Омск
Заразились
17676 +220
Выздоровели
12395 +107
Умерли
467 +4
Россия
Заразились
1753836 +20396
Выздоровели
1312927 +16803
Умерли
30251 +364
om1.ru
Каждый пациент для нас – это угроза: медбрат омской скорой рассказал о своей жизни после заражения Вадим Ястребков уже несколько лет работает в бригаде скорой помощи. ДТП, ножевые ранения и самоубийства – обычные будни медиков. Теперь же, в период пандемии, они вынуждены работать в зоне повышенного риска. Вадим Ястребков рассказал редакции Om1.ru, как изменилась его жизнь после заражения...

Каждый пациент для нас – это угроза: медбрат омской скорой рассказал о своей жизни после заражения

Каждый пациент для нас – это угроза: медбрат омской скорой рассказал о своей жизни после заражения
Фото: Om1.ru. Коронавирус. Пандемия. Маска
Вадим Ястребков уже несколько лет работает в бригаде скорой помощи. ДТП, ножевые ранения и самоубийства – обычные будни медиков. Теперь же, в период пандемии, они вынуждены работать в зоне повышенного риска. Вадим Ястребков рассказал редакции Om1.ru, как изменилась его жизнь после заражения...

Неприятные симптомы я заметил пять дней назад. Сначала были покашливания. Я собирался на работу, на сутки. Но, почувствовав себя нехорошо, я решил остаться дома, а потом взял больничный. Чтобы и себя поберечь, и коллег тоже. А на следующий день я уже не ощущал запахов, пропал вкус. Мне поставили диагноз «интерстициальная пневмония с поражением лёгких до трёх процентов».

 
Работая на скорой, особенно сейчас, ты думаешь об этом постоянно – о том, что можешь заразиться. Приезжая на вызов, мы не знаем, есть ли у человека кoронавируc, или его нет. Поэтому каждый человек для нас – это потенциальная угроза.

И хоть ты в защитном костюме, в защитных бахилах, специальной шапочке, респираторе, перчатках, ты всё равно – в зоне риска.

У моих коллег со скорой тоже появились характерные признаки коронавируса. Отсутствует обоняние, вкус. Появилась пневмония. Мы, медики, обычные люди. Хоть и защищаемся всячески, но от заражения мы всё равно не застрахованы.

Того, что происходит сейчас, конечно, не было ещё год назад. Пандемия массово косит людей.

Во-первых, вызовов стало очень много. Нагрузка бешеная. Люди ждут скорую по двое-трое суток. Если взять нашу бригаду, то мы можем пообедать только в часов семь вечера, начав работать в восемь утра. А ужин отодвигается на четыре утра. Можем вообще поесть уже только утром, после сдачи смены.

фото: личный архив Вадима Ястребкова

Во-вторых, участились случаи, когда люди задыхаются, когда высокая температура, пневмония, одышка и кашель.

Насколько мне известно, бригады скорой помощи не приводили в боевую готовность. Но и расслабленно мы не работаем. Нагрузка если и увеличилась, то мы были вынуждены подстроиться под такой режим. Часто приходится выслушивать жалобы, что скорые долго едут, что нет мест в больницах.

К такому, наверное, невозможно привыкнуть. Когда ни в одну из смен ты не можешь ни поесть толком, ни передохнуть, а только непрерывно ездишь от дома к дому, от человека к человеку. Но люди у нас работают с устойчивой психикой. Мы принимаем это как должное. Работаем и работаем. В период пандемии только так люди и живут, по моему, в режиме постоянной напряжённости. Просто больше времени теперь уходит на сон. Если раньше я после суток мог прийти и не спать, то сейчас такое нереально. Я прихожу домой и мгновенно вырубаюсь.

 
Типичный рабочий день на скорой банален. Садимся в машину в восемь утра и можем кататься до глубокого вечера. Без обеда и перерыва. Необслуженных вызовов очень много. А ещё по пять-шесть часов можем стоять в очереди на КТ. Потом можем стоять в очереди, чтобы помыть и продезинфицировать машину после пациента с коронавирусом. Обычные наши сутки заключаются в том, что мы садимся и едем. Это линейная бригада. На реанимации то же самое, но там, кроме пневмонии, будут ещё ДТП, ножевые ранения – этого никто не отменял. Но справедливости ради, сейчас вызовов на аварии и поножовщину стало гораздо меньше.

Нам выплачивают дополнительные деньги. Но если ты возил подтверждённый «ковид». За контакт, за риск. Но эта доплата несдельная. То есть неважно, сколько раз за месяц ты контактировал с больными коронавирусом. Учитывается сам факт контакта. Хватает одного человека с подтверждённым ковидом, чтобы получить эти выплаты. Если бы нам выплачивали за каждого пациента, у которого диагностировали коронавирус, я бы, наверное, себе уже «мерседес» купил или квартиру.

Сейчас я чувствую себя относительно нормально. Лечение моё – это противовирусные препараты, антибактериальные препараты, отхаркивающие препараты. Ещё постоянно нужно орошать горло мирамистином. На улицу, хоть и редко, но выхожу. В тот же магазин. Но, конечно, надеваю маску и перчатки, чтобы обезопасить от себя окружающих. Мне сейчас хочется одного – выздороветь до своего дня рождения. Будет печально, если праздник я буду встречать в одиночестве и с кучей лекарств.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новости.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
6 комментариев
Омич 27 октября 2020 | 21:05
Скорая просто трубку не берет. У кого-нибудь получилось дозвониться?
Татьяна Архипова 28 октября 2020 | 19:21
Начнём с того что дополнительно вам выплачивают не просто деньги а очень брльшие деньги, по 100-150тыс, а кому то и бооьше, а то что вы в зоне риска, так сейчас все в зоне риска заразиться можно хрть нде и хоть от кого! Мы все понимаем что вам тяжело и вы пашите как проклятые, но вы сами выбрали эту профессию! В войну медики совершенно бескорыстно трудились и побольше вашего и не ныли, потому что патриотизм был и боролись за каждую жизнь
Показать все комментарии (еще 4)