om1.ru
Прокляли и назвали тварью: мать из Новосибирска затравили в сети после обвинения в избиении дочери Настраивает дочь против матери и говорит, что ей будет лучше в детском доме. Собирает компромат и пишет заявление в комиссию по делам несовершеннолетних с требованием лишить родительских прав. Жительница Новосибирска Светлана Харламова оказалась на грани нервного срыва после поста, где якобы она кричит на свою дочь и бьёт её проводом. Откровенную историю конфликта сибирячка рассказала главному редактору портала Om1.ru Александру Ярошевскому.

Прокляли и назвали тварью: мать из Новосибирска затравили в сети после обвинения в избиении дочери

Прокляли и назвали тварью: мать из Новосибирска затравили в сети после обвинения в избиении дочери
Фото: личная страница Светланы Харламовой «ВКонтакте». С дочерью Даяной
Настраивает дочь против матери и говорит, что ей будет лучше в детском доме. Собирает компромат и пишет заявление в комиссию по делам несовершеннолетних с требованием лишить родительских прав. Жительница Новосибирска Светлана Харламова оказалась на грани нервного срыва после поста, где якобы она кричит на свою дочь и бьёт её проводом. Откровенную историю конфликта сибирячка рассказала главному редактору портала Om1.ru Александру Ярошевскому.

Ребёнок внезапно пропал

История началась в конце апреля 2021 года, рассказывает Светлана Харламова. Её 11-летняя дочь Даяна познакомилась во дворе с девочкой. Дети сдружились и стали общаться.

Светлана Харламова:

«Они начали ходить друг к другу в гости, гулять вместе. Оксана Гуцалюк, мама той девочки, постоянно выспрашивала у моего ребёнка, какая обстановка дома, как её мама наказывает, за что ругает. И стала говорить ей, что я не имею права заставлять её убираться в квартире и ходить в школу, если она этого не хочет».

По словам Светланы, её дочь внушаема, особенно когда ей что-то говорит взрослый человек. Оксане, видимо, не понравилось, как она воспитывает девочку. Вскоре начались ситуации, когда Даяна перестала вовремя приходить домой. Девочка если и брала телефон, то не отвечала на звонки матери.

«С этими соседями я не была ещё толком знакома. Даже не знала, в какой они квартире живут. Был такой момент, что я до 11 вечера искала ребёнка по массиву. Подруга мне помогала. Потому что я на нервах позвонила ей, она приехала. Мы вместе искали. На улице уже никого нет, конец апреля, темно», — с ужасом вспоминает Светлана.

Найти ребёнка удалось через других соседей. Светлана узнала, в какой квартире её дочь. Позвонила в домофон. Оксана отдала ребёнка.

«Мне ещё так неудобно стало, что моя дочь всё это время находилась у неё. Это был первый раз, потом история повторилась. Но я уже точно знала, где искать Даяну. Получается, после девяти вечера мой ребёнок шёл к ним как к себе домой», — рассказывает Светлана.

Скандальная диктофонная запись

Дочь, рассказывает Светлана, перестала делать уборку и уроки. Она уходила в школу, возвращалась, бросала вещи и уходила к подруге. Светлана работает практически без выходных и не может постоянно контролировать дочь. Отца у девочки нет, бабушка далеко.

«Прихожу домой, ребёнка нет. В её комнате полнейший бардак. Думаю, потому что Оксана её науськала, что я не имею права заставлять что-либо делать», — говорит Светлана.

Травля в сети началась после того, как Оксана подсунула Даяне диктофон. В тот момент у Светланы, по её словам, была уже последняя точка кипения. С дочерью произошёл серьёзный разговор, который оказался записан. Сейчас эта дорожка гуляет по интернету.

Светлана Харламова:

«Тем, кто слышал полную запись, понятно, что там никаких избиений нет. В принципе я её не била в этот момент. Не отрицаю, иногда наказываю ребёнка, но не бью. Такого никогда не было. Не позволяю себе этого. Стараюсь наказывать так, чтобы она поняла, за что. В полной версии записи слышно, что никто ребёнка не бьёт. Я сначала на эмоциях ругалась на неё, но дальше мы разговаривали абсолютно спокойно. Говорила, что у неё есть обязанности, и она должна их выполнять».

После того как соседка получила диктофонную запись, она отнесла её в школу и написала заявление, что Светлана издевается над дочерью.

