om1.ru
Теории заговора и вопли протеста: российский автор детективов рассказала о жизни во Франции в пандемию Кричат: «Президент нам не указ!», впадают в депрессию, не верят в коронавирус и настроены на бунт. Так описывает ситуацию во Франции во время пандемии COVID-19 известная российская писательница-эмигрантка Татьяна Гармаш-Роффе. Корреспондент портала Om1.ru выяснил, как французы переживают ограничения и как в этой стране выживают мигранты.

Теории заговора и вопли протеста: российский автор детективов рассказала о жизни во Франции в пандемию

Теории заговора и вопли протеста: российский автор детективов рассказала о жизни во Франции в пандемию
Фото: предоставлено Татьяной Гармаш-Роффе
Кричат: «Президент нам не указ!», впадают в депрессию, не верят в коронавирус и настроены на бунт. Так описывает ситуацию во Франции во время пандемии COVID-19 известная российская писательница-эмигрантка Татьяна Гармаш-Роффе. Корреспондент портала Om1.ru выяснил, как французы переживают ограничения и как в этой стране выживают мигранты.

Детектив — результат тяжёлой работы

Успешных русских авторов, постоянно проживающих за границей, на книжном рынке России немного, их можно перечесть по пальцам. Существует мнение, что издатели «русских иностранцев» не любят, дескать, выпадают они из российских реалий. Сама Гармаш-Роффе так не считает. Она часто приезжает из Парижа на родину, наблюдает, общается, читает новости и скрупулёзно проверяет каждую деталь. Потому вопросов у издателей не возникает. Сама же писательница верна жанру и никаких кренов в сторону фантастики или мистики не допускает. Роман в жанре детектива, по её мнению, существует в реальности, населённой людьми, не превращающихся в чертей. И этот мир Гармаш-Роффе куда интереснее. А вот считать детективный роман низкопробным жанром писательница никому не советует.

Татьяна Гармаш-Роффе:

«Чтобы написать детектив, нужно логическое мышление. Но детектив — ещё и роман. Поэтому необходимо владеть словом, умением создавать образы, чувствовать психологию. Это самый сложный из всех жанров, поскольку от автора требуются и писательские таланты, и железная логика. Остин Фримен в своей книге «Искусство детектива» писал: «Безупречный по исполнению детектив — результат тяжёлой работы, требующей виртуозной техники. Работа эта предполагает у того, кто за неё взялся, соединение качеств, которые редко встречаются у одного писателя. С одной стороны, детектив — произведение художественное, требующее воображения и фантазии, с другой — это интеллектуальное упражнение, требующее умения мыслить логически чётко. Если у человека такой дар есть, его можно развивать и шлифовать. А если не дано, то… Ну что ж, есть на свете и другие отличные профессии».

В своё время Татьяна Гармаш-Роффе предложила основать премию «Русского детектива», к которой, увы, после оглашения результатов возникло много вопросов и претензий. Например, получилось, что и среди номинантов, и среди судей оказалась Александра Маринина. Недоумевали и деятели кино, когда в числе победителей были весьма отдалённо подходящие к жанру работы. Итоги премии Гармаш-Роффе разочаровали.

Афтографы для поклонников творчества на презентации очередной книги. Фото предоставлено Татьяной Гармаш-Роффе.

Татьяна Гармаш-Роффе:

«Идею выдвигали и другие авторы (во всяком случае, так они говорят). Но в авторской группе ЭКСМО озвучила её именно я. И директор издательства сразу же откликнулся, мол, отлично! Я была уверена, что для разработки критериев оценки произведений пригласят и меня. Не столько как автора идеи, но как специалиста в вопросе жанра. Я веду онлайн-курс о жанре детектива для начинающих авторов. Ан нет, основы премии обсуждались где-то в недрах издательств, с журналистами и киношниками, и оказалось, что речь идёт вовсе не о детективе как жанре, а о криминальной литературе в целом. То есть боевики, иронические детективы, авантюрные и криминальные романы, триллеры и тому подобное — всё уместилось в слово «детектив». И никакие критерии для оценки произведений разработаны не были. Даже на конкурсах красоты известны минимальные критерии 90–60–90! А в таком серьёзном деле, как литературная премия, они просто необходимы. У одного автора, допустим, отличный слог, но сюжеты не особо логичны; у другого язык бедноват, зато сюжеты хорошо выстроены, а у третьего большие тиражи (то есть он принёс большие доходы издательству). И как выбирать будем? В общем, я просто отказалась выставлять свою кандидатуру на премию. Результатами голосования даже не интересовалась».

