om1.ru
Битва за дендросад. Есть ли шанс у Омска сохранить уникальное наследие Гензе? В июне 2020 года стало известно, что в Омске планируют вдвое сократить площадь дендрологического сада имени Г. И. Гензе. У отделённой территории заберут статус природного памятника и организуют там туристическую зону с торговлей и парковкой. Омичи до сих пор протестуют. Накануне очередной волны общественных слушаний о судьбе дендросада, редакция Om1.ru восстанавливает всю цепь событий и сопоставляет аргументы «за» и «против».

Битва за дендросад. Есть ли шанс у Омска сохранить уникальное наследие Гензе?

Битва за дендросад. Есть ли шанс у Омска сохранить уникальное наследие Гензе?
Фото: yandex.ru/maps
В июне 2020 года стало известно, что в Омске планируют вдвое сократить площадь дендрологического сада имени Г. И. Гензе. У отделённой территории заберут статус природного памятника и организуют там туристическую зону с торговлей и парковкой. Омичи до сих пор протестуют.

Накануне очередной волны общественных слушаний о судьбе дендросада, редакция Om1.ru восстанавливает всю цепь событий и сопоставляет аргументы «за» и «против».

Эпопея с разделением природного памятника продолжается. Казалось бы, 3 сентября на общественных слушаниях в Минприроды всё должно было разрешиться. Но, по старой русской традиции, — лишь усугубилось.

 
Слушания обернулись скандалом: людей не пускали на заседание, пугали Росгвардией, аккредитованных журналистов выпроваживали. У здания министерства разгневанные горожане устраивали пикеты. В дело пришлось вмешаться губернатору Буркову и назначить новые слушания на конец октября уже в областном конгресс-холле, дабы на обсуждении могли присутствовать все желающие без исключений.

Итак, разберёмся в деталях

Областной дендрологический сад имени Г.И. Гензе — это памятник природы регионального значения.

Как сообщает Википедия, памятниками природы называют уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношении природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения.

Памятники природы могут быть федерального и регионального значения.

Статус природного памятника регионального значения омский дендросад получил 16 февраля 2011 года.

Как Гензе деревья выращивал, а Полежаев их спасал

История омского озеленения начинается со ссылки.

В 1941 году немцев Поволжья массово депортировали в Сибирь. В той многоликой толпе был и агроном Герберт Гензе, ученик генетика Николая Вавилова. После войны он устраивается по специальности в сельскохозяйственный отдел Омскстроя, а в 1954 году работает в отделе зелёного строительства Омского горисполкома.

В основанном в 1948 году дендрологическом саду, который тогда назывался совхозом «Декоративные культуры», Гензе с 1965 года и до 1993 (28 лет) занимается выведением уникальных сортов растений, которые впоследствии украсятОмск.

Серебристые пирамидальные тополя (названные именем селекционера), голубые ели, махровая сирень, шаровидные ивы — всё это заслуга Герберта Гензе, который и на пенсии продолжал работать.

Г.И. Гензе, агроном, селекционер

После распада Советского Союза совхоз «Декоративные культуры», крупнейшее предприятие, занимавшееся озеленением городских пространств, стало закрытым акционерным обществом. Оно владело территорией Дендрологического сада и нынешней Старозагородной рощи.

Однако его директор Василий Говорухин утонул на рыбалке. ЗАО разорилось. В 1994 году Дендрологический сад был взят под охрану как уникальный природный объект. Но второй большой участок (Старозагородная роща) остался без государственной протекции, и постепенно начал дичать и зарастать.

Местные предприниматели воспользовались ситуацией и успели отдербанить часть земли под застройку. А региональные власти спохватились лишь спустя десяток лет. Леонид Полежаев, в то время губернатор Омской области, в 2011 году пресёк дальнейшее разграбление, по сути, памятника российской селекции и присоединил его территорию к Дендрологическому саду, объявив весь природный комплекс особо охраняемой зоной.

Имя Г.И. Гензе ему присвоили в 2014 году по инициативе горожан.

Почему Дендрологический сад имени Гензе хотят разделить

Сейчас дендросад — это девять участков общей площадью в более чем 190 тысяч квадратных метров. Пять из них площадью 97 тысяч квадратных метров планируют отделить и превратить в природный рекреационный комплекс регионального значения «Старозагородный».