«Меня вызвали в школу на беседу. Мы пообщались, всё выяснили, всё уладили. Все поняли, что здесь чистой воды провокация, ребёнок орет наигранно. Я иногда с ней разговаривала, ещё думала: почему она так кричит — не бей меня проводом? У нас дома даже ремня нет. Может быть, у меня в руках в этот момент был шнур от зарядки. Соседка утверждает, что у Даяны все ноги в синяках. Нет у неё никаких синяков! Когда к нам пришли из комиссии по делам несовершеннолетних, они зафиксировали, что следов от побоев нет. А если бы были, Оксана бы наверняка сфотографировала их или сняла на видео. Или повела мою дочь на экспертизу. Она такой человек, ей нужен компромат. Она всех записывает на диктофон, ведёт видеосъёмку», — утверждает Светлана Харламова.

Комиссия зафиксировала, что ребёнок живёт в нормальных условиях, у девочки есть всё, чтобы учиться и проводить свободное время. Есть золотые украшения.

Фото Светланы Харламовой. Комната Даяны.

«Я работаю на двух работах, чтобы у нее было всё. Ну и, естественно, требую, чтобы она мне помогала с домашними делами. Потому что девочка, потому что ей уже 11 лет, и она должна поддерживать в доме порядок. По поводу стирки и других домашних дел я её не напрягаю. У меня раз в неделю или раз в две недели выпадает выходной. Но каждый день прошу ребёнка поддерживать чистоту. И требую обязательно быть дома в девять вечера», — продолжает героиня публикации.

Прятала детей в подвале

20 мая Светлана рано утром уехала на работу. В 10:00 стала звонить дочери, чтобы та не проспала школу. Ребёнок не брал трубку:

«Думаю, в 12:30 она уходит в школу, наверное, до последнего спала, убежала в школу, и там уже телефон отключила. Звоню, звоню. В итоге уже под вечер я пишу учительнице, когда уже уроки закончились. Спрашиваю: «Даяна была в школе, не знаете, почему она трубку не берёт?». На что мне учитель отвечает, что дочь уже четыре дня школу не посещает. Ей одноклассницы Даяны передали, что она до конца недели болеет. Я об этом и знать не знала.

В семь часов вечера я приехала домой, ребёнка нет. Я посмотрела её телефон и выяснила, что она созванивалась с подругой Дианой. Звоню ей, никто не отвечает. Иду к их подъезду, звоню в домофон, дверь никто не открыл. Звоню уже Оксане. Она мне говорит, что не знает, где дети, она на работе. Я до девяти часов искала её по дворам, обзвонила всех одноклассниц. В начале десятого я вызвала полицию, потому что не знала, где мой ребёнок. Приехали, всё это им рассказываю. Я ещё раз 50 точно, пока ждала полицию, позвонила в домофон к этим людям. Дверь мне так никто и не открыл».

Светлана начала переживать. Предположила, что её дочь и эта девочка пошли куда-то гулять, и с ними что-то могло случиться. Она была уверена, что дома никого нет. На улице холод. Даяна ходит без шапки.

Полицейские сказали Светлане стоять у подъезда, а сами пошли звонить в квартиру. Потом вышел один из сотрудников и сообщил, что дома определённо кто-то есть, но никто не открывает. Он попросил позвонить по телефону, чтобы понаблюдать за реакцией по ту сторону двери. Её в итоге открыли:

«Оксана находилась дома, ребёнок мой был у них. Полиции она сказала, что якобы только что зашла с работы, переодевается. Два часа ходила по двору, она не проходила, она была дома! Когда мы пришли в квартиру, я стала спрашивать дочь. Она мне сказала, что Оксана дома с пяти часов вечера. Даяна была у них с 12 часов дня. То есть женщина намерено мне по телефону сказала, что её нет дома и она не знает, где мой ребёнок. Намерено не открывала дверь. Я спросила Даяну, слышали ли они домофон. Та ответила, да, но они в принципе никому не открывают».

Для Светланы это было потрясением. В тот же вечер она написала Оксане, что запрещает своей дочери общаться с её семьей и чтобы рядом их близко не было. После заявила в полицию, что Оксана настраивает ребёнка против матери. Говорит, что в детском доме ей будет лучше, чем с мамой:

 
 
 
 
«Оксана прекрасно знала, что четыре дня мой ребёнок не ходил в школу. Она её намеренно у себя держала. Однажды в какой-то подвал их водила. Там, как я понимаю, место для уборщиц, где стоят вёдра, тряпки. Делала всё, чтобы мой ребёнок не попадался на глаза в школьное время. Напрямую Оксана мне тоже много писала гадостей. Доходило до того, что если ко мне кто-то приезжает на машине, в частности моя подруга, она выписывает номера автомобилей. Потом пишет мне в личку, что узнает, кто хозяин машины».

