года должна появиться сметная документация на рекультивацию особо больших и опасных свалок на территории Омска и Омской области.
Второе: Должна запуститься и начать эффективно работать система обращения с твердыми коммунальными отходами. Люди при этом должны реально почувствовать улучшение качества жизни, а не ухудшение финансового состояния.
Третье: Комплексный план мероприятий, который мы разработали в рамках реализации проекта «Чистый воздух», должен принести первые результаты. Может, мы их еще не почувствуем, но они уже будут, поскольку объем выбросов точно начнет снижаться.
Четвертое: Продолжится работа по разработке сводных расчетов для формирования технического паспорта города. Получим мы их, полагаю, лишь к концу 2020 года, поскольку собрать все данные по выбросам — это огромная работа. Но в текущем году она должна существенно продвинуться.
Пятое: Продолжим работу по подписанию экологические соглашения с предприятиями, включая водопользователей. Будем прописывать конкретные мероприятия по снижению воздействия уже не только на атмосферу, но и воду.
И еще одно перспективное направление, которое мы не затронули, но работа над которым будет вестись серьезная в 2019 году — это регулирование в сфере охоты. Сейчас нам важно выстроить такую политику в этой области, чтобы она была максимально понятной всем пользователям природных ресурсов.
Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
Гость 27 февраля 2019 | 11:49
СРАЗУ ВИДНО ЧТО ЛОБОВ НЕ СПЕЦИАЛИСТ А БЮРОКРАТ
Белоусов Павел 27 февраля 2019 | 12:52
ТЭЦ ничего менять не будут, у них даже установка обычных фильтров проходит только на бумаге. Съездите на ТЭЦ-5, посмотрите на ситуацию с девятым котлом. Да и экологическое соглашение не подписали - это о многом говорит
Показать все комментарии (еще 2)