Управление по охране животного мира:

«У новой территории появятся новые функции, здесь будут развивать туризм. Планируется проводить массовые мероприятия, в дальнейшем планируется проведение городской ежегодной ёлки. Можно будет строить сооружения для отдыха, туризма, экологического просвещения, физкультурно-оздоровительной деятельности».

Зам главы омского Минприроды Александр Сердюков выступает за смягчение режима использования территории.

«Этот режим [природный рекреационный комплекс] в отличие от дендросада предполагает возможность каких-то проектировочных решений, связанных, в том числе, с благоустройством территории, со строительством»,  — говорит чиновник.

По его словам, смена статуса объекта позволит не только сохранить то, что уже есть, но и улучшить, чтобы качество территорий в «Старозагородном» и в дендросаде было соразмерным.

Статус природного памятника запрещает капитальное строительство на территории дендросада. На территории же рекреационного комплекса возможны реконструкции и благоустройство.

Что можно будет делать в рекреационном комплексе «Старозагородный»:

 
  •  — обустраивать экологические и прогулочные тропы, прогулочные и экскурсионные маршруты;

     — благоустраивать территорию для досуга;

     — проводить общественно-массовые и физкультурно-спортивные мероприятия;

     — строить, реконструировать и капитально ремонтировать объекты для рекреационной, туристической и физкультурно-оздоровительной деятельности;

     — размещать временные постройки и физкультурно-оздоровительные сооружения на участках, не занятых деревьями и кустарниками;

     — заезжать автомобилям, обслуживающим территорию комплекса и расположенные там объекты.

Что нельзя будет делать в рекреационном комплексе «Старозагородный»:

 
 — выгуливать домашних животных;

 — загрязнять территорию отходами;

 — выжигать растительность;

 — разводить костры вне специально отведённых мест;

 — вырубать деревья и кустарники;

 — размещать склады топлива, удобрений, ядохимикатов;

 — собирать растения и ловить птиц;

 — уничтожать животных.

А сейчас, по словам Сердюкова, у чиновников связаны руки, потому что закон фактически запрещает ухаживать за территорией, обязывая сохранить её в том виде, в каком её получили.

И вид территории достаточно плачевный. Хорошо обустроена только фронтальная часть Старозагородной рощи: там есть мостики, скульптуры, набережная, мощёные аллеи, мемориальный комплекс и маленький пруд.

Остальная территория заросла непролазными кустарниками, дальний пруд безобразен, а вдоль Берёзовой улицы тянется заброшенный бетонный котлован.

«В целом состояние растительных сообществ не вызывает должного удовлетворения — много занесенных, дико зарастающих видов, территория их произрастания в значительной части требует ухода и окультуривания»,  — заявили эксперты межрегиональной общественной ассоциации «Рост регионов» после комплексного экологического обследования территории.

Главная задача власти — сделать «дикий» отдых организованным. Рекреационный комплекс будет предназначен для спортивного отдыха омичей, для досуга туристов и общественных мероприятий.

«За» и «против»

Вот только горожане не верят чиновникам, которые обещают не закатывать зелёную зону в бетон.

Во-первых, ещё ноет старая рана по поводу парка 30-летия ВЛКСМ, часть земли которого отдали под строительство торгового центра. В таком случае, что мешает властям и в этот раз отдать природные пространства на откуп коммерсантам?

Во-вторых, омичи так и не поняли, что чиновники хотят конкретно сделать с землёй дендросада. Все формулировки о благоустройстве достаточно размыты. Горожане боятся вырубки деревьев и массовой застройки.

Однако власти утверждают, что опасаться нечего, так как статус особо охраняемой природной территории с участков снимать никто не собирается. Поэтому коттеджи и торговые центры в будущей рекреации «Старозагородный» невозможны.

«За»

Министр экологии и природных ресурсов Омской области Илья Лобов:

«Мы с вами говорим о территории бывшего совхоза декоративной культуры. В 2011 году этот участок был присоединен к дендросаду имени Г.И. Гензе с целью ее сохранения — спасения от возможной застройки и последующего развития.

