Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен

8 сентября 2015, 13:45

У 95-летней пенсионерки-ветерана войны внук отобрал квартиру

У 95-летней пенсионерки-ветерана войны внук отобрал квартиру
Фото: Дарья Федосеева
Пожилая женщина вынуждена ютиться по чужим углам.

Этой осенью они отметят свои юбилеи. Валентина Гавриловна — 85-й, а Елена Владимировна — 95-й. И еще один общий — скоро будет ровно пять лет с тех пор, как они живут под одной крышей.

— У нее случилась большая беда, — вспоминает приютившая подругу Валентина Провоторова. — Они с супругом подписали дарственную на квартиру единственному внуку — любили его без ума. А когда ее мужа не стало, родственник бабушку выгнал — и ветеран войны вынуждена была проситься на ночлег то к одним, то к другим.

Первое время бабушкам ужиться вместе было непросто. Разные характеры, привычки и судьбы. Валентина Гавриловна родилась под Сталинградом, окончила школу в Астрахани, а учиться в вузе поехала в Дагестан, оттуда — в аспирантуру в Казань. Там и вышла замуж. Ее супруг академик Юрий Юдичев вскоре стал известен по всей стране. Одна из его работ — собранный по осколкам скелет мамонта — гордость Омского историко-краеведческого музея.

Елена Васильева до войны жила в селе Крестики Оконешниковского района. В 1941-м, когда ей исполнилось 20, тайком от родителей села на велосипед и поехала в райцентр — записываться добровольцем в армию. Оттуда в вагоне с телятами сбежала на Дальний Восток и сразу стала командиром женского взвода.

— Мы готовились к войне с японцами. Валили тайгу, делали заставы, — вспоминает Елена Владимировна. — Еще как все меня слушались! Я их так воспитывала: веду на обед: «Запевай!» Молчат. Говорю: «На месте шагом марш!» И будут топтаться, пока не запоют. А потом сама подхвачу — голос у меня тогда был сильный.

После Великой Отечественной Васильева вернулась домой, вышла замуж и 21 год отработала фельдшером. А потом стала петь в церковном хоре. Голос, привычный к строевым песням, звонко зазвучал и под сводами храма. Здесь она и познакомилась со своей «младшей» подругой.

Баба Валя — женщина общительная, всю жизнь мечтала о большой семье. Но детей у них с мужем не было. Оставшись совсем одна, пенсионерка загрустила — вот и решила приютить бабу Лену.

— Я ее и не хотела к себе сначала брать, потому что она командирша. Боялась, что и дома свои порядки устанавливать начнет, — объясняет Валентина Гавриловна. — А потом мне нужно было на две недели уехать, вот и пустила к себе, только сказала: вещей много не приноси!

Свое главное богатство — подвенечное платье и несколько платков — ветеран войны перевезла в одном чемодане. Книги и иконы отдала на хранение знакомым.

— Я могла бы отменить дарственную за такое поведение внука. Но никогда этого не сделаю. Все ему простила и до сих пор помогаю, — нехотя вспоминает эту историю фронтовик. — У меня остался только гараж, я его продала и пожертвовала деньги на строительство богадельни около Крутой горки. Хочу поступить туда. От Вали бы ни за что не ушла, да обе мы очень старенькие стали — тяжело ей за мной ухаживать.

Для своей новой комнаты 94-летняя пенсионерка деловито выбирает обои, линолеум уже подарил один из прихожан. Осталось только установить раковину — и можно переезжать. Младший лейтенант и командир взвода всерьез задумывается, чтобы вскоре принять и монашеский постриг. И в 95 лет начать новую жизнь.

Игорь Пушкарь, юрист, правозащитник:

— Оспорить дарственную очень сложно. Если пенсионерка хочет проживать в квартире, она имеет право. Но при снятии ее с регистрационного учета на это нужно разрешение внука. Если бабушка хочет вернуть себе собственность и отменить договор дарения, должны возникнуть действительно серьезные обстоятельства, чтобы выиграть дело.

Дарья Федосеева

Текст опубликован в газете «Ва-банкЪ» №36 от 7 сентября 2015 года

Фото: Дарья Федосеева, архив Om1.ru
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также