Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Согласен
Раздел Политика
11 августа 2015, 16:00

Маленькие трагедии Олега Денисенко: омская пьеса в трех действиях

Маленькие трагедии Олега Денисенко: омская пьеса в трех действиях
Фото: Om1.ru
После окончания трехдневного судебного разбирательства так к месту всплывают в памяти слова классика: весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. Особенно если вспомнить, что на театрально-процессуальных подмостках оказались политические деятели разных уровней. Итак, областной суд не дал депутату от Госдумы и выдвиженцу от КПРФ вернуться в предвыборную гонку. Подобные сценарии за недолгое время существования муниципального фильтра наблюдаются в нашей стране не впервые, но Омск можно смело поздравить с премьерой.

Действие первое. Исключить из партии нельзя помиловать

Оппоненты высказались. Защита Денисенко объявила, что подпись депутата-коммуниста из Крутинского района, та самая, двойная и единственно нужная, была отдана за врио губернатора и выдвиженца от «Единой России» Виктора Назарова под давлением и с ошибочным убеждением, что подписываться можно без количественных ограничений. Об этом свидетельствует заявление того самого депутата, Нины Лушовой, от 2 августа, волшебным образом полученное из Крыма, где она волею неясных судеб оказалась на отдыхе, и представленное Олегом Денисенко.

Лушова Н.И. (2 августа, Крым): «Председатель крутинского райсовета Афанасьев принуждал подписать лист. Меня долго уговаривал Афанасьев подписать. Это было долго и настойчиво, я говорила, что состою в партии 42 года и не буду отдавать подпись за кандидата от «Единой России». Я просто устала от давления, вопрос про отказ от финансирования для Крутинки сломил мою волю, и я подписала лист. Было стыдно, что подписала за единоросса. Когда узнала, что моя подпись влияет на участие Денисенко, тогда я решила больше не молчать» (заявление, озвученное в Омском областном суде 6 августа, цитата «СуперОмск»).

Правда, было и второе заявление, написанное ранее, 1 августа, и в нем идет речь, что не было прямого принуждения.

Лушова Н.И. (1 августа, с. Песчаное, Омская область): «… Я являюсь депутатом районного совета в Омской области Крутинском районе рп Крутинка. В начале июля 2015 года ко мне домой приехал председатель районного совета Крутинского муниципального образования гр. Афанасьев В.П. и попросил расписаться в документе, который я не прочла. Со стороны Афанасьева В.П. никаких угроз, указаний, требований, уговоров, просьб, ограничений в исполнении обязанностей по занимаемой должности не поступали, а со стороны гр. Афанасьева В.П. поступало психологическое давление, или психологические приемы, для того чтобы я поставила свою подпись в поддержку кандидата в губернаторы Омской области…».

Избирком в лице председателя Алексея Нестеренко, в свою очередь, пояснил, что действовал в рамках закона. Устанавливать факт принуждения или его отсутствия — не в компетенции его ведомства, здесь просто считают подписи, проверяют их достоверность, контролируют соблюдение процесса прохождения кандидата через систему муниципального фильтра и всех остальных законом прописанных правил. Подпись за Назарова поставлена 20 июня, за Денисенко — 24 июня, поэтому не может быть засчитана в пользу последнего. Все остальные вопросы должны решать другие инстанции — прокуратура, МВД.

Также на заседании Омского областного суда 6 августа случилось явление из разряда «шок-молния-сенсация-скандал». Защита Избиркома объявила об исключении Лушовой из КПРФ, тем самым непрозрачно намекая, что давление могло быть с другой стороны. Информация о недовольстве партии появилась на сайте газеты «Красный путь»: «В любом случае — под давлением ли, под принуждением — это никого не красит и не оправдывает. Лушова исключена из рядов КПРФ. Но мы обязаны выразить и решительное осуждение по поводу нездоровой обстановки, в коей развернулась избирательная кампания». Но тут же партийная верхушка омского обкома начала опровергать информацию.

Заседание закончилось решением допросить других свидетелей и устроить видеоконференцию с Лушовой в понедельник 10 августа.

Действие второе. И скучно, и грустно, и некому руку подать

7 августа ничего примечательного не произошло. Пожалуй, за исключением объявления того факта, что Лушова по-прежнему состоит в КПРФ — справку об этом даже приложили к делу. Еще стоит отметить, что в этот день адвокаты Денисенко пытались уличить крутинского нотариуса в нарушении правопорядка: она вышла на работу в субботу (!), чтобы засвидетельствовать подпись Лушовой, а квитанцию об оплате пошлины в размере 100 рублей получила не в момент заверения подписи, а позже.

Показательной к вопросу о незнании закона районными депутатами и гипотетическом неведении стала информация от Андриана Позднякова, первого секретаря отделения КПРФ в Крутинке. «Алехин разъяснял на партконференциях, что подпись за кандидата ставится только единожды. Это было дидактически. Еще в марте они проходили. После конференции я обзвонил всех, чтобы не забыть. Насчет нее у меня не было сомнений, — цитирует Позднякова «СуперОмск». — Меня удивил тот факт, что она мне не сказала! На партсобраниях я предупреждал их, что будет то или иное давление. Меня выбило из колеи. Постоянно задавал вопрос: «Почему?».