Как и большинство писателей, Гармаш-Роффе не понравилась и современная политика издателей, которые вынуждают автора самостоятельно заниматься собственным продвижением в соцсетях. Высказываний на эту тему была масса. Писатели отмечали, что на слуху оказываются весьма низкопробные, безграмотные творения, которые после оседают мёртвым грузом в магазинах. Но, увы, таковы реалии.

 

«Я не считаю, что писатель должен этим заниматься. Самопродвижение — вещь очень затратная по времени. Когда же романы писать? Все время уйдёт на самопиар, а пиарить будет нечего! Но говорят, что надо. Поскольку издатель вас почти не рекламирует, а без рекламы читатель о вас и не узнает. Тем не менее у меня нет на это ни времени, ни желания», — констатирует мастер детектива.

Коронавирус: Франция против России

По рассказу писательницы, с начала пандемии она не испытала чувства паники, поскольку в её жизни и распорядке дня мало что изменилось. Большую часть времени она продолжала проводить за компьютером: работала, читала новости, книги, статьи, смотрела фильмы, общалась с друзьями и играла в стратегии. При этом Гармаш-Роффе могла сравнить, как относятся к пандемии коронавируса во Франции и как это протекает в России. Прошлой весной писательница написала рассказ, вошедший в сборник «Детектив в маске», где детективно-любовный сюжет попал под пресс надвигающейся самоизоляции. В итоге сыщик торопится закончить расследование до карантина, а влюблённые — выяснить отношения, пока всех не закрыли по домам.

Татьяна Гармаш-Роффе:

«Подозреваю, что повсюду, и уж точно во Франции, есть те, кто в коронавирус не верит, маски носить не желает, сочиняет теории заговора. Есть люди, настроенные бунтарски (что очень типично для французов). Они кричат о личной свободе, мол, президент нам не указ, — нарушают карантин. Во Франции закрыли рестораны, дискотеки, ну так бунтари открывают рестораны и устраивают подпольные дискотеки. Им потом, конечно, влетает: штрафуют. А они вопят: не имеете права, у нас демократия! Другие смотрят на них и качают головами: Путина на вас нет, господа. Есть проблемы у молодёжи, которая особенно болезненно переносит вынужденную изоляцию: в юном возрасте жажда общения крайне высока, а дистанционное обучение контакта со сверстниками не даёт. Из-за этого у многих депрессия, правительство даже вызвалось оплатить их визиты к психологам. Во Франции, поскольку меры строже, чем в России, многие пострадали экономически. Закрыты не только рестораны, но и театры, спортивные комплексы, музеи, концертные залы и прочие заведения, принимающие публику. Их доходы не то что упали, они исчезли. Государство как-то компенсирует убытки, но это, конечно, несопоставимо с обычными их доходами. И всё же большинство переносит временные ограничения в рамках здравого смысла: в конце концов, не война же».

Татьяна признаётся: от политики обоих государств она шарахается, как чёрт от ладана, совершенно ею не интересуется, поскольку хорошо видит, как лгут политиканы с обеих сторон. По её мнению, политика — это демагогия, подтасовка и искажение фактов, попытка промыть мозги стаду, так что предоставлять свой мозг для промывки писательница не собирается.

При этом Татьяна Гармаш-Роффе весьма чутко относится к правилам, по которым живут европейцы, и считает, что даже если ты являешься представителем той или иной диаспоры, наводить свои порядки в чужом доме нельзя, как и заигрываться с толерантностью к «понаехавшим», не желающим правил проживания в Европе соблюдать.

С поклонниками творчества. Фото предоставлено Татьяной Гармаш-Роффе.

Татьяна Гармаш-Роффе:

«Во Франции множество диаспор: китайцы, поляки, португальцы и прочие. Все эти люди работают и платят налоги, как остальные граждане Франции. Мигранты тоже разные, не все живут на халяву. Но множество таких, которые не уважают страну, давшую им кров и пищу. Мало того что они сидят на шее у государства (налогоплательщиков), — они ещё устраивают погромы и теракты. Так что у меня не чувство дискомфорта, а глубочайшего возмущения».

Санкционная политика Европы на саму писательницу не повлияла, точнее, французы не стали относиться к эмигрантке хуже, а вот отношение к России во Франции изменилось в плохую сторону, что Гармаш-Роффе невероятно огорчает. Писательнице хочется, чтобы французы хорошо отзывались о её родине.

Подписывайтесь на нас в Instagram

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)