Омск
Заразились
17676 +220
Выздоровели
12395 +107
Умерли
467 +4
Россия
Заразились
1753836 +20396
Выздоровели
1312927 +16803
Умерли
30251 +364
om1.ru
«Мне стало не хватать того, от чего я пытался бежать»: омич — о попытке покинуть Омск накануне пандемии Меня зовут Юрий Голыбин. Я родился в Омске, здесь жил до 23 лет. Но потом решил, что мне срочно нужно покинуть Омск. Вот, что из этого получилось!

«Мне стало не хватать того, от чего я пытался бежать»: омич — о попытке покинуть Омск накануне пандемии

«Мне стало не хватать того, от чего я пытался бежать»: омич — о попытке покинуть Омск накануне пандемии
Фото: личный архив Юрия Голыбина
Меня зовут Юрий Голыбин. Я родился в Омске, здесь жил до 23 лет. Но потом решил, что мне срочно нужно покинуть Омск. Вот, что из этого получилось!

Как-то раз мой приятель Егор предложил — поедем в Адлер? Я и согласился. Выдвинулись в середине марта этого года — я, Егор и ещё один мой приятель, у которого был отпуск. Снег только начинал таять, холодно. Поехали с утреца. На моём старом «Шевроле Ланос».

Покидая Омск…

Ланос дико капризничал. У него болталось колесо. Машину трясло, руль дёргало вправо. Заехали в придорожную СТО. Потом посидели в кафешке. Атмосферная кафешка. На стенах плакаты из 50-х. Официантка в классных лосинах.

Едем дальше, а колесо всё равно болтается. Заехали в другую шиномонтажку. Оказалось, что у нас колесо квадратное. Мастер предложил перекинуть колесо с передней оси на заднюю. Так и сделали. Ехать стало комфортней.

Первый день у меня не было ощущения, что уехал из родного дома надолго. Мне казалось, что я направляюсь в ближайший пригород на выходные.

 
После ночи в Кургане мы оказались на Уральских горах. Остановились у придорожного кафе. Пацаны пошли в платный туалет. Я пошёл в лес. Стою, смотрю на природу-матушку. И так хорошо… Так красиво. Воздух горный. Снежок. Стою на склоне. А дальше — лес. Думаю, а пробегусь-ка! В общем, бегу. Сугроб по колено, бегу, бегу. Остановился на опушке, а внизу — долина, конца-края нет, с небом сливается.

Вернулся к пацанам весь мокрый. Счастливый. Покушали. И выдвинулись дальше.

Земляки «Авангарда» и Сталин

Сломалась пятая передача. Плетёмся. Я злой.

Приближаемся к Самаре. Тут нас останавливают гаишники. Думаю, ладно, сейчас документы проверят и отпустят. Но нет…

Следом ехал камаз. Остановили и его. Оттуда вытащили двоих мужиков. Подошли к нам. Гаишники говорят мол, понятые, смотрите, запоминайте.

Сначала просто проверили документы, ничего особенного. А потом начался тотальный шмон… Искали наркотики. Перетрясли все сумки, вывернули вещи, разворошили бардачок. Тут один из полицейских видит шарф «Авангарда» и восклицает: «Опа, земляки!» Отводит меня в сторону и спрашивает спокойно так — замляк, наркотики есть? Я мотаю головой. Он поверил, и от нас отстали.

 
И тут по трассе несётся такси: жёлтая машина, жёлтые номера. Гаишники стопорят. И тут же на такси налетают трое с пистолетами. Вытаскивают за шкирку троих мужиков. Начинают шмонать, нашли в салоне пакет «чего-то», уложили их на землю. А про меня забыли. Документы никто мне так и не отдал. Пытаюсь до них докричаться, а им уже не до меня. Кое-как я выпросил документы обратно, выдохнул и поехал дальше. Пятая передача, кстати, чудесным образом починилась сама собой…

Я хотел заночевать в Волгограде у памятника Родина-Мать. Ехал уже из последних сил, клонило в сон. Но всё-таки доехал. На утро просыпаюсь, а там Сталин. В плаще, с усами, курит трубку. Не сразу понял, что это ряженый, туристов выискивает для фотографий.

Едем дальше.

Пальмы и бородатый хипстер в канун коронавируса

Началась Кубань. Красота. Поля, ветряные станции. Уже нет снега, кругом всё зелено. Вечером добрались в Краснодар. И до утра ехали до Адлера.

