om1.ru
При чём тут буферные пруды? версии омских блогеров об этилмеркаптановом кризисе История этилмеркаптанового кризиса в Омске насчитывает три месяца разбирательств, десятки проверок предприятий, сотни публикаций СМИ, несколько версий разной вразумительности и судебный иск — не имеющий прямого отношения к запахам в городе. Виновник «химической атаки» до сих пор не назван.

При чём тут буферные пруды? версии омских блогеров об этилмеркаптановом кризисе

9 июня 2017, 11:00

При чём тут буферные пруды? версии омских блогеров об этилмеркаптановом кризисе
Фото: Mport.ua
История этилмеркаптанового кризиса в Омске насчитывает три месяца разбирательств, десятки проверок предприятий, сотни публикаций СМИ, несколько версий разной вразумительности и судебный иск — не имеющий прямого отношения к запахам в городе. Виновник «химической атаки» до сих пор не назван.

Более того, эксперты сомневаются в самом указанном ведомствами веществе — был ли это этилмеркаптан или расследование пустили по ложному следу. С некоторой определенностью удалось установить только локацию выбросов в северной промзоне, в районе буферных прудов Омского НПЗ, и то, что пруды с этим никак не связаны.

Напомним краткую хронологию. С 8 марта жители стали жаловаться на неприятный запах, который ощущался по всему городу. И.о. руководителя омского Росприроднадзора Сергей Еремин заявил, что источником является этилмеркаптан, Следственный комитет возбудил уголовное дело о превышении допустимой концентрации этого одоранта в 400 раз. Начались первые проверки, не давшие результатов. Затем Еремин последовательно назвал три версии: 1) виновником может быть ГРС №5, 2) выбросы произошли на заброшенном предприятии, куда затруднен вход надзорных органов, 3) источник находится на буферных прудах. Последнее сообщение практически сразу опроверг и институт переработки углеводородов СО РАН, и Ростехназдор, однако Росприроднадзор оставил эту версию в качестве основной, правда, обвинив не ОНПЗ, а его подрядчика — нижегородский институт прикладных технологий. Следком ограничился комментарием, что это не официальная позиция следствия, а мнение надзорного органа.

Эксперты призывали искать потребителей и покупателей этилмеркаптана в Омске, а расследование шло по пути проверок зарегистрированных источников, причем для некоторых предприятий делались приятные исключения — так, «Омскгоргаз» проверил себя сам, и этого госорганам оказалось достаточно. Тем временем у Росприроднадзора появились сомнения в правильности показаний приборов о 400-кратном превышении ПДК этилмеркаптана, но в Советский райсуд все же был подан иск с просьбой приостановить работы на буферных прудах, хотя предмет требований не был связан с запахами в городе. В начале мая Следком сообщил, что расследование уголовного дела продлено, поскольку проверки проводятся на 50 предприятиях. Буквально вчера, 7 июня, стало известно, что Еремина не утвердили на должности руководителя Росприроднадзора, место, которое он занимал в качестве и.о., перешло к Виталию Нетребко.

При этом за три месяца интерес горожан к этой поначалу резонансной теме стал стихать, а тупиковая история с расследованием — восприниматься почти как должное. Но все-таки общественность продолжает ждать ответа. В конце прошлой недели прошел круглый стол, на котором собрались известные омские эксперты и блогеры, с самого начала отслеживавшие «газовый вопрос» в Омске. Общественники попытались разобраться во всех хитросплетениях, отфильтровать лишние версии и понять, как действовать дальше, чтобы быть услышанными властью.

Если коротко, эксперты всерьез рассматривают три версии об источнике газовой атаки. Эколог, профессор ОмГУПС Сергей Костарев считает, что есть вероятность выбросов никому не известного технологического процесса, либо незарегистрированного, либо с еще не отработанной системой контроля. Также, по его мнению, могли иметь место регулярные выбросы при перевозке больших объемов этилмеркаптана (который омские компании закупают в Оренбурге).