Результаты экологических исследований подтверждают, что эта территория не является ценным, невосполнимым, культурным и эстетически ценным комплексом, но, мы сможем создать здесь уникальный природный рекреационный комплекс, если проведем работы по благоустройству.

Я подробно изучил вопрос, но ни разу не встречал случая, в котором пустырь, ранее выполнявший роль вспомогательного участка организации землесхоза, объявлялся бы памятником природы. Одним из современных образцов природных рекреационных комплексов является московский парк «Зарядье». Я хочу, чтобы и в нашем городе было подобное место».

«Против»

Ученый, эколог, профессор кафедры по связям с общественностью ОмГУПС Сергей Костарев:

«Я предлагаю министру Лобову открыть положение о памятнике природы. Там четко обозначено, что эту территорию не только можно, но и нужно благоустраивать — вплоть до санитарных рубок деревьев. Последнее вопрос спорный, лично я против этого. Но по закону можно делать даже это.

Считаю, что в этом месте важно сделать хорошо природе. Это значит — ограничить движение всех видов транспорта, убирать мусор, а также предотвращать поражение вредными растениями, нарушающими биогеоценоз. Эта роща существует уже 200 лет. Такие уголки «дикой природы» есть в разных городах мира: в Париже, в Праге. В каждом случае они появились по разным причинам. Пусть у нас даже из-за того, что территория была заброшена.

В минприроды утверждают, что эта часть дендросада не имеет ценности, потому что там мало деревьев. Так в Сибири бывают не только леса, но и степи. По всем составляющим это полноценный памятник природы. Мы это видим даже в куцем отчете об обследовании этого участка хабаровскими специалистами. За три дня они обнаружили здесь «уникальный объект природы», нашли огромное количество природных объектов и краснокнижную бабочку Махаон.

Если бы эта территория была посреди леса, никто бы и не обращал на нее такого пристального внимания. Но ее главная ценность в том, что она находится посреди города. Надо сказать спасибо Леониду Константиновичу Полежаеву, что в 2011 году он спас ее от дальнейшей застройки.

То, что понимают под благоустройством в Минприроды, — это зона развлечения для людей с большой парковкой, дорогой и спортивными сооружениями. Возможности для развития дендросада, который и так испытывает сложности, не будет.

Если не использовать спорную территорию для высадки там растений из коллекции, через 20–30 лет дендросад погибнет. Негативный пример, что из этого выйдет, мы видим в «Птичьей гавани», где обитали 200 видов уток. После благоустройства это место превратилось в непосещаемую пустошь с чайками вместо уток».

На участке в почти 10 гектаров, который хотят отделить от дендросада, произрастает множество растений, которые, правда, нельзя назвать редкими. Среди деревьев сибирская и колючая ели; сибирская лиственница; берёза повислая; приземистый вяз; ломкая, белая и шаровидная ивы; тополя; ясенелистный клён; сибирская яблоня и рябина; черёмуха; сирень и облепиха. Травы: ползучий пырей, гигантская полевица, луговой мятлик, клевер, щавель, подорожник и др.

Вот только именно эти растения образуют необходимую экосистему для обитания, например, бабочки махаона, которая, кстати, включена в Красную книгу Омской области. Также там живёт стрекоза красотка-девушка, занесённая в Красную книгу Тюменской области.

А ещё: ондатры, хомяки, воробьи, трясогузки, кряквы, зяблики, крапивницы.

Эксперты «Роста регионов» назвали это биологическое разнообразие уникальным. Министр природных ресурсов Илья Лобов считает, что никакого экологического ущерба благоустройство запущенной территории не принесёт.

Таким образом, мнения о судьбе Областного дендрологического сада имени Г.И. Гензе поделились на три группы.

  • Первые против всяческого вмешательства человека в первозданную экосистему.
  • Вторая, полярная, точка зрения — сделать городское пространство, современный парк для отдыха горожан и туристов. Для этого придётся пожертвовать большей частью растений и животных.
  • Третья точка зрения компромиссная. На месте Старозагородной рощи предлагается сделать резервную территорию дендросада, где будут выводиться и высаживаться новые растения. Однако это всё равно требует смены статуса, так как нынешний — памятник природы регионального значения — не позволяет осуществлять капитальное строительство. А оно понадобится, так как для селекционной работы необходим хотя бы водопровод.