Действие третье. Она другому отдана и будет век ему верна

Главная интрига сохранялась до последнего часа заседания: признает ли судья Лена Ершова, что депутатская подпись была отдана в пользу Виктора Назарова под давлением и соответственно перезачтут ли ее Олегу Денисенко?

Видеоконференция с Лушовой началась только в два часа по омскому времени. К этому моменту стороны обсудили уже все, что только можно было обсудить: и ее вменяемость, и моральное состояние, и осведомленность о тонкостях законодательства, и кровно-дружеские связи всех участников слушания. В устах разных свидетелей выглядела депутат по-разному. Одни говорили, что она была спокойна и признаков подавленной воли не проявляла, по крайней мере до составления своего первого письма о принуждении. Другие говорили о волнении и переживаниях районного депутата, о проблемах со здоровьем. Интересно, что один из адвокатов госдумовца Олега Денисенко переместился в Крым и коммунистка с 42-летним стажем, временно не исключенная из КПРФ, испытала все тягости видеопереговоров с судом под его чутким руководством.

Если вкратце, то ничего особенно нового госпожа депутат не рассказала. В качестве угроз было названо некое ограничение финансирования Крутинского района из-за ее отказа, правда, с этим тоже возникла сложность, так как сделать это технически сложно, да и многие районные депутаты по просьбе врио губернатора голосовали за других кандидатов, чтобы те прошли муниципальный фильтр. Сомнительно, что Крутинка уйдет в небытие, потому что власти внезапно начнут отделять зерна от плевел и мстить районным депутатам за подписи. Помимо этого, Лушова с жалобами на давление в полицию, КПРФ и избирком не обращалась ровно до момента, пока в ее доме не объявилась команда Денисенко.

Политика, конечно, вещь тонкая. Дело у Лены Ершовой наверняка было не самое запутанное, но разбирательство в хитросплетениях судеб и влияний, в расхождении показаний и всей трехдневной лирике не кажется простой задачей. Ожидать, что решение судьи будет иным, было бы странно. Вопросы о правомерности и обоснованности скорее возникли бы в случае поддержки госдумовца. Во-первых, потому что уже есть подобная судебная практика: у наших практически соседей, в республике Алтай, в прошлом году случилась подобная ситуация — кандидату Умрату Князеву не хватило одной подписи, суд признал решение избиркома об отказе в регистрации кандидата дальше правомерным. Во-вторых, повлияли и расхождения в показаниях как свидетелей, так и самой Лушовой, в связи с чем факт принуждения не был установлен. На вынесенный вердикт могло повлиять и то, что между подписью за Назарова и временем проявления партийной совести прошло 40 дней.

Сейчас все разговоры из красного штаба, возможно, только и будут, что про легитимность выборов. В общем-то, с первого дня снятия Денисенко это слово из одиннадцати букв произносится представителями КПРФ и самим несостоявшимся кандидатом чаще, чем все остальные.

Рецензия

Однозначно определить жанр того действа, которое разворачивалось в областном суде 6, 7 и 10 августа, нельзя — такое вот оно, современное искусство. Здесь была и сильная драматическая линия — обделенный единственной, но такой нужной подписью кандидат Олег Денисенко до последнего борется с омским избиркомом. И немного комедии — глава райсовета, единоросс, подписавшийся за кандидата от «Родины», копает огород брату коммунистки Лушовой, внимание вопрос: может ли этот факт считаться давлением на районного депутата? Ну и местами все походило на фарс — одно только липовое/нелиповое исключение из КПРФ чего стоило! Не хватило истории любви, впрочем, ее может заменить трепетное, но немного запоздалое чувство принадлежности к партии, из-за которого слушание растянулось на три дня, а Денисенко и ныне там. То есть вне борьбы за кресло губернатора.

Режиссеры постановки слегка простирнули депутатское грязное белье, оставив зрителя мучиться в догадках: кто все-таки оплатил Нине Лушовой крымские каникулы? Стороны только заговорщицки поглядывают друг на друга: сама депутат от КПРФ как-то обтекаемо заявила, что это вроде как подарок от недругов-единороссов, но она трудовыми подвигами это внезапное счастье заслужила. Те в свою очередь взывают к разуму: какой смысл везти депутата на отдых, когда она пишет заявление о том, что подпись за их кандидата недействительна? Представители «красных», которые оперативнейшим образом нашли коммунистку, а потом и переместились к ней через полстраны, чтобы поддержать, заявляют, что нет, не они финансируют компенсацию нервных потерь товарища Лушовой. Глава Крутинского райсовета Василий Афанасьев также отрицает свое участие в организации досуга землячки, которая, кстати говоря, буквально подставила его — после ее заявления о давлении ему пришлось объясняться с полицией. Правда, есть в этом и свой плюс. Мы думали, что тоскливо живет село, неинтересно, ан нет — вон какие страсти кипят.

И конечно же, не стоит забывать о выходе «На бис!» — Олег Денисенко готовит нам продолжение судебной истории, но уже в Верховном суде.

Текст: Яна Ташкеева
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)

Смотрите также