Блогер Виктор Корб, автор «народной карты», где по направлению ветра и отмеченным омичами точкам прослеживаются траектории ваыбросов, высказал гипотезу «полуестественного» распространения этилмеркаптана, который складировали в качестве отходов недалеко от буферных прудов.

 
 
 
 
Рядом с буферными прудами есть полигоны промотходов ПАО «Синтетический каучук», которые никто не проверял. «Титан» все запросы проигнорировал, блогеров на территорию не пустил. Это не значит, что они виноваты, но такое поведение настораживает. Версия заключается в том, что там складируются остатки, и зимой это летучее вещество может находиться, грубо говоря, в более густом состоянии, накрываться слоями снега. А когда потом возгоняется, формируются плотные облака. Они лежат в низинке и ждут определенных климатических условий. Ветер их сгоняет, и они стекают по естественным низменностям вдоль Иртыша. Постепенно ветром их разносит по городу, облако приподнимается, при ночных температурах осаживается, а утром возникает уже вторичный запах — от испарений с поверхности.
Виктор Корб, блогер

В пользу этой версии говорит и то, что при производстве каучука используется этилмеркаптан, и время, когда произошли его выбросы: из твердого в жидкое состояние он переходит при температуре около нуля, то есть начало марта — самые благоприятные условия.

Мнение о множественном источнике выбросов, как и конспирологические теории о диверсиях и заговорах элит блогеры серьезно рассматривать не стали. Также не возникло больших сомнений, что дело касается именно этилмеркаптана, а не другого вещества, хотя результаты замеров официально нигде не зарегистрированы.

 
 
 
 
Органы ссылаются, как я понимаю, на три замера. Первый и второй были проведены лабораторией Гидромета в районе улицы Энтузиастов, назывались цифры в 400 с лишним превышения ПДК. Мы верим на слово, официально это никак не зафиксировано. Чем пахнет? Надо быть большим специалистом, чтобы отличить запах одного меркаптана от другого. Все пахнут противно, и человек реагирует одинаково. Первая версия, которую выдвинули — это этилмеркаптан, вещество второго класса опасности. Чем на самом деле пахло, никто не знает. Ясно только, что пахло сернистыми соединениями, серой.
Сергей Костарев, эколог

Второй насущный вопрос: почему до сих пор не назван виновник и чем все это время занимались контролирующие органы. Эксперты уже не верят в официальное расследование, хотя видят в этой тупиковой ситуации не злой умысел, а реалии существующей системы контроля.

— Официально система, мягко говоря, не очень настроена на быстрое установление виновника. По одному обращению не реагируют, выезжают, когда уже весь город гудит, с единственной машинкой по месту сигнала, а газ распространяется со скоростью ветра. Они приезжают через три часа и начинают измерять, — считает Корб.

— Механизмы поиска источников в книжках есть, но, чтобы их использовать, нужно очень серьезное аппаратное и методологическое обеспечение. Приборы, которые позволяют найти это вещество, в Омске есть в большом количестве — в полиции, наркоконтроле, на таможне. Но почему-то в течение четырех месяцев никто ничего не делает. Любой руководитель, который хотел бы найти источник, первым делом, несмотря на затраты, установил бы в ожидаемом месте постоянный контроль хотя бы по ряду веществ и наблюдал бы. А мы сейчас наблюдаем только носом, — заявляет Костарев.