Скандал на общественных слушаниях

Власти поняли, что просто так им навести порядок в роще не удастся. Общественность имела твёрдое намерение отбить природный памятник.

Поэтому на 3 сентября 2020 года были назначены общественные слушания, где бы каждая из сторон могла высказать свои аргументы. Слушания-то были, но едва ли их можно назвать общественными.

Проводились слушания в тесном кабинете Минприроды, куда еле-еле поместились 30 человек. Сотни рассерженных омичей остались за дверью толпиться в тесном коридоре. В том числе даже аккредитованные журналисты.

Своё решение чиновники объяснили эпидемической ситуацией в регионе и мерами безопасности. Что, конечно, кажется абсурдным, если взглянуть на фотографии из коридора, где уж точно о социальной дистанции речи не шло.

Столпотворение в Минприроды во время слушаний

Когда люди стали открыто проявлять недовольство, им пригрозили полицией и Росгвардией. Потом по одному стали выходить представители власти, чьи слова утешения и увещевания, очевидно, не возымели успеха у публики. А предложение узнать подробности слушаний при помощи трансляции во «ВКонтакте» и вовсе вызвало гнев.

В итоге слушания провалились и подарили журналистам отличный инфоповод. У горожан изначально было предвзятое отношение к действиям власти. После 3 сентября имидж у неё испортился ещё больше.

В ситуацию пришлось вмешаться губернатору Омской области Александру Буркову. Он потребовал у Минприроды проведения новых слушаний. Они должны были состояться 22 октября в 18:30 в областном конгресс-холле, который должен вместить в себя всех желающих.

Однако в этот раз в ситуацию вмешалась пандемия коронавируса. Из-за увеличения числа заболевших министр природных ресурсов и экологии Омской области Илья Лобов сообщил о переносе обсуждения на неопределённый срок.

Лобов подчеркнул, что никаких решений о судьбе дендропарка приниматься не будет, пока не пройдёт общественное обсуждение.

Но общественники не собираются отступать. Они создали петицию с требованием сохранить целостность природного памятника. На 15 октября её подписали почти полторы тысячи человек.

 
«Дендрологический сад имени Герберта Гензе — уникальный эколого-биологический комплекс в миллионном сибирском городе, своеобразный зелёный оазис посреди урбанистической застройки, рядом с одной из центральных магистралей. На территории дендросада произрастают ценные растения, в том числе существующие в единственном экземпляре в мире, здесь обитают редкие виды животных, в том числе занесённые в Красные книги России и Омской области.

Разделение территории дендросада, выделение из неё участка для целей, не связанных с закреплёнными в действующих нормативных документах, лишит садплощадей для перспективного развития, обновления, регенерации в обозримом будущем, когда срок жизни произрастающих сегодня на территории дендросада растений подойдёт к своему биологическому пределу», — говорится в петиции.

О ситуации с омским дендросадом высказалась и правнучка селекционера Гензе Полина Мельникова:

«Герберт Гензе посвятил 40 самых важных лет своей жизни нашему городу. Благодаря ему и его коллегам однажды обычный город Омск превратился в город-сад. В Сибири с её безжалостными зимами деревья стали приживаться и очищать воздух. Голубые ели, пирамидальные тополя, дубы, яблони, вишни, сливы, жимолость, барбарис и сирень такие, какими мы их знаем сегодня, такие, какими мы помним из детства, — всё это родилось здесь, в дендрологическом саду имени Гензе. Только подумайте: больше сотни видов деревьев и кустарников, белки, карпы, куропатки прямо в сердце Омска. Не дайте этому погибнуть. Не дайте превратить город-сад в город-завод и город-торговый центр. Не дайте закатать пруды с утками и ондатрами в асфальт. Это наш город и наше наследие».

Для горожан экология — это больная тема. Поэтому неудивительно, что омичи столь болезненно восприняли новость о предстоящей реконструкции дендросада. Уж лучше пусть будет запущенный лес со стрекозами и бабочками, чем заасфальтированный паркинг с ларьком сладкой ваты.

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter