Dura lex: омские юристы о том, почему вас посадят, даже если вы невиновны

5 мая 2018, 14:26

Dura lex: омские юристы о том, почему вас посадят, даже если вы невиновны
Фото: 1zoom.ru
И наоборот, почему человек, который ограбил, убил, обманул, останется на свободе.

Мысль о создании этого проекта пришла в ходе написания, казалось бы, «безобидной» новости о грядущих соревнованиях по самбо. Все в ней было нетривиально, «на разрыв» с самого начала. Состязания — не просто повод выявить лучшего спортсмена, а мемориал в память об омском журналисте Александре Петрове и его семье.

Напомним, трагическая история произошла в августе 2006 года. Главный редактор журнала «Право на выбор», который издавался избиркомом Омской области, 31-летний Александр Петров со своей супругой Аленой, преподавателем факультета иностранных языков ОмГУ, и двумя сыновьями, 3-летним Артемом и 7-летним Никитой, отдыхали на Алтае возле реки Туэктенка. Позарившись на их автомобиль, их всех расстрелял, а затем добил камнями 16-летний отморозок, местный житель. Несовершеннолетний преступник получил за это всего 10 лет лишения свободы.


И вот здесь мы вплотную подбираемся к теме разговора, потому что возникает много вопросов: «Как так?! Десять лет за зверское убийство четырех человек, двое из которых маленькие дети?!». Потому что вопрос «Как так?» задает себе каждый второй гражданин, так или иначе взаимодействующий с судебной и правовой системой в России.


Несовершенство этой системы даже президент Владимир Путин признал еще в 2015 году. Тогда он отметил, что в этой сфере множество проблем, которые ни исполнительная власть, ни сама судебная решить не могут. При этом любую критику в сторону судебной системы президент признал нормальной.


Именно критикой мы сейчас совершенно безнаказанно (президент разрешил!) и займемся, но не просто понесем возмущение в массы, а будем разбираться — что не так с нашим законом, правоохранительной системой и судами? Откуда эта несправедливость и порой возмутительная нелепость решений? И что с этим делать?

Рассуждают и рассказывают о своей профессиональной деятельности для читателей Om1.ru трио экспертов в сфере юриспруденции — Бэлла Золина, Алексей Алгазин и Иван Козлов. А также многодетная мама, председатель правления общественной организации «Сибирские многодетные семьи» Алеся Григорьева.


Алексей Алгазин, омский юрист, кандидат юридических наук, президент Ассоциации судебных юристов, многие годы — практикующий консультант по расследованию особо сложных дел в сфере страхования:

— Об этом не говорят на лекциях в юридических вузах и не пишут в учебниках по праву. Закон не всегда справедлив, а суров он бывает к самым социально незащищенным слоям населения: пенсионерам, многодетным, одиноким матерям, малоимущим, юридически неграмотным. То есть как раз к тем, кто нуждается в защите. «Перед законом все равны» — этот принцип не работает, когда у человека нет возможности привлечь в дело хорошего юриста, самостоятельно понять суть проблемы и алгоритм своих действий или банально найти информацию в интернете, которой делятся люди по схожим ситуациям. В случаях решение судебных дел методом «телефонного права» и административного ресурса простой человек беспомощен в принципе. При этом иногда поход в суд поворачивается против самого поборника справедливости.

По мнению Алексея Алгазина, проблема в том, что устройство судебной системы в принципе требует доработки и обновления. Сложно рассчитывать на то, что один человек — судья, даже будучи опытным юристом, найдет (или вообще будет искать) объективную истину в деле, где спорят две стороны и у каждого своя правда. Прибавьте к этому большой поток дел, противоречивые доказательства и показания свидетелей.

А что такое поиск справедливости? Это вообще эфемерное для суда понятие, хотя это и есть то, чего ждет человек, обратившийся в суд.

В этом его поддерживает коллега Иван Козлов — криминалист с большим стажем, ныне адвокат Омской областной коллегии адвокатов, общественно-политический деятель. Ему мы задали вопрос: «Согласны ли вы с тем, что наш закон не всегда справедлив и порой перед ним далеко не все равны, а некоторые — равнее?».

Иван Козлов:

— С этим утверждением я полностью согласен, мне не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, когда не реализуется справедливость при принятии судебных решений. Давайте вспомним, что вообще такое «справедливость» — это правовой принцип, который означает равные возможности для всех участников правоотношений. Сегодня у нас с этим большие проблемы. Я адвокат, специализирующийся на уголовных делах. Должен заметить, что именно в уголовном судопроизводстве при рассмотрении уголовных дел справедливость редко реализуется, причем не только для подсудимых, но и для потерпевших.

