om1.ru
Раздел имущества, дочь и новые отношения: омский бизнесмен Кирилл Хариби рассказал о своём нашумевшем разводе Владелец сети магазинов «Россювелирторг» и сети ломбардов «Росломбард» сообщил, что главной причиной развода стало то, что он всецело ушёл в развитие бизнеса, поэтому энергии на сохранение семьи и отношений не хватило. При этом он подчеркнул, что благодарен супруге за годы, проведённые вместе, и уверен, что им удастся навсегда сохранить тёплые отношения.

Раздел имущества, дочь и новые отношения: омский бизнесмен Кирилл Хариби рассказал о своём нашумевшем разводе

5 августа 2022, 15:00
интервью

Раздел имущества, дочь и новые отношения: омский бизнесмен Кирилл Хариби рассказал о своём нашумевшем разводе
Фото: соцсети Кирилла Хариби
Владелец сети магазинов «Россювелирторг» и сети ломбардов «Росломбард» сообщил, что главной причиной развода стало то, что он всецело ушёл в развитие бизнеса, поэтому энергии на сохранение семьи и отношений не хватило. При этом он подчеркнул, что благодарен супруге за годы, проведённые вместе, и уверен, что им удастся навсегда сохранить тёплые отношения.

 — Кирилл, чьё было решение подать на развод после почти восьми лет внешне счастливого брака?

 — Решение было обоюдным и возникло оно как-то само собой. Оно не было импульсивным или назревающим. Ему не предшествовали никакие громкие скандалы или ссоры. Никакие эмоции. Просто — раз и произошло. В один вечер мы сели, поговорили и всё. Возможно, мы выгорели. Но, скорее всего, просто стали другими, наши интересы разошлись, и мы решили идти каждый своей дорогой. Когда мы только начинали свои отношения, мы были другими людьми с другими интересами, потребностями и ценностями. Но за годы совместной жизни многое поменялось. Если, к примеру, свадебное путешествие у нас было на мотоцикле, когда мы за полтора месяца проехали больше 20 тысяч километров, то сейчас на мотоцикл меня не загонишь. А Кристина бы и сейчас с удовольствием прокатилась.

 — То есть поменялась не она?

 — Здесь нельзя говорить так категорично. Конечно, и она стала другой. Уже не та юная девочка, с которой я когда-то познакомился. Теперь это уже девушка, женщина, мама, с другими ценностями и интересами. Просто мы пошли в разные стороны — не в том плане, что кто-то кого-то перерос или ещё что-то. Я очень сильно ушёл в развитие бизнеса, начал отдавать ему все силы и энергию. Из-за этого у меня в целом появились определённые проблемы в общении с людьми: с моими друзьями, бывшими одноклассниками. С кем я когда-то мог просто общаться и проводить время. Сейчас мне это стало неинтересно. Меня полностью поглотили вопросы моего бизнеса и предпринимательства в целом. Поэтому мне очень комфортно в клубе предпринимателей Momentum, потому что там всё сводится к общению про бизнес. Там любые посиделки, любая пьянка — всё равно про это. Это и стало одной из главных причин, почему я разучился слушать и слышать не только других людей, но и свою супругу. Естественно, Кристина не стала получать в должной мере моего внимания. И даже не потому, что она просила от меня чего-то невыполнимого или у неё какие-то глупые запросы. Просто я перестал воспринимать простые человеческие вещи. Обычное общение, когда можно болтать обо всём и ни о чём одновременно. Это стало моей главной проблемой, которая в итоге и привела к решению разойтись.

— Кирилл, как в этой ситуации решался вопрос с Ляйсан, вашей дочерью? Вы ей объясняли, что происходит? Как она отреагировала?

 — Мы ей объяснили, что мама и папа больше не вместе. Но для неё мы навсегда останемся всё такими же любящими и заботливыми родителями. Всегда будем стараться всё для неё делать. Поэтому, когда я провожу время с дочкой, я стараюсь с ней позитивно говорить о Кристине и подчёркивать её значимость. И Кристина делает то же самое. Даже в тех ситуациях, когда я, к примеру, сам могу принять какое-то решение, я предпочитаю предложить дочери: «Давай посоветуемся с мамой и вместе уже решим, как лучше сделать». Подчёркивать значимость друг друга перед Ляйсан очень важно, дочь всегда должна нас воспринимать именно как родителей.

 — Заранее договаривались с Кристиной, каким будет будущее вашей дочери: в какую школу она пойдёт, чем будет заниматься и т. д.?

