Омская школа авиации осталась без аэродрома и самолетов

5 марта 2018, 10:25

Омская школа авиации осталась без аэродрома и самолетов
Фото: omsk.kartasporta.ru
А когда-то это был один из ведущих центров парашютного спорта страны, выпускники которого становились мировыми рекордсменами и чемпионами.

Внушительная четырехэтажка с высокими потолками и сейчас хорошо видна на фоне старых деревянных домиков поселка Большая Островская (напротив «Птичьей гавани»). Но вот отыскать здесь аэроклуб среди многочисленных кафе, магазинов и даже ночного клуба непросто. На первом этаже постройки советских времен, где ремонта не было уже лет 20, темно и тихо. Люди здесь появляются редко — вечерами по вторникам, строго по расписанию. Как правило, это 2–3 инструктора и 5–10 новичков, мечтающих потрогать небо руками.

Трудно поверить, что не так давно здесь бурлила жизнь. В светлых просторных классах шли занятия — моделистов, будущих летчиков, планеристов и парашютистов. А новички стояли в очередях на улице даже ночами, чтобы первыми записаться в клуб на занятия.

История омского аэроклуба началась в 1928 году. Тогда в городе создали первый планерный спортивный кружок, потом открылась летная школа, а через 5 лет и сам аэроклуб. В 1930-х годах в поселке Марьяновка построили взлетно-посадочную полосу, где курсанты могли на практике применять полученные знания.

В 1942–1943 годах аэроклуб готовил летчиков для фронта. Десять из них стали Героями Советского Союза. После войны он был одним из ведущих центров парашютного спорта страны. Его воспитанница Валентина Селиверстова неоднократно становилась чемпионкой мира и стала второй женщиной на планете, которая совершила более 1000 прыжков. Она установила 50 мировых рекордов.

После развала Советского Союза аэроклуб продолжал жить скорее по инерции. Сейчас здесь осталось всего несколько человек, которые помнят то время. Один из них — Сергей Лушников, «сын эскадрильи». Все свое детство он провел на аэродроме, поскольку его папа и мама почти здесь жили. Отец был инструктором-парашютистом. Мама — спортсменка-парашютистка. Сейчас Сергей сам работает инструктором парашютно-десантной подготовки. Он видел, как умирал клуб, но сделать тогда ничего не мог.

Сергей Лушников, инструктор парашютно-десантной подготовки:

— В 1992 году у нас было шестьдесят Л-29, три Ан-2 и десять Як-52. Самолеты к нам пригоняли из Томска и других городов, ведь клубы тогда по всей стране расформировывались. Весь год мы летали на бензине, оставшемся с советских времен, а в следующем он уже кончился. Техника постепенно пришла в негодность, так как обслуживать и ремонтировать ее было не на что.

С 1992 году начали меняться директора. Когда в 2003 году летный клуб возглавил Евгений Слободян, он уже был в плачевном состоянии. Государство, по сути, бросило клуб в суровых условиях зарождавшейся рыночной экономики — выживайте как хотите.

Александр Левочкин, директор Омского аэроклуба:

— Все старожилы-инструктора ушли. Людям нужно было кормить семьи, а их тогда обманули и ничего не заплатили за работу. Так получилось, что они обучили несколько групп парашютистов за бесплатно. До сих денег никто не отдал. Вся материальная база вскоре тоже куда-то ушла. Когда-то Марьяновский аэродром — а это 606 гектаров земли — находился у нас в бессрочной бесплатной аренде. Это была государственная земля, которую отдали в пользование ДОСААФ, то есть нам, так как мы находимся в этой организации. Но потом была реализована какая-то хитрая схема, по которой эта земля перешла в частные руки. Суды идут до сих пор. А мы в итоге остались без аэродрома и самолетов. Все распродано. Сам Евгений Слободян перебрался в Америку. Как он там живет, я не знаю. Писем он не пишет.

Что это было — неумелое руководство клубом или распродажа государственного имущества в целях личного обогащения — на этот вопрос ответит прокуратура.

В 2015 году Кировский суд признал летную организацию банкротом, и она перестала существовать. Но уже в 2016-м по указанию департамента авиации Москвы совместно с региональным отделением официально образовался новый аэроклуб. Сегодня у него на балансе 17 парашютов, переданные главным столичным отделением. Сейчас ДОСААФ выделило аэроклубу первый этаж в здании технической школы, за который они платят только коммуналку. Больше никакой материальной базы у аэроклуба нет: ни аэродрома, ни одного самолета.

Летать и прыгать спортсмены и все желающие могут только благодаря омским бизнесменам, которые сами влюблены в небо.

Сегодня вся малая авиация в Омске в частных руках. Есть четыре аэродрома: Марьяновка, Камышино, Калачево и полгода назад начал строиться в Поповке Азовского района. На них летают только частные самолеты, у каждого воздушного судна свой хозяин. Парашютисты аэроклуба ДОСААФ теперь прыгают в Камышино. Владелец аэродрома помогает им, предоставляя самолеты и домики. Хотя ему самому непросто содержать посадочную площадку.

Максим Иванищев, руководитель полетов посадочной площадки «Камышино»:

— Мы существуем пятый год. Выкупили землю, поставили домики, баню. Хотя когда-то здесь были только туалет да взлетно-посадочная полоса. В итоге каждый, кто болеет небом и может позволить себе самолет, приходит к нам и обслуживает технику за свои деньги. Получается, аэродром содержат сами пилоты. Таких у нас 10 человек. Все помогают, как могут: кто денег дает, кто дров завезет, кто собаку покормит. Авиация — это недешевое удовольствие. Содержать самолет дорого, ремонтировать тоже.

О самоокупаемости экстремальных видов спорта, и уж тем более коммерческой выгоде, все говорят весьма скептически. Первый прыжок в клубе стоит 4 000 рублей, второй и последующие — 3 500. Зимой группа из 20 человек набирается раз в месяц. Собранных денег едва хватает на то, чтобы заправить самолет и отдать проценты за купленные парашюты московскому департаменту. Ни о какой прибыли речи не идет. У всех инструкторов есть основная работа, потому что в аэроклубе зарплата чисто символическая. А сюда они приходят только потому, что жить без неба не могут.

О новых спортивных рекордах омских спортсменов тоже пока не может быть речи, ведь занятия они оплачивают сами. А чтобы чего-то добиться, требуется не меньше 1 000 прыжков. Понятно, что у людей просто нет таких денег. В итоге вместо авиации молодежь занимается модным, но опасным сейчас руфингом — лезет без страховки на высокие здания и трубы заводов. Притом что парашютный и авиаспорт не входят даже в десятку наиболее травматичных видов, первые места занимает гимнастика.

Частная малая авиация сегодня бесплатно помогает МЧС при паводках и пожарах, поисках людей в лесу, доставляет больных из дальних деревень. Ближайший поисково-спасательный отряд у нас только в Новосибирске, санавиация не работает — аэродромы в городах Омской области заросли травой, постройки разрушены, как и вся великая империя, которая когда-то называлась Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту.

Фото: личные страницы vk, aerospherus.ucoz.com
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также