Поддерживает экспертов и специалист по проблемам семей, матерей и детей Алеся Григорьева.

Алеся Григорьева:

— В нашем государстве очень несправедливая правовая судебная система. Законодательство позволяет осудить практически любого человека по любой статье. Отсутствуют механизмы для объективного судебного расследования. Правильность экспертизы проверяется только судьей , который должен руководствоваться своим внутренним убеждением. Если внутренние убеждения судьи идут от печени и почек, то шансов на справедливое судебное решение нет. Добавьте к этому наши исторические традиции в правохранительной системе и вы получите мощную государственную машину, против которой должен противостоять человек, попавший во внимание правохранительной органов.

Интересная и почти противоположная точка зрения у адвоката Бэллы Золиной.

Бэлла Золина:

— Я не разделяю мнения тех, кто декларативно заявляет, что закон не работает и что судебная система не выполняет возложенных функций по защите прав граждан. Более того, я считаю, что большинство из принимаемых судебных актов являются законными и обоснованными. То, что практически каждое судебное решение по гражданскому делу имеет недовольную сторону, т. е. ту, которой отказано в удовлетворении требований, а любой приговор по уголовному делу воспринимается как чрезмерно суровый уже в силу того, что это приговор, никак не изменяет юридическую природу судебного акта, имеющего обязательную для всех силу.

По мнению Изабэллы Юрьевны, субъективное восприятие судебного акта имеет, как правило, в своей основе эмоцию с позиции справедливо — несправедливо.

При этом такая оценка не учитывает, что справедливость приговора определяется в соответствии с нормами УПК, а решение по гражданскому делу основано на понятиях законности и обоснованности. Прерогатива же оценивать доказательства по любому делу предоставлена именно суду, что и определяет необходимость предъявления высоких требований к профессиональному уровню представителей судейского корпуса. «К слову сказать,
это требование хорошо бы распространить и на все прочие сферы нашей деятельности»
, — отмечает эксперт.

СГОРЕЛ ДОМ — ПЛАТИ САМ


Алексей Алгазин привел нам несколько примеров из своей практики: случаи действительно абсурдные и в полной мере отражают творящийся хаос.


1) У деревенской семьи сгорел дом и имущество, от воспламенения бытового газа. Они пытались возместить ущерб через суд. Итог — суд они проиграли, более того суд с них взыскал судебные расходы за экспертизы, и они всей семьей выплачивают деньги ответчику — газовой компании. Сходили в суд за справедливостью, итог — ни дома, ни компенсации, а только дополнительные долги.

2) У молодого мужчины умерла жена в больнице, он подал иск в суд на получение страховой выплаты, но иск не был удовлетворен. По мнению суда, это не страховой случай. Многочисленные нарушения судьи, на которые в жалобах указывал истец, включая то, что судья не привлекла к участию в деле прокурора, остались без внимания.

3) Жительница деревни, многодетная мать, управляя автомобилем «Ока» попала в ДТП с инкассаторской машиной иностранной модели (они очень дорогие). Понятно, что виновной признали ее, при этом банк, застраховавший автомобиль, как постоянный партнер страховой компании, получил страховую выплату как за погибший автомобиль. А виновница осталась должна по решению суда страховой компании такую сумму, что ей не хватит выплатить, даже если она продаст свой дом.


4) Женщина с детьми получила квартиру в районном центре в качестве улучшения жилищных условий в здании бывшего общежития, грязные стены, частично не работает электричество, сломана сантехника из крана бежит ржавая вода. Обратилась в суд с иском о предоставлении другого помещения. Судья, выслушав истицу, сказала: «Сделайте ремонт, воду включите ржавая вода побежит немного, потом пойдет чистая». В итоге по решению суда ее выселили из аварийной квартиры приставы, а другого жилья она не получила.


5) Автоледи сбила старшеклассника на пешеходном переходе. От травмы головы он частично потерял слух, лечился в больнице, потом дома с ним сидела бабушка. Виновница обещала компенсировать вред, только чтобы родители мальчика не настаивали на привлечении к уголовной ответственности. В суде она заявила что неоднократно хотела перевести деньги на лечение, но ей родители пострадавшего не дали реквизитов счета. Судья встала на ее сторону, присудив минимальный штраф и мизерную компенсацию родителям.