 
 
 
 
Есть позиция Росприроднадзора и нашего минприроды, что за последние 5–7 лет Омск из зоны «экологической катастрофы» по показателям перешел чуть ли не в самые чистые города России. Непонятно, почему сюда еще отдыхать не едут. Но нужно понимать, что цифры не имеют никакого отношения к реальности. У нас не потому мало загрязнения, что его мало, а потому, что его никто не измеряет. Приборы установлены так, что они измеряют воздух в местах, заранее чистых — это требование ГОСТа. Парадокс: вам надо найти источник загрязнения, а прибор ставят там, где чисто. Искать под фонарем всегда удобнее.
Сергей Костарев

Блогер Игорь Федоров говорит о неэффективности работы госорганов, называя чудовищной ситуацию с иском к НПЗ вместо объективного расследования. По его словам, в Омске не были названы покупатели этилмеркаптана, хотя из Оренбурга поступила информация о семи омских производствах, где он используется. Данные передали в Росприроднадзор — пока без последствий.

— Росприроднадзор вцепился в эти буферные пруды, на мой взгляд, просто потому что больше вцепиться было не во что. Забыли про заброшенные предприятия, хотя не было слышно о проверках того же завода пластмасс или завода каучука, — отметил Федоров.

 
 
 
 
Ситауция с омским Росприроднадзором уже выходит за грани разумного. В суде идет разбирательство между ним и ОНПЗ как раз по поводу буферных прудов. Многие почему-то пытаются связывать это с этилмеркаптаном, хотя и сам Росприроднадзор, и НПЗ показывают, что эти процессы никак не связаны, просто во время внеплановой проверки их представили как незарегистрированный источник. Как обычно: если есть проверка, любой контролирующий орган обязан что-то найти. Соответственно, они пытаются сделать так, чтобы этот источник официально зарегистрировали, подвели под него предельно допустимые выбросы. А нефтезавод говорит, это никакой не источник, это пруды, которые по предписанию Ростехнадзора рекультивирован, чтобы проверить, насколько это гидросооружение пригодно для дальнейшего использования.
Виктор Корб

Третий вопрос: что делать горожанам в этой ситуации. Здесь разброс мнений не велик: на фоне бездействия властей блогеры призывают к активности омичей.

— Горожанам остается вариант возмущаться, я сам поддерживаю это. К сожалению, система государственного контроля построена так, что Росприроднадзор, Роспотребнадзор и т.д., поделив между собой сферы, теперь спокойно могут перекидывать ответственность, и никто их за руку не поймает,  — говорит Костарев.

Блогер Владимир Кунгурцев считает, что необходима общественная неполитическая организация, с которой придется считаться местным властям.

 
 
 
 
Кто виноват? Мы сами. Дело в том, что общество атомизировалось, и мы все по-отдельности — атомы. Вот атом позвонил: где-то вырубают деревья, где-то дышать нечем — никакой реакции. До тех пор, пока не будет общественной горожанской организации — условно «ОГО», — мы ничего не добьемся. А если будет зарегистрированная организация, у нее печать, она сможет делать запросы, на это уже формально надо будет отвечать и прокуратуре, и всем надзорам, и МЧС. Весь механизм завертится по-другому.
Владимир Кунгурцев

Как вариант блогер предлагает использовать тактику гражданского ультиматума властям перед выборами.

— Нужно было концентрированным усилием заставить власть сразу действовать, объединив два митинга (а это не удалось), но город продемонстрировал тут свою слабость, мы сами этого достойны. Опасность не в диверсантах и злоумышленниках, мы сами с этим количеством опасных веществ в воздухе сидим в условиях отсутствия адекватного контроля, быстрого включения СМИ, блогеров и гражданских активистов, — поддерживает его Корб.

Кроме этого, блогеры говорят о необходимости увеличить число первичных постов, которые будут фиксировать выбросы.

— Даже если мы предположим источник, никакая прокуратура это не подтвердит. Только если будет новый выброс, и мы будем в этот момент к нему готовы, тогда можно будет наказать виновника, — заявляет Костарев.

Пока ясно только одно: экологическое бедствие не получило ни должного внимания со стороны государственных органов, ни консолидированной реакции общества. И вопрос о том, будет ли в этой истории поставлена точка, в немалой степени теперь зависит от жителей города.

Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)