Омск
Заразились
1411 +24
Выздоровели
444 +11
Умерли
20 +0
Россия
Заразились
414878 +9035
Выздоровели
175877 +3994
Умерли
4855 +162
om1.ru
«Сорвал с медсестры защиту, начал чихать». Омич, переболевший коронавирусом, рассказал о жизни в больнице Первый выздоровевший в Омске «тяжёлый» больной коронавирусом рассказал подробности своей болезни.

«Сорвал с медсестры защиту, начал чихать». Омич, переболевший коронавирусом, рассказал о жизни в больнице

«Сорвал с медсестры защиту, начал чихать». Омич, переболевший коронавирусом, рассказал о жизни в больнице
Фото: Кристина Абрамян
Первый выздоровевший в Омске «тяжёлый» больной коронавирусом рассказал подробности своей болезни.

Недавно омский предприниматель Валерий Гагарин выписался из инфекционной клинической больницы № 1 им. Д.М. Далматова после долгой борьбы с коронавирусом. 62-летнего омича госпитализировали 30 марта, на десятые сутки болезни, которую он поначалу принимал за «простой грипп». Выписка при участии журналистов, на которой присутствовал корреспондент Om1.ru, прошла 3 мая.

Сегодня выздоровевший омич поучаствовал в прямом эфире «НГС55», где рассказал подробности своей болезни и текущего состояния. «Меня положили в какую-то кровать, и я очнулся через 25 дней. Остальное — это сны», — рассказал о своей госпитализации мужчина. Приводим его рассказ от первого лица.

Валерий Гагарин в день выписки

Я почувствовал, что «плыву»

«Сначала это был обычный грипп, который не проходит и не проходит. Грипп через три дня начинает понимать, что ему пора уходить. А здесь ты борешься и борешься. Проглотил горсть таблеток, температура на время проходит, а потом плохое самочувствие восстанавливается. Появился какой-то дикий нехороший насморк.

Вызвали скорую помощь. Мы все друг другу поверили, что это не коронавирус: мы нигде не были, к нам никто не приходил. Тогда все были расслаблены: коронавирус — это какая-то «итальянская чума».

Мне стало плохо через три дня после сына, который с недомоганием поехал в Москву, и там ему диагностировали коронавирус. Врачи из столицы связались с омскими коллегами, и вскоре нам позвонили, сказали: «Через 15 минут приедет машина, собирайтесь». Приехали медики в химзащите, в доме было четверо: я, жена, 40-летняя дочь и 10-летняя внучка Вероника. Дали время собраться, жена накидала вещей по сумкам и портфелям.

Внучку отвезли в больницу в Нефтяниках, хотя она была в диком шоке и ужасе: она даже не всегда соглашается спать одна, потому что ей страшновато. А нас госпитализировали на Лазо. Поселили троих в одном боксе, на следующее утро распределили по палатам: меня — в одну, жену и дочку — в другую. Потом я почувствовал, что «плыву». Ощущение было, как будто дали наркоз — может и дали.

Я настолько устал от этого гриппа с постоянной температурой 39,9, что с облегчением куда-то провалился. Я сейчас не могу сказать, очнулся ли я за один раз, или за несколько попыток. Может, сначала это были какие-то кратковременные вещи. Потом я все-таки осознал, что с кем-то разговариваю — с родными по телефону. Ходят врачи, и они настоящие. Видений было столько!…»

Чихал на медсестру

«Врачи меня как будто за своего ребенка считали, можно сказать, они меня по новой «слепили». Хотя сейчас я никого из них не узнаю: лица были закрыты средствами защиты. Пока я был без сознания, я много натворил. Были какие-то галлюцинации, видимо. Мне все время казалось, что мне связали руки, а я должен выполнить какую-то миссию. Руки мне на самом деле связывали, но я постоянно боролся за то, чтобы их развязать, чтоб я куда-то мог улететь, убежать. Иногда развязывал руки чуть ли не зубами.

Одной медсестре я что-то сделал с пальцами. В детстве меня учили, как отбирать что-то из руки: сжимаешь ноготь и фалангу. На одну из медсестер я дергал руками, сорвал с нее защиту, чихать на нее начал. А у нее дома детей мал мала меньше и престарелая мать. Что она должна думать, что она должна испытывать? Ее задача была — меня привязать и бежать умываться. Сначала меня зафиксировать, а потом что-то с собой делать. Я страшно благодарен врачам. Это особенные люди, они достойны всех благодарностей и премий».

Все рады, что я жив

«Надо мной просто все время стояли врачи, что-то придумывали, принимали какие-то решения. Морально я себя сейчас чувствую, как дитя — просто здорово. Особенно когда обдумываю: совершенно необязательно мне было живым оставаться. Есть масса людей, которые моложе меня и, наверное, посильнее… Там либо не смогли принять правильное решение, либо организм решил, что для него это решение неправильное. И человек просто перестал быть живым. Я, оказывается, стольких людей порадовал. Мне просто хорошо от того, что у меня много знакомых, которые рады тому, что я жив».

Вирус не проходит просто так

«Мышцы все куда-то исчезли. Я совершаю какое-то действие — к примеру, поворачиваю голову — и у меня весь организм уносит куда-нибудь на пол, потому что где-то не обнаружилось мускулов. Это даже прикольно, я бы сказал. Передвигаюсь на машине: я уже 40 лет за рулем. Сейчас это особенно удобно: ходить ногами не надо. Врач приходил, говорит, что все хорошо, но есть жесткое дыхание. Оказывается, после коронавируса у всех осложнения. Жена покашливает. Сын наблюдается у пульмонологов. Это не проходит просто так».

«Раз — и вся семья залетела под вирус»

«Кто-то до сих пор не верит в коронавирус — мне это напоминает детское стихотворение про упрямого Фому. Мы сейчас тоже в таком состоянии находимся, в пасти у крокодила. Но некоторые, как Фома, орут: «Не верю!»

Болезнь была настоящей. Я здесь, потому что есть искусство врачей. Я не хочу быть частью печальной статистики. Помню, насколько легко все это произошло: раз — и вся семья залетела под этот вирус. Люди, которые умерли от коронавируса, хотели жить дальше, но они просто взяли и умерли. Чтобы дать возможность врачам лечить, люди должны самоизолироваться и делать это всерьез.

Валерий Гагарин благодарен врачам за то, что принимали правильные решения

Я сейчас не очень понимаю, как мы все выживем. Денег ни у кого нет. Но все равно ситуация напоминает раннюю весну: снег растаял, показалась земля, внутри — семена. Какие-то сейчас пойдут вверх, найдя что-то питательное, какие-то не взойдут. Что бы ни произошло — война, суровая болезнь — все равно человечество будет развиваться. Для людей должны найтись места в этом мире, для того, чтобы радоваться, чтобы понимать: ты живой, значит, у тебя есть масса возможностей. Сейчас самое главное — соблюдать дисциплину, не унывать и верить в будущее».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзене.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Гость 7 мая 2020 | 21:20
Дурдом или детсад. Нужно подчеркнуть.
Показать все комментарии (еще -1)