Адвокат Иван Козлов также поделился с нами парой примеров. По его словам, за пределами Омской области ему известны случаи, когда за убийство человека давали условный срок. Снова возникает вопрос: «Почему? Как такое вообще возможно?!».


Еще пример: в одном случае главе сельского поселения дали реальный срок за то, что он якобы присвоил 40 000 рублей премии, которые были ему на самом деле положены по закону. При этом тот же судья дал условный срок за присвоение гораздо большей суммы денег другим лицом.

Иван Козлов:

— Почему так? Вроде бы, все вопросы к судье, но факт в том, что у нас по одному и тому же прецеденту на основании одних и тех же данных одним и тем же судом могут быть приняты абсолютно разные решения — и это тоже несовершенство нашей процессуальной системы.

ПОГОВОРИМ О ПРИЧИНАХ


В чем причина такого положения дел?


По словам Ивана Козлова, проблема в том, что в Уголовно-процессуальном Кодексе на сегодняшний день не установлена цель, к которой должны стремиться все правоохранители, в том числе следователи и судьи. Если раньше в УПК было четко написано, что суд и следствие должны стремиться к установлению объективной истины, то сегодня вопрос истины как цели законом вообще не рассматривается. Суд обращает внимание на те доказательства, которые ему представляют стороны — и на этом все.

Иван Козлов:

— В этом плане я горячо поддерживаю предложение главы СК РФ Александра Бастрыкина о том, что нужно вернуть в уголовный процесс понятие «объективной истины». Когда мы будем к ней стремиться, мы будем вынуждены разбираться досконально в каждом человеке, в каждом деле, в каждом обвиняемом на скамье подсудимых. Уголовные дела перестанут штамповаться как конвейер, с чем мы сегодня сталкиваемся.

Но отсутствие стремления к поискам истины — далеко не единственная проблема правоохранительной системы.

— Во-первых, у нас сотни и тысячи преступлений остаются нераскрытыми, а порой дела даже не возбуждаются, а поданные заявления остаются в отказных материалах. И люди порой годами не могут добиться возбуждения дела и реализации своего конституционного права на защиту от преступных посягательств. Во-вторых, даже те, кто добился возбуждения уголовного дела, порой не получают необходимого результата, а именно — не возмещается ущерб потерпевшим, что для них тоже крайне важно. С другой стороны, несправедливые решения выносятся и в адрес обвиняемых и подсудимых. Наказания и чрезмерно ужесточаются, и, наоборот, смягчаются.
Иван Козлов


Еще одна проблема связана с тем, что у нас по-прежнему существует «обвинительный уклон» как в работе следственных органов, так и в судебной системе. В России на сегодняшний день выносится менее 1% оправдательных приговоров, тогда как в других странах нормальная практика — это 20–30% оправданий. Даже в СССР в 30-е годы при репрессиях процент оправдательных приговоров был выше, чем сейчас. Суды порой просто поддерживают следователей и выносят обвинительный приговор, «не глядя».


Помимо того, что у нас нет «объективной истины» и есть обвинительный уклон, есть проблема в отношениях человека и государства. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего не всегда реализуются так, как это предусмотрено законом. Мы с вами знаем, что у задержанного есть права на телефонный звонок, на встречу с адвокатом до общения со следствием, но на практике эти права не реализуются так же, как и право потерпевшего на возмещение ущерба.

Бэлла Золина:

— Что касается приговоров по уголовным делам, то не могу не высказать упреков в адрес следствия. Здесь ситуация, на мой взгляд, между «плохо» и «очень плохо»: необоснованное предъявление обвинения, с перекосом, написанное откровенно плохим юридическим языком; наспех собранные доказательства; плохо скрываемые процессуальные нарушения; затягивание сроков; непрофессиональное ведение допросов; словом, все очень далеко от объективного расследования. Есть и другая крайность: при явном, очевидном, вопиющем составе добиться возбуждения дела бывает практически невозможно. Пример из практики: полгода писали заявления в местные правоохранительные органы по факту мошенничества и другим составам, дело сдвинулось после приезда ответственного лица из СКР, а после его отъезда все вернулось на
круги своя и тихо умерло. В другом известном случае расследованию дела о возбужденном мошенничестве так и не дали хода, даже после обращения того же ответственного лица.

Уголовное судопроизводство, по словам Изабэллы Юрьевны, не может восполнять огрехов следствия, а возращения на «доп» (дополнительное расследование) у нас давно нет. И поступают в суд такие сказочно расследованные дела с непонятно каким объемом обвинения, подписанные между прочим прокурорами. Здесь эксперт также отмечает существование «обвинительного уклона» в правоохранительной системе: далее прокурорский работник приходит в суд и что бы там ни происходило, никогда (или практически никогда) не откажется ни на йоту от предъявленного обвинения. А если суд уменьшит обвинения, то прокурор еще и представление внесет — таковы правила.

