Омск
Заразились
23545 +245
Выздоровели
15441 +130
Умерли
666 +8
Россия
Заразились
2402949 +27403
Выздоровели
1888752 +28901
Умерли
42176 +569
om1.ru
«Находим отпечатки на банане и ловим преступников». Истории от эксперта-криминалиста Сегодня отмечается День сотрудников органов внутренних дел – уже в 103-й раз. В далёком 1917 году нарком внутренних дел А. И. Рыков подписал постановление «О рабочей милиции», а с 1962 года эта дата отмечается как профессиональный праздник. После вступления в силу нового закона «О полиции» 1 марта 2011 года название праздника, Указом президента Российской Федерации от 13 октября 2011 года № 1348 изменено на День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации.

«Находим отпечатки на банане и ловим преступников». Истории от эксперта-криминалиста

10 ноября 2020, 16:00
интервью

«Находим отпечатки на банане и ловим преступников». Истории от эксперта-криминалиста
Фото: Om1.ru. Эксперт-криминалист за работой
Сегодня отмечается День сотрудников органов внутренних дел – уже в 103-й раз. В далёком 1917 году нарком внутренних дел А. И. Рыков подписал постановление «О рабочей милиции», а с 1962 года эта дата отмечается как профессиональный праздник. После вступления в силу нового закона «О полиции» 1 марта 2011 года название праздника, Указом президента Российской Федерации от 13 октября 2011 года № 1348 изменено на День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации.

Эксперт-криминалист — один из важных сотрудников при расследовании уголовного дела. Зачастую его заключение может помочь следователю собрать большую и объёмную доказательственную базу. Эта работа кропотливая, основанная только на опыте эксперта и научных знаниях — голословных выводов он делать не может.

 
Анастасия Миленко — старший эксперт 9 отдела ЭКЦ УМВД России по Омской области
Капитан полиции.
В МВД — семь лет
Любит искусство и старается писать картины.

Об образовании:

Я закончила Академию МВД. В 16 лет, когда ты поступаешь, трудно сказать, что это осознанный выбор. Направляли родители — у меня было просто желание работать в системе. Я хотела стать следователем, но благодаря родителям попала в экспертно-криминалистическую службу — они настояли на этом. В процессе обучения, на 2–3 курсе пришло осознание, что да — это правильный выбор. Закончив академию, я столкнулась с экспертизой и за 7 лет, что я их провожу, у меня нет сомнений, что я выбрала правильный путь. Удивительно — но в моей семье никого из работников правоохранительных органов.

О мифах про работу экспертом-криминалистом:

Есть представление, что у нас очень интересная работа. Из-за фильмов они считают, что мы самые умные и всё знаем — как, например, это происходит в сериале «След». На самом деле очень много рутины и не всегда видно конечный результат. Мы проводим исследования, иногда они очень кропотливые — допустим, рассматривая документы, можно три дня приходить к какому-то выводу — не всё так просто, как кажется по телевизору. В основном мы проводим время за экспертизами, выезжаем на место происшествия. Работа интересная, но для нас это большой труд.

За всеми решениями, например, что по отпечаткам пальцев нашли жулика, или исследовали по почерку — стоит большой труд и опыт. Каждая экспертиза требует огромного объёма знаний — всё это гораздо сложнее на практике, чем в телевизоре.

Даже на осмотрах бывает, что сотрудники спрашивают: «Есть следы рук»? Да, они там присутствуют, но мы же не знаем, кто их оставил. Людям сложно понять специфику, что нам нужно приехать в отдел и проверить кому они принадлежат. Бывает спрашивают: «А отпечатки мужские, женские или же преступника?» Я не могу предположить — нужно провести исследование и анализ, чтобы быть уверенной в результатах.

О работе:

Давно, когда не было компьютеров, сотрудники работали руками, писали, были большие картотеки — это было действительно киношное. Эксперт берёт лупу, что-то определяет на глаз, роется в ящиках с дактилокартами. Сейчас это автоматизировано — но и это не исключает той работы, когда эксперт смотрит на объекты исследования своими глазами.

Когда на месте преступления мы изымаем следы — нам в первую очередь нужно исключить, что они не от потерпевшего. Потом, если есть вероятность, что это следы преступника, то мы вливаем их в базу и устанавливаем, кому они могут принадлежать.

Эксперт-криминалист Анастасия Миленко

Нас иногда спрашивают: «Сколько могут храниться отпечатки пальцев?» Опять же мы не боги, чтобы всё это прогнозировать. Остатки следов на поверхности зависят от многих факторов. У меня было одно из таких преступлений — кража в кафе. Отпечатки хранились полгода — внутри кассового аппарата. Все зависит от погоды, влажности, поверхности — факторов очень много.

Об уважении коллег:

Все с уважением относятся к эксперту — криминалисту. Люди и кто постарше и по возрасту, и по званию не мешают. Я могу попросить выйти из кадра любого сотрудника, даже старше меня по званию — и в этот момент я не считаю, что нарушаю субординацию. Я просто делаю свою работу, я понимаю для чего это делаю. Всегда люди, которые со мной на месте происшествия, относятся с пониманием и ни разу я не столкнулась с тем, что кто-то воспринимает это неправильно. Все сотрудники идут навстречу и оказывают помощь. Мы все делаем одно дело.

У нас нет бездумных действий. Нашими помощниками, зачастую, являются сами потерпевшие. Если это кража — то хозяева знают, что не так и что откуда пропало. Отталкиваясь от этого, мы уже представляем, как преступник, например, брал шкатулку, а значит понимаем, как он прошёл по комнате. Таких нюансов много. Исходя из данных, мы рисуем в голове картинку и начинаем думать, мыслить и представлять ситуации, которые могли произойти.

