Омск
Заразились
46414 +63
Выздоровели
39535 +53
Умерли
1404 +3
Россия
Заразились
4913439 +8380
Выздоровели
4527878 +9349
Умерли
114723 +392
om1.ru
«Разбазаренные операции» и кочующие деньги. Онкобольных омичей теперь будут лечить по-новому Согласно новому закону, россияне смогут получить бесплатное лечение (то есть по медицинскому полису) только в своём регионе, обратившись в те государственные больницы, к которым они прикреплены по месту жительства. Самостоятельно выбрать место лечения теперь будет нельзя. Отметим, что закон вступит в силу уже с 1 января 2022 года.

«Разбазаренные операции» и кочующие деньги. Онкобольных омичей теперь будут лечить по-новому

«Разбазаренные операции» и кочующие деньги. Онкобольных омичей теперь будут лечить по-новому
Фото: Om1.ru. Кушетка
Согласно новому закону, россияне смогут получить бесплатное лечение (то есть по медицинскому полису) только в своём регионе, обратившись в те государственные больницы, к которым они прикреплены по месту жительства. Самостоятельно выбрать место лечения теперь будет нельзя. Отметим, что закон вступит в силу уже с 1 января 2022 года.

1. Официальная и экспертная позиция

По данным Минздрава Омской области, за первый квартал 2021 года в дневном стационаре онкодиспансера было пролечено более 2 тыс. человек.

Сейчас на базе дневного стационара Клинического онкологического диспансера проводится химиотерапевтическое лечение — лекарственная, таргетная и иммунотерапия, здесь же пациенты проходят профилактическое лечение после операций. Когда болезнь не прогрессирует, паллиативное лечение может продолжаться на протяжении многих лет. Качество жизни человека при этом находится на достаточно высоком уровне — многие омичи продолжают работать и остаются социально активными.

В Министерстве здравоохранения РФ считают, что такой порядок повысит прозрачность и доступность процедуры обращения за медпомощью. Однако специалисты опасаются, что таким образом будет ограничена конкуренция, что снизит качество предоставляемой услуги. Для тяжёлых заболеваний, само собой, упрощение технологий может привести к печальному исходу.

Главный внештатный специалист онколог по трём федеральным округам Министерства здравоохранения РФ Андрей Каприн рассказывает о плюсах такого подхода:

«Новый порядок оказания помощи выстроен таким образом, чтобы пациент смог в максимально короткие сроки получить необходимую помощь вне зависимости от места его проживания. Она должна стать более доступной и максимально приближенной к месту жительства за счет грамотно выстроенной системы маршрутизации с момента подозрения на злокачественное новообразование до получения специализированной медицинской помощи. Кроме того, здесь строго регламентирован срок получения медицинской помощи».

Представитель исследовательского онкологического центра Олег Кит солидарен с коллегой и рассказывает, что «это очень долгожданный порядок оказания онкопомощи пациентам. В его создании принимали участие ведущие российские онкологи, а также представители общественных организаций».

Директор Центра экспертизы в области здравоохранения Дмитрий Потопальский считает, что новый порядок оказания помощи не ограничит пациентов в правах:

Стоит понимать, что будет изменён порядок оказания помощи. Напомню, что он основан на физическом осмотре врача-онколога в поликлинике, диагностировании, установлении диагноза и лечении.

Никто не ставит преград, чтобы пациента не смогли лечить в высокотехнологичных федеральных клиниках, которые есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в других регионах.

Порядок оказания помощи, на самом деле, не будет ограничен для пациентов. В документе чётко расписываются права на маршрутизацию пациента. Вопросы возникают только в правоприменении и в том, как будут следовать деньги за пациентом. Пока непонятно, как территориальные фонды будут рассчитываться друг с другом.

Эксперт также обратил внимание на ещё один спорный момент. В рамках 326 федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» клиники финансируются через федеральный фонд. В связи с этим неясны моменты с реальным финансированием.