Вот такое правосудие для всех.

ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ

Алексей Алгазин:

— Возможно, «очеловечить» судебную систему, сделать ее прозрачной, избавить от коррупции помогут следующие меры:


Первое. Передать простые иски на разрешение юридическим ботам — программам, которые будут опираться на суть иска, нормы закона, главный принцип правосудия — защиту нарушенного права, учитывать в том числе социальный статус стороны. Так мы разгрузим суды и исключим человеческий фактор в виде административного ресурса и «телефонного права».


Второе. Необходимо более широкое применение суда присяжных по всем категориям дел. Когда ситуацию рассматривают незаинтересованные в исходе дела люди, с простым жизненным опытом, больше шансов на справедливое решение.

Третье. Изменить подход к назначению судей. В эту систему всегда попадали бывшие работники судов (секретари, помощники судей), сотрудники прокуратуры, следствия, редко адвокаты. Мне кажется, в этой профессии не хватает самомотивированных людей, которые будут работать не за высокую зарплату, премии и льготы, а для того чтобы помогать людям. Такими людьми являются правозащитники, ученые в области права, преподаватели правовых дисциплин.


Четвертое. Квалификационные коллегии судей должны реально заниматься рассмотрением жалоб на судей, в каждом конкретном случае, а не ограничивать свою работу сверкой доходов судей, приемом экзаменов и утверждением должностей.


Иван Козлов, в свою очередь, для решения (хотя бы частичного) этих проблем советует, в первую очередь, вовремя «звать на помощь».


Иван Козлов:

— Очень важно: людям необходимо чаще прибегать к помощи юристов не тогда, когда проблемы уже возникли, а заранее, например, на стадии заключения контрактов и т. п. У нас существует презумпция правоты государственных органов, доверия к госорганам, во всех спорах человека с государством крайне сложно отстоять свои права, кем бы этот человек ни был. Если он идет «против» государства — шансы выиграть дело минимальны. У нас люди не научились до конца отстаивать свои права, как в Европе. Более того, многим даже не приходит в голову обращаться к адвокату до того, как ситуация станет критической. Услугами юристов пренебрегать не стоит. Причем, если существует такое явление как семейный врач, вполне возможно, что стоит иметь такого же «семейного» юриста, проверенного и надежного. Конечно, процент правовой грамотности постепенно увеличивается, и, думаю, мы рано или поздно к этому все равно придем.

Алеся Григорьева:

— Часто люди не имеют шансов на защиту своих прав просто потому, что искренне верят в чудо, которого не существует. Даже юристы и адвокаты, которые должны защищать интересы граждан. Так как клиенты приходят и уходят, а судьи и следователи остаются. Поэтому защита клиента всегда обусловлена сохранением собственной безопасности.
Я думаю, что в данной системе сложно работать по принципам чести и достоинства. Мы до сих пор живем в режиме репрессий, только заказчики и доносители стали разнообразнее.

Бэлла Золина:

— Не могу не сказать о том, что результат по гражданскому делу всегда в первую очередь зависит от самого участника спора, будь то истец или ответчик. Законом возложена обязанность доказать свою правоту в суде именно на сторону, в связи с чем требование от суда справедливости при собственном бездействии как минимум непродуктивно. В этой связи рекомендация всем желающим посудиться: прежде чем подать исковое в суд, хорошенько посмотреть закон и судебную практику, благо, что и возможности такие есть, да и юристов достаточно.

Заключение сделаем также со слов адвоката Бэллы Золиной — на позитивной ноте. Дорогой читатель! Не верь, когда кричат, что закон у нас не работает, а в суде ничего нельзя добиться. Закон работает, и система правосудия действует при всех имеющихся недочетах и сложностях.

Бэлла Золина:

— Более того, именно судебная власть у нас, на мой пристрастный взгляд, является наиболее эффективной и действенной. Многочисленные меры, предпринятые по совершенствованию судебной системы в последние годы, безусловно, дают свои положительные результаты. Конечно, есть и проблемы, и недостатки, но история отечественного правосудия знавала времена и куда более мрачные.

Фото: akzent.zp.ua, antiproductive.ru, republic.ru, novosti-saratova.ru, infinica.ru, semyaizakon.ru
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также