Омск
Заразились
46082 +48
Выздоровели
39291 +55
Умерли
1395 +1
Россия
Заразились
4863514 +8386
Выздоровели
4480360 +8022
Умерли
112622 +376
om1.ru
Сынишка, выживший при падении крана в Омске, до сих пор не верит в гибель семьи Четырехлетний мальчик стал единственным выжившим в автомобиле, на который рухнул кран 26 октября 2015 года. Все время он был в сознании и слышал, как спасатели работают болгаркой, в то время как его родители и четырехмесячный братик уже хранили молчание.

Сынишка, выживший при падении крана в Омске, до сих пор не верит в гибель семьи

1 ноября 2016, 11:05

Сынишка, выживший при падении крана в Омске, до сих пор не верит в гибель семьи
Фото: пресс-служба ГУ МЧС России по Омской области
Четырехлетний мальчик стал единственным выжившим в автомобиле, на который рухнул кран 26 октября 2015 года. Все время он был в сознании и слышал, как спасатели работают болгаркой, в то время как его родители и четырехмесячный братик уже хранили молчание.

31 октября, спустя чуть больше года после трагедии, когда на строительной площадке ООО «Апарт-отель Маршал» по улице Маршала Жукова на проезжую часть рухнул башенный кран, придавив автомобили Toyota RAV4 и «ГАЗель-Соболь», состоялось первое судебное заседание в отношении четырех строителей. Это учредитель подрядной организации ГК «Жилстрой Джаст Фит Лайф» Виктор Полукаров, генеральный директор стройфирмы Константин Семенов, начальник строительного участка Сергей Масленкин и крановщик Федор Елькин.

Как ранее сообщал портал Om1.ru, всем четверым предъявлено обвинение в нарушении правил безопасности при ведении строительных работ, из-за чего под многотонной конструкцией погибла супружеская пара и их четырехмесячный сын, находившиеся в иномарке. Старшего ребенка, четырехлетнего мальчика, 53-летнего водителя «Соболя» и самого крановщика увезла скорая. Позже стало известно, что второй водитель тоже скончался.

На скамье подсудимых (слева направо): Елькин, Семенов, Масленкин, Полукаров.

Во время следствия и в суде все начальники отрицали вину, только машинист крана частично ее признал. Он, помимо прочего, обвиняется в повреждении чужого имущества — автомобилей. Однако родные, присутствовавшие на рассмотрении дела, не поверили в оправдания подсудимых.

Ольга Владимировна, бабушка со стороны отца:

— Надо чтобы неповадно было другим, чтобы не случалось такого ни с кем. Наши дети погибли, а ведь это не война, не стихийное бедствие, не терроризм, а просто… Это не халатность даже, я считаю, это умышленное убийство. Не наши дети, так другие бы погибли. Знали ведь, что рано или поздно кран упадет, что это будет чья-то смерть, но им плевать на все. То, что он не упал раньше, это чудо. Нужно самое высокое наказание. Никаких оправданий. Я думаю, что это не одна такая стройка. Чтобы никому не было повадно такие вещи творить.

Как рассказала мама погибшего главы семейства, не сдерживая слезы, пара с детьми стояла в пробке, возвращаясь домой своей обычной дорогой, а в результате — ребенок остался сиротой.

Светлана Николаевна, бабушка со стороны мамы:

— Бывает, держимся, бывает — нет. Всякое бывает. Только внук нас держит. У него тоже бывает всякое, сейчас ему уже пять лет исполнилось. Он уже понимает и помнит все. Как-то мы с ним смотрели новости, и когда сказали, что упал кран и погибла семья Богдановых, он сразу закричал: «Бабушка! Это же мои мама, и папа, и братик!» Я его успокоила, потом поговорили с ним на эту тему. Он сказал, что он все помнит: как он лежал, как слышал, что пилили машину. Говорит: «Я плакал, а мама с папой молчали». Представляете, перенести в четыре года ребенку такое?

Близкие погибших не пропускают судебных заседаний. 


Сейчас над оставшимся в живых ребенком совместное опекунство родителей погибших супругов. Они стараются не беспокоить малыша разговорами, никогда не спрашивают о случившемся, пока он сам не захочет поговорить.

— Самое страшное, что такие травмы были физические, но он же все помнит, все рассказывает. Мы не расспрашиваем сильно. Что сам расскажет, мы не останавливаем — пусть выговаривается, — пояснила Ольга Владимировна. — Но такое пережить… Это же часа два он был в машине и все слушал. Первое время мы с ним не могли никуда ходить, ни на утренники, никуда. На шум он сразу уши закрывал — до сих пор не может переносить сильные, резкие звуки, потому что ассоциируются с болгаркой.

Вместе с тем, как это бывает у маленьких детей, мальчик хоть и все помнит, и вроде понимает, но все равно ждет, что родители и новорожденный братик вернутся. Он все надеется придумать способ, как спустить их с небес.

 — Мы ему говорим, что они высоко, надо большую лестницу, чтобы они спустились. Для него смерть еще непонятна. Он не воспринимает, что это навсегда, что их уже не будет никогда, — рассказала Ольга Владимировна.

А ее сватья добавила:

 — Он иногда говорит: «Я придумаю как маму с папой, с братишкой с облачка достать». Один бы кто-то сказал нет, что нельзя допускать неисправную технику к работе, и ничего бы не случилось.

Сколько бы соболезнований ни принесли родственникам погибших подсудимые, те заявляют: «Мы этого никогда не забудем и не простим». Ситуацию усугубляет то, что практически все пытаются откреститься от обвинений, заверяя, что хотят найти настоящих виновных. Это касается и сотрудников ГК «Жилстрой Джаст Фит Лайф», и параллельного процесса над работником Ростехнадзора, обвиняемого в халатности и ненадлежащем исполнении своих обязанностей.

 — Тот же суд по Ростехнадзору. Там тоже виноватых нет. Точно такая история, как здесь, — с горечью поделился дедушка.

Того же мнения Ольга Владимировна:

 — Там мы тоже наслушались. Отдано все на откуп самим хозяевам. Тоже много вопросов к инспектору. Нужен контроль. Нельзя давать на откуп таким недобросовестным людям, которые только гонятся за прибылью. Больше их ничего не волнует.

Фото: Om1.ru, ГУ МЧС России по Омской области
Хочешь чаще читать новости Om1.ru? Нажми "Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей".
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)