По его мнению, новый порядок точно не ухудшит оказание онкологической помощи. В документе чётко прописывается процесс создания амбулаторных онкоцентров. Пациент после встречи с врачом в рамках онконастороженности отправится не в частные центры на КТ и МРТ, а в амбулаторные клиники, которых в Омске теперь должно быть создано не менее четырёх-пяти. То есть теперь они будут находиться в каждом районе города.

Если консилиум решит, что пациента невозможно вылечить в городе, то нет никаких ограничений на выезд из региона не будет. Это ошибочное мнение.

«Пациенту главное, чтобы его правильно маршрутизировали, вовремя контролировали процессы лечения. Вот это важно. Кто это будет делать, не такая большая проблема», — заключил Дмитрий Потопальский.

2. Позиция врача

Корреспондент портала Om1.ru побывал в гостях у благотворительного фонда «Дети планеты Земля». Через него в том числе проходят дети с онкологическими заболеваниями. Председатель правления этого фонда, хирург-онколог Леонид Глебов, имеет 20-летний стаж работы с такой категорией больных. Он и поведал о своей врачебной точке зрения на введение нового закона.

Леонид Глебов отмечает, что по сравнению с заболеваемостью у взрослых дети получают тяжёлые онкологические заболевания гораздо реже:

«Онкобольные дети собираются в специализированных центрах для того, чтобы специалисты приобрели больший опыт и закрепили практические навыки в выполнении сложного лечения.

Понятно, что в районных центрах и маленьких городах сложные операции вряд ли будут производиться на должном уровне, а также иметь место вообще.

Если опухоль находится в головном мозге, то стоит понимать, что её будет оперировать специалист узкого профиля — нейрохирург. Такой хирург специально обучен для операций на мозге и периферической нервной системе».

По словам специалиста, значение технических возможностей Омска не стоит умалять. Проблема, скорее, состоит в том, что такие операции проводятся очень редко. Чтобы врачу приобрести должный опыт, ему нужно постоянно сталкиваться со сложными случаями, чего нельзя обеспечить в региональном масштабе:

«Такие операции неправильно «разбазаривать» по разным клиникам. Всё должно быть сконцентрировано в ведущих клиниках страны. Представьте себе ситуацию: в Ханты-Мансийске сделают одну операцию в год, в Омске — две и так далее. Какой опыт приобретут врачи?».

 
Предполагается, что новый закон позволит сэкономить деньги регионам, но возникает закономерный вопрос. Если каждому субъекту федерации нужно будет иметь серьёзное техническое и кадровое оснащение, то о какой экономии идет речь?

Леонид Глебов отмечает, что такой закон точно будет эффективен для реабилитации: «Если мы коснёмся онкологической реабилитации, то здесь я согласен, что её можно оставить в регионах. Уровень реабилитации за последнее время радикально вырос. Её можно проводить в любых городах».

3. Онкологические заболевания и их лечение. Реальные истории людей

София Орлова. 13 лет

У девочки в пять лет начали проявляться клинические симптомы. Как оказалось позднее, опухоль была найдена в головном мозге. Впервые заболевание дало о себе знать обычной болью в голове и отставанием в развитии.

Девочка долго не могла говорить и ходить. Родители пытались достать направление на МРТ, чтобы разгадать истинную причину заболевания, но в ответ получали только отговорки о том, что наркоз опасен для маленького ребенка.

 
СПРАВКА. При исследовании с помощью МРТ пациенту нельзя двигаться. Маленьким детям, чтобы те оставались неподвижными во время процедуры, делают наркоз.

Позже оказалось, что наркоз — не самое страшное, что могло произойти с ребёнком. В ходе исследований подтвердился диагноз — «объёмное образование на правой ножке мозга и зрительного бугра».