Приехали в Адлер, я сразу увидел пальмы. И офигел. Я понял, что нахожусь в субтропиках. Пальмы, отличная дорога, везде фонари. Нас остановили гаишники, и впервые в моей жизни у них была претензия к тому, что у меня машина грязная!


Нас встретили знакомые — Ваня и Макс. Пошли гулять. Побывали в олимпийской деревне, посидели в «Макдоналдсе» на берегу моря. А через три дня случилось ЭТО: послание президента, коронавирус, закрытие границ…

Все уходят на самоизоляцию, все заведения закрываются. Сидим дома. А приехали мы устраиваться в казино. На российских курортах казино официально разрешены. Ваня с Максом там уже работают и застолбили для нас места. В казино у них был оклад 50 тысяч плюс чаевые. В месяц набегало неплохо. Теперь, на самоизоляции, им продолжали платить по 20 тысяч, пока они сидят дома. Немного, но на жизнь им хватало.

 
Мы съехали из отеля, сняли квартиру впятером: я, Егор, Ваня, Макс и девушка из Казахстана. Платили по семь тысяч с носа. Трёхкомнатная квартира: два санузла, в каждой комнате кондиционер, плазма, крутая кухня, угловой балкон, парковка с видеонаблюдением, рядом магазин, ещё и небольшая спортивная площадка во дворе и вид на лес. В пяти минутах — море, в получасе — горы. Сидишь дома, соскучился по снегу — езжай в горы, там снег, хоть ешь его.

Мы попили воды из горной речки. Какая же она вкусная! Даже дорогие воды из супермаркета не сравнятся. Я набрал полторашку и унёс с собой.

Валить в Омск…

Тогда нам обещали, что самоизоляция продлится две недели. Но потом ее продлили ещё на две. Деньги кончились, поэтому надо было что-то решать. Решил возвращаться в Омск.

Машину я в Адлере всё-таки починил. Заехал на крутую СТО-шку, брендовую, от «Мерседес». Была такая передача — «Тачку на прокачку». Вот там был такой же сервис. После ремонта мне звонят, говорят — забирайте машину, готово. Прихожу на парковку, а там повсюду стоят дорогущие «мерины». И среди них затесался мой разбитый Ланос. Так стыдно стало…

Ехать одному нестрашно. Ехать одному скучно. Едешь один, четыре дня, три с половиной тысячи километров. С тобой разговаривает только радиоприёмник. Ночевал в машине. В Адлере я нашёл большого плюшевого медведя на улице. Им укрывался, когда ночевал в машине на пути домой. Было тепло.

В города я не заезжал. На въездах дежурили патрули, а у меня страховка на машину кончилась. Да и не хотел я, чтоб меня записали, ведь тогда мне пришлось бы отсиживать двухнедельный карантин. Я же рассчитывал как можно быстрей найти работу — путешествие из Омска на юга и обратно вогнало в большие долги.

Половину пути я ехал без проблем. Жался к фурам, чтобы не остановили. Но перед Самарой меня всё-таки остановили. Благо, страховку не попросили. Велели записаться на посту. Что ж, иду на пост. Там сидит сотрудник в кипах бумаг, что-то усиленно пишет. Я ему — мне сказали записаться. Он глянул на меня красными, уставшими глазами, махнул рукой и сказал: «Иди отсюда!» Я и ушёл, радостный, что не записали.

Последние километры мне не терпелось поскорее приехать в Омск. Приехал. Уезжал я — был снег в городе. Вернулся — уже зелёная трава. Странно, но я начал скучать по Омску сразу же, как только выехал за черту города. Мы оказались в Челябинске, и на меня нахлынули чувства. Что вот — уже не дома…

Мне не хватало в Адлере всего того, от чего я бежал из Омска. Такой вот стокгольмский синдром. Мне не хватало родных улочек. Люди в Адлере разговаривают о модных шмотках, об айфонах. А тут, в Омске — где бы сигареты подешевле купить.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новости.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
8 комментариев
Валентина 14 ноября 2020 | 14:34
Душевненько!!!!!!
Сергей 14 ноября 2020 | 17:54
Сочинение семиклассника.. "Но потом решил что мне срочно нужно покинуть в Омск."
"Там сидит сотрудник в кипах бумаг" "А через три случилось ЭТО.." ( через ТРИ что?) "замеляк, наркотики есть?" ( у замеляка должны быть..)Как-то раз мой приятель Егор предложил — поедем в Адлер? Я и согласился." ))) Абсолютно дебильное сочинение..Зря вернулся..
Показать все комментарии (еще 6)