Инспектор ПДН рассказала Светлане, что Оксана пишет заявления о том, что якобы она ездит на машине, которая на неё не оформлена и вообще не зарегистрирована, и на ней номера другого региона. У Харламовой есть права, но машины сейчас нет.

«У меня подруга была, у которой машина с иногородними номерами. Видимо, Оксана подумала, что за рулём была я, хотя это странно. Днём мы проезжали мимо её окон, и она всё отчётливо видела. В полиции висят ориентировки. Она ходит туда и говорит, чтобы проверили разыскиваемых на предмет связей со мной. Она распространяет слухи и сплетни по району, демонстрирует всем эту аудиозапись, которую по сути добыла незаконно. Она не имеет права вообще влезать в мою семью подобным образом!» — считает Светлана.

На грани нервного срыва

На поданное Светланой заявление участковый пока никак не отреагировал. Она написала его ещё 26 мая, но до сих пор не получила ни устного, ни письменного ответа. Участковый позвонил лишь 2 июня с такой фразой: «Что вы от меня хотите, чтобы я её избил?».

«11 июня мне начинают звонить журналисты. Я ещё даже не видела, что там где-то какие-то посты вышли. Сотрудники СМИ просят дать пояснения. Сказала, что о своей семье не распространяюсь. Но повторюсь: я ещё не знала, какой ужас обо мне гуляет в интернете! После этого я позвонила участковому. Он сказал, что я порчу энергетику, а ему ещё с людьми работать. А я просто хотела узнать, как движется дело. Рассказала, что стали донимать сотрудники СМИ. Он сказал не давать никаких комментариев. Мы договорились встретиться», — говорит Светлана Харламова.

Комиссия по делам несовершеннолетних, инспекция из школы ходят к Светлане как к себе домой. Проверяют:

 
 
 
 
«У нас вполне всё нормально. Не скажу, что мы богато живем. Всё необходимое есть. Мы иногородние и вынуждены снимать квартиру. Аренда жилья недешёвая, и растущий ребёнок требует больших трат. Работаю поваром и беру подработки. Три дня на основной и три выходных — на других. То есть я всё делаю, чтобы у меня и у ребёнка всё было хорошо. У меня уже не хватает нервов бодаться с неадекватной женщиной. Комментарии эти под постами… Я их читаю. Меня прокляли уже, наверное, 250 раз. Никто же не знает, как на самом деле. Меня называют конченой тварью и так далее. Это сильно бьёт по нервам, а мне ещё работать. Не могу позволить себе слечь. Меня никто кормить не будет. И времени, чтобы полноценно заняться этой женщиной, писать на неё во все инстанции, у меня тоже нет».

16 июня у Светланы будет выходной. Но вместо того чтобы провести его с дочерью, она встретится с участковым. Если он не даст никаких пояснений, пойдёт в прокуратуру.

По поводу Оксаны Светлана рассказывает, что та пишет жалобы на всех и регулярно. Уже два года женщина судится с директором школы, про которого написала, что он ходит по образовательному учреждению пьяный и чуть ли не справляет нужду по углам. Дворник, по её представлениям, подметает не так, как надо. По её логике, никто не хочет работать.

Светлана Харламова:

«С этой женщиной в квартире живёт её 28-летний сын. Когда она удерживает моего ребёнка дома у себя, откуда я могу знать, что там происходило?! Я не хочу ничего наговаривать, ничего такого не заметила. Но для каких целей она это делает?! Зачем она мою дочь пытается утащить из семьи? В ПДН она написала заявление с требованием лишить меня родительских прав. Абсолютно безосновательно.

Представителям ПДН и журналистам я могу сказать одно: можете приходить ко мне домой хоть каждый день. Проверять, есть ли синяки у ребёнка или ещё что-то. Готова хоть каждый день водить дочь на медэкспертизу, чтобы смотрели, что у неё нет синяков и побоев. Если бы были какие-то избиения, синяки быстро не проходят. И когда впервые к нам пришла комиссия ПДН, наверняка на теле ребёнка бы что-то осталось. Но они зафиксировали, что ребёнок абсолютно нормальный, всё у нас хорошо, никаких побоев».

По словам Светланы, друзья до сих пор присылают ей скриншоты злополучного поста. Маме она ничего старается не говорить, у женщины слабое сердце. И опасается, что та может узнать всю историю.

Портал Om1.ru продолжит следить за развитием событий.

Подписывайтесь на нас «ВКонтакте».

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)