Об интересных случаях на работе:

Бывал даже такой случай: мы с коллегой вдвоём дежурили и произошло несколько грабежей на дачах. Изъяли там следы — они были одинаковые на всех местах происшествия. Сдавая свою дежурную смену, мы предупреждали коллег, что может быть серия. Один из тех, кто принимает дежурство, поднимает ногу и у него ботинки оставляют такой же след. Это было забавно. Хотя опять же эта ситуация не говорит о том, что по одному следу мы можем определить преступника. Всегда смотрим частные признаки — и даже если нам бы предоставили обувь с такой же подошвой, мы всё равно определили, что отпечаток на месте происшествия оставила не она. Где-то может быть стёрта подошва, где-то камушек застрял — все равно в процессе носки всё индивидуализируется.

Есть интересная экспертиза — по следам зубов. Если человек откусывает шоколадку или яблоко, и мы видим там отпечаток, то потом есть вероятность по нему найти человека.

Я помню ситуацию, когда преступник оставил отпечатки пальцев на банане. Эксперт обрабатывал его и там изъяли следы рук. Прямо на кожуре. Нашли его же отпечатки у нас в базе — в итоге преступление было раскрыто.

Эксперт-криминалист Анастасия Миленко

Бывает на осмотрах экспертная интуиция. Когда у нас была серия убийств на Левом берегу — между этими происшествиями случилось, что на Волочаевской мужчина подсел к девушке машину и они уехали через Метромост. Я как раз дежурила и изымала следы с рулевого колеса. В тот момент это был сложный объект для работы с нашими порошками. Но подключилась интуиция — с первого раза не получилось установить следы, но я пошла до конца — попробовала ещё. Со второго раза я смогла их снять. Всё происходили в процессе эксперимента — я не отступилась. Пробуя новые методы, подвергая сомнению прошлый опыт, пришла к тому, что помогла следствию обнаруженными отпечатками пальцев.

Интуиция приходит с опытом. Это еще раз показывает — и тут нужно посмотреть, хотя кажется, что на этой поверхности ничего не осталось. Всё равно мы каждый раз смотрим и проверяем, и ищем следы. Вообще любые.

О технологиях преступников:

Технологии шагают вперед и не всегда мы за ними успеваем. Конечно, учимся, но бывает, что эксперт не может прийти к категоричному выводу. Мы не можем установить факт того, что была техническая подделка документа. Бывает, что эксперт видит такие признаки по нескольким деталям. Это очень сложно — всё решается в процессе работы.

Бывает, что мне, как эксперту, задают вопрос о последовательности нанесения штрихов на документе. У нас же как — подпись заверяется печатью. По идее, сначала печатают бланк, потом подпись, потом ставят печать. В ходе следствия нужно решить вопрос — что было раньше? Мы исследуем такие документы и выражаем своё мнение.

Эксперт ничего не может писать от себя. У нас есть чёткие правила и чёткая методика, четкая последовательность выполнения процесса экспертизы. Я не могу сказать просто так без оснований, что, допустим, исследуемая подпись принадлежит другому человеку. За этим стоит огромная работа, опыт и знания.

О любимых экспертизах:

На первом месте, конечно, почерковедческая — это моё любимое.

Дактилоскопическая требует провести очень большой объем работы и занимает много времени. Она, как и каждая экспертиза, важная. Но от неё чувствуешь огромную отдачу — ты в ней на сто процентов уверен. Если мы даём конкретное заключение, то это точно, что именно этот человек оставил следы.

pixabay.com

Технико-криминалистическая экспертиза документов тоже интересная. Разные методы подделки — это очень динамически развивающееся направление. Потому что надо знать огромный объём информации — и техника, и методы прогрессируют. Объекты — каждый раз новые и приходится и самой тоже учиться, развиваться вместе с преступниками.

Экспертиза значима в любом случае для расследования. Наша работа иногда поворачивает уголовное дело вспять. Бывает так: человек утверждает, что это подписал он, может и рубаху на груди порвать, но эксперта не обманешь. Специалист и профессионал всё увидит.

О том, что нравится в работе:

Мне всё нравится в моей работе. У нас постоянное развитие — нужно совершенствовать свои знания, учиться новому. Потому что если мы будем стоять на месте, то не будет возможности правильно и грамотно всё исследовать.

О коллегах экспертах:

Эксперты — интересные люди. Если с любым пообщаться, то каждый, кроме своей работы, изучает что-то другое. Наверное, мы одни из самых разносторонних людей — творческие, и у всех разные вкусы и интересы. Нет такого человек эксперта, который был вообще не интересен как личность и с кем нельзя бы было поговорить на отвлечённые темы.

О своих интересах:

Я очень сильно интересуюсь искусством. Иногда хочется самой писать картины, но просто нет на это времени — огромная загруженность. Опять же хочется уделять больше внимания родственникам и родителям. Стараешься отвлекаться — наша работа напряжённая. Поэтому ходишь на выставки, в музеи и театры.

Любые проявления прекрасного — это замечательно.

О справедливости:

Есть удовлетворение от своей работы, когда она приносит пользу.

Мы проживаем любую ситуацию, когда приезжаем на место происшествия. Все равно через себя пропускаешь — и не всегда это просто и легко. Сопереживаешь людям вокруг.

Эксперт всегда за торжество науки — у нас нет цели кого-то посадить. Я независимое лицо — у меня есть наука, у меня есть знания и только этим я руководствуюсь в своих выводах. Для меня они истина и правда.

Наша работа важна — от нас, как и от любого сотрудника МВД, много зависит. Когда я помогаю восставить справедливость — я счастлива.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новости.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)