Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

Раздел Общество
26 апреля 2016, 15:30

От радиации лес порыжел на глазах: воспоминания и фото омичей-ликвидаторов Чернобыльской катастрофы

От радиации лес порыжел на глазах: воспоминания и фото омичей-ликвидаторов Чернобыльской катастрофы
Фото: Никита Кудрявцев
26 апреля 2016 года исполнилось ровно 30 лет со дня, когда произошла одна из самых масштабных катастроф в истории — авария на Чернобыльской АЭС. Ликвидировать ее последствия из Омска отправились около полутора тысяч человек. Почти все они попали в полки химической защиты на границе 30-километровой зоны. Сейчас из них осталось немногим больше шестисот.

Председателю омской региональной общественной организации «Союз Чернобыль» Сергею Михайловичу Андрееву тогда был 31 год. Его призвали по повестке.

— Я работал заведующим лабораторией в Политехническом институте. Мне дали три дня на сборы — и на самолет. Единственное, все проходили медкомиссию. И тех, у кого были проблемы, не брали. Ни о какой опасности нас, конечно, не предупреждали, но мы все люди грамотные. Минимум среднее образование у всех было, понимали, если с такими болячками, как желудок не берут, значит, на них может отразиться. Полетели до Белой Церкви. А там уже перераспределили в часть, которая находилась в 30-километровой зоне, — вспоминает он.

Главной задачей, которую в мае 1986 года должна была выполнить войсковая часть 4137, куда попали омичи, была очистка крыш и ликвидация «рыжего леса». Эпитет «золотой» подошел бы даже больше, считает Сергей Михайлович, — деревья возле белорусской деревни Черемушки через несколько часов после взрыва на АЭС стали удивительного цвета. Те, кто увидел это своими глазами, не могут забыть до сих пор.

— Деревья были похожи на грибы — лисички, с ярко-золотым отливом. И лес стоял с такими золотыми пятнами… Из-за ветров радиационное облако оседало пятнами на деревья. Они фонили — излучали радиацию — сами по себе, — рассказал Сергей Михайлович. — Их нужно было удалять и вывозить. Сжигать нельзя — тогда все равно радиация осталось бы на месте.

В результате аварии 150 тысяч квадратных километров территории Украины, Белоруси и России оказались зараженными. Всего в ликвидации последствий аварии участвовали более 600 тысяч человек, но людей все равно не хватало. Отряды приходилось перебрасывать с места на место:

— Ликвидация осуществлялась по всем направлениям. Вот, например, могильники. Когда из зоны выходила зараженная техника, даже правительственные машины, красавцы ЗИЛы, даже их не выпускали. Делался котлован, и там их захоранивали. С ящиками водки, с едой закапывали — все оставалось там. Большую технику затягивали колючей проволокой, чтобы жители ближайших деревень не забрали.

Что означает непонятное тогда для многих слово «радиация» и как скажутся ее последствия на здоровье, люди тогда просто не представляли. Даже комплектами защиты первое время многие пренебрегали. Председатель организации «Союз Чернобыль» спустя 30 лет с улыбкой вспоминает свой первый инструктаж:

— Инструктаж был примерно как в фильме «Джентльмены удачи»: туда не ходи, ты сюда ходи, а то снег в башка попадет, совсем плохо станет. Говорили только, чтобы грибы не собирали, не ели там ничего. Уровень радиации мы сами определяли по приборам .Они показывали, на каком объекте можно было работать секунду, а где целый час.

Так, время нахождения в «зоне отчуждения» для ликвидаторов зависело от дозы облучения.

— Были свои нормы радиационной безопасности, как в военное время. Свою дозу я набрал с 18 мая по 1 июня, — поделился Сергей Михайлович. — Потом мы все вернулись к своей работе. Какие будут последствия для здоровья, люди не понимали. Даже официально кадровых офицеров начали награждать только с 1988 года, а тех, кто призывался из запаса, значительно позже. Думаю, до сих пор не все представляют, что такое Чернобыль.

Текст: Дарья Федосеева | Фото: ОРООИ «Союз Чернобыль»
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также