Опухоль была крупного размера и хитро расположена, такие операции на тот момент в Омской области не проводили. Семье удалось дождаться квоты на операцию в Москву и там опухоль удалили, но не полностью из-за труднодоступности — на 90%. Первые наблюдения показали, что оставшиеся 10% продолжают расти.

Врач рассказал родителям, что дальнейшее лечение можно будет провести только за границей, то есть мы наблюдаем выход не только за пределы одного региона, который хотят закрыть занавесом, но и за пределы страны. В Израиле девочке удалось пройти курс химиотерапии и избавиться от злосчастной опухоли.


Алина Карий

Девочка сильно пострадала в интеллектуальном развитии, так как погибла часть вещества мозга. Из-за заболевания и последующего лечения ограничены функции конечностей. Она не может полноценно пользоваться руками и ногами. Одну из ног приходится в прямом смысле волочить за собой. Сейчас она проходит психологическую и физическую реабилитацию, но с тяжёлой болезнью в целом удалось справиться.

За её лечением и реабилитацией активно следили в благотворительном фонде «Радуга». О трагичной истории девушки рассказали представители организации.

Всё началось с обычной боли в ноге в начале 2020 года. Изначальный диагноз гласил, что у пациентки внутренняя гематома. Вскоре были проведены более подробные анализы и… Шоковый диагноз — остеосаркома.

Сначала была проведена химиотерапия, но она оказалась неэффективна. Опухоль начала разрастаться больше и больше. Чтобы спасти девушку, было принято решение ампутировать ногу.

 
«Это была не жизнь… И я согласилась», — объясняла своё решение девушка. Операцию по ампутации провели в Омске уже 17 июня.

Девушка рассказывала о том, что ей удалось пережить: «Сначала я испытывала такую лёгкость без ноги, которая весила, кстати, 10 килограммов… Но потом всё было не так оптимистично.

Руки опустились, и наступила какая-то апатия, нелюбовь ко всему, потому что рухнули все планы. Просто не представляла, как теперь мне жить. Около полутора месяцев мучили страшные фантомные боли — это ещё одна часть принятия ситуации, когда болит та часть тела, которой уже нет».

После операции продолжалась химиотерапия. Врачи давали положительный прогноз, что в скором времени удастся победить все раковые клетки.

Однако 18 марта стало известно, что девушке стало хуже. Об этом рассказала её мама, всё время находящаяся рядом:

«Это реакция на химию. Осложнением стала пневмония, которая вызвала жидкость в лёгких, а так как были небольшие метастазы, то пошёл их стремительный рост… Задаюсь вопросом, неужели ничего нельзя сделать… Врачи говорят, что никаких шансов».

Через три дня, 21 марта 2021 года, после этого известия Алины не стало.

 

Сейчас для того, чтобы уехать лечиться в другой город, пациент должен получить назначение от врача и связаться с нужной клиникой. С 2022 года новый порядок оказания помощи онкобольным будет введён в силу. После этого регионы должны будут составить перечень медицинских организаций и их структурных подразделений, в которые может быть направлен пациент для проведения диагностики и каждого вида лечения заболевания.

В Минздраве РФ жителей страны успокоили: если пациенты нуждаются в высокотехнологичной помощи, то ограничений на получение такого лечения не будет. Как заявили в министерстве, процедура обращения в клиники станет более прозрачной и доступной.

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Маруся 5 мая 2021 | 16:27
Улучшают, для кого? Скорую ждали 5 часов. В онкологии при подозрении на рак отправили на дополнительное обследование. Список из 16 пунктов, и все за свой счет, так как в районной больнице кроме анализа крови,мочи и ЭКГ больше ничего не дождешься. Для чего вообще страховые полиса и вся эта волокита? Неужели нельзя обследовать в стационаре. Еще и талонов на прием не дождешься, 1 талон в день на Омский район. Или надеются, что больной до них больше не доедет? Сокращают смертность в больницах?
Показать все комментарии (еще -1)