 — Принципиальных договорённостей на сегодняшний день, конечно, нет. Но Кристина всегда была мудрой и адекватной мамой, поэтому не доверять ей в вопросах воспитания дочери у меня нет никакого основания. Как и раньше, мы будем просто обсуждать какие-то вещи и принимать совместные решения. Никакого перетягивания каната и навязывания своих решений не будет. Как пример, недавно я предложил нанять репетитора по английскому языку для дочери, которая в следующем году идёт в первый класс. Но Кристина, посоветовавшись и проконсультировавшись со специалистами, аргументированно мне донесла, что на данном этапе в этом нет смысла. Если наша дочь придёт с определённой базой знания языка в класс, где все дети только начинают его учить, ей станет скучно и она потеряет к предмету интерес. На уроках она будет отвлекаться и баловаться…. Репетитора есть смысл брать либо когда ребёнок отстаёт, либо когда хочется, чтобы он был на каком-то другом уровне. А пока в этом действительно смысла нет. Или, к примеру, другая ситуация: Лясе не нравятся систематические занятия спортом, танцами, куда мы её периодически пытались отдавать. Ей быстро становится скучно, поэтому эффекта от занятий особо нет. В итоге я предложил найти для дочери специалиста, который будет с ней заниматься регулярно, но разнопланово. Продумывать такие занятия, которые помогут дочери развиваться, но при этом не скучать. И здесь уже Кристина со мной согласилась, поэтому сейчас я занимаюсь поисками такого специалиста.

 — Самый главный, наверное, вопрос, которые сейчас интересует многих: как вы будете делить имущество и кому что достанется?

 — Официально мы ещё не в разводе. Сейчас мы на этапе заключения необходимых соглашений, где и будем решать, кому и что достанется. Хотя здесь на самом деле всё просто: у нас был заключён брачный контракт, поэтому делёжки имущества не будет. Я куплю для Кристины и Ляйсан квартиру — ту, которую они сами выберут. Конечно, оставляю им машину — это Mercedes-Benz GLE Coupe, который мы купили совсем недавно. Обслуживание этой машины тоже останется на мне. Кроме этого, в собственность Кристины переходит коммерческое помещение, которое сдаётся в аренду, но она сможет распоряжаться им на своё усмотрение, что в любой момент обеспечит ей определённую финансовую стабильность.

Конечно на мне останется финансовое обеспечение Кристины и дочери. Пока мы договорились на определённую сумму, но дополнительно к ней будет ещё полное медицинское обеспечение обеих. Это нами не обсуждалось, это естественная история. Кристина остаётся для меня значимым человеком. И я надеюсь сохранить с ней тёплые отношения, которые позволят нам спокойно собираться на семейных праздниках, вместе проводить время с дочерью, поддерживать друг друга. В первую очередь это важно для дочки. Чтобы Ляйсан видела позитивный пример взаимоотношений между мужчиной и женщиной, которые уважительно относятся друг к другу, несмотря на то, что разошлись. Чтобы в юношеском возрасте, когда она влюбится в какого-нибудь мальчика, а любовь, грубо говоря, не сложится, Ляся видела, что на этом мир не заканчивается. Просто так бывает: люди сходятся и расходятся. Гораздо важнее в этих ситуациях просто сохранять хорошие человеческие отношения.

 — Кирилл, рано или поздно наступит момент, когда у Кристины появится другой мужчина. Есть эмоциональная готовность к этому?

 — Эмоциональной нет. Головой, безусловно, понимаю, что у неё кто-то появится. В этот момент мне нужно будет просто выстроить с этим человеком какие-то грамотные взаимоотношения, потому что этот человек так или иначе будет влиять на воспитание моего ребёнка. Надеюсь, что удастся всё сделать по-человечески, насколько это будет возможно. Конечно, я искренне желаю счастья Кристине. Очень бы не хотелось, чтобы мы жили воспоминаниями или какими-то надеждами на возвращение. Сейчас мы об этом не думаем, мы приняли взвешенное решение и ему следуем. Поэтому искренне верю, что все так и будет.

 — Думаете, что это действительно конец?

 — Я об этом не думаю. Знаю много историй, когда люди и через десять лет после развода сходятся и начинают жить вместе. Поэтому как будет, так будет. Сейчас главное другое — сохранить тёплые человеческие отношения.

 — Родители как восприняли известие о вашем разводе? Пытались повлиять на это решение? Наверняка был какой-то очень мудрый совет и от вашей мамы Марины Николаевны Хариби?

 — Родители переживают. Но все советы сводятся к тому, чтобы мы постарались сохранить нормальные отношения. Конечно, мама говорит, что Кристина и для неё очень родной человек. Поэтому видеть она её хочет для того, чтобы обнять, а не для того, чтобы, грубо говоря, фыркнуть. Мама о чём-то там и с Кристиной разговаривала, но подробностей этого разговора я не знаю. Но в любом случае все переживают. Я же в очередной раз повторюсь, что всем необходимым Кристину я обеспечу. Всегда поддержу любые её начинания, связанные с обучением или развитием каких-то проектов. Поддержу эмоционально, если у неё будет в этом потребность.

 — А что будет с участием Кристины в бизнесе? Ведь она является лицом собственного бренда ЭТОКРАСИВО. от «Россювелирторг». Она продолжит им быть или будете искать другого человека?

 — Конечно, Кристина остаётся в нашем семейном бизнесе и продолжит представлять бренд ЭТОКРАСИВО. Я не исключаю, что в дальнейшем у бренда может появиться и другое лицо. Но это будет зависеть от маркетинговой политики бренда и желания Кристины. Наши личные взаимоотношения никак не отразятся на работе. В целом мне не хочется выставлять эту ситуацию только с одной стороны. Ведь помогать бывшей супруге — это естественная история для любого адекватного мужчины. Поэтому я просто искренне желаю, чтобы у Кристины всё было хорошо.

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)