Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен
Раздел Общество
30 марта 2015, 10:00

Быть Charlie: почему Россия стала Европой после «Тангейзера» и «телочек»?

Быть Charlie: почему Россия стала Европой после «Тангейзера» и «телочек»?
Фото: interpolit.ru
Пока в Новосибирске разбирались с несчастным «Тангейзером» – постановкой местного академического театра оперы и балета по мотивам оперы Вагнера, – тема «униженных и оскорблённых» стала актуальной для всей страны. То там, то здесь возникают свои очаги «оскорблённости». Причём эти «там» и «здесь» находятся по разные стороны идеологических баррикад.

Конечно, требовать логики от защитников «духовных скреп» не приходится. О каком восприятии современного прочтения оперы Вагнера можно говорить с «православными» людьми, которые оправдывали парижские убийства обидой за карикатуры (см. шестую заповедь). О каких скрепах всерьёз можно рассуждать, когда их ярые защитники накануне Прощёного воскресенья выходили на марш под лозунгом «Не забудем! Не простим!». А ведь наверняка потом те же «антимайдановцы» шли в церковь, целовались в дёсны и рапортовали, как завещано: «Бог простит». Или вообще

читали.

К слову, обитатели блогосферы активно отзываются на подобные акции или суды над художниками, которые «не так видят». По мнению этого «вирусного редактора» - общей массы блогеров, сетевых авторов и журналистов, ведущих твиттер, – всё это свидетельствует об «откате» России в средневековье. Но, разумеется, это тот случай, когда «пятая колонна» не права: увеличение числа униженных и оскорблённых, идущих в районные суды, свидетельствует не о регрессе, а о развитии нашего общества, его интеграции с западными ценностями. Ведь наши нынешние истории о «Тангейзере» и Ко – не более чем отечественная интерпретация страшилок, которые ходили по России в 90-е об ушлых американских юристах. В конце концов, не зря самые оскорбляющиеся российские депутаты – Милонов, Мизулина, Яровая – юристы по образованию.

Впрочем, «оскорбление чувств» - это не только про православных граждан. Сразу несколько скандалов подобного порядка разгорелось недавно и в среде носителей либеральных ценностей. Оказалось, что быть носителем этих самых либеральных ценностей, ставящих мнение каждого конкретного индивида превыше абстрактного общественного мнения, проще, чем самому ежедневно следовать этим принципам.

Так, например, неоднозначную реакцию вызвала серия рекламных роликов «Детского мира», в которых дети играли в следователей и предлагали родителям «отвести детей на Лубянку»: рекламщики креативно подошли к КГБ-шному бренду и «прикрутили» его к вновь открывшемуся магазину на Лубянской площади Москвы. Реакция в сети была настолько неоднозначной, что «Детский мир» удалил ролики: всё-таки это как памятник Сталину – он, конечно, «эффективный менеджер», но 45 тысяч репрессированных лично по приказу «отца народов» жалко. Однако же – ролик «пошёл в народ», несмотря на негативные исторические коннотации. И чем шутка рекламщиков в данном случае отличается от карикатур Charlie Hebdo?

Ещё большее обсуждение – особенно в журналистской среде – разгорелось из-за твита издания «Медуза», которым анонсировался «объясняющий» материал «Как не быть сексистом в России?». В 140 символах в твиттере шутливо было написано: «Как не обидеть тёлочку?» Феминистка Белла Раппопорт разразилась колонкой в 11 тысяч знаков, в котором представила развёрнутую версию истории сексизма в России, обидевшись на слово «тёлочка». Нужно сказать, что большая часть обителей сети феминистку не поддержала – а некоторые особо яркие представительницы женского движения за равноправие полов даже призвали окружающих называть их «тёлочками» и заявили, что не будут обижаться на это. И чем твит «Медузы» отличается от карикатур Charlie Hebdo?

Написать на футболке Je suis Charlie – это одно. Быть Charlie – это другое. И ждать арабских террористов для этого совсем не обязательно.

В роли редакции пострадавшего французского журнала могут оказаться и редакторы мужского журнала MAXIM. Им уже доставалось за 12 лет существования журнала в России – и за голых женщин, и за политическую позицию, и за фотографию окровавленного лося из Финляндии. Но в этом месяце подключилась тяжёлая артиллерия: писатель-патриот Захар Прилепин обнаружил в журнале MAXIM фотографию советских девушек-снайперш времён Великой Отечественной войны, которая соседствовала с фото Адольфа Шикльгрубера (Гитлера) в детстве и изображением исцарапанной стены из концлагерного газенвагена. По словам Прилепина, его оскорбило такое соседство, и он призвал своих читателей в фейсбуке вооружиться табуретками и наказать «пошляков». К Прилепину присоединилось такое количество комментаторов в сети, что, пожалуй, опасаться за свои жизнь и здоровье нужно не только редакции MAXIM, но обитателям всего офисного центра на Шаболовке, где расположены редакции издательства «Хёрст Шкулёв Медиа».

Однако главный редактор журнала Александр Маленков однозначно заявил: художник не может приносить извинения за те образы, которые возникают в головах у зрителей. О чём бы речь ни шла: об опере Вагнера, о «тёлочках» или подвалах Лубянки.

К статье о конфликте Прилепина и MAXIM в «Комсомолке» читатели оставили около семи страниц комментариев, большая часть из которых призывает убить, казнить, закрыть, выслать журналистов из страны, ибо журналисты оскорбили честь страны, честь их предков и их личные патриотические взгляды. Одна радость – всем этим комментаторам пока еще нужно оправдание для призывов к убийству других людей: мол, «оскорбили наши чувства».

Плохо будет, когда им уже и оправдания не нужно будет придумывать.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
Vitaly Maltsev 30 марта 2015 | 13:07
меня вот оскорбляет тупость людей, которые оскорбляются такими вещами
Асель Калиева 30 марта 2015 | 15:50
Автору 5+, очень понравился стиль изложения мысли!
Показать все комментарии (еще 